Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

пати

"Не мешайте нам веселиться"

Евгений Шварц. «Золушка»



Мачеха Золушки шепчется с Анной и Марианной, склонившись над большой записной книжкой, очень похожей на счетную.
Лесничий дремлет возле.
А н н а. Запиши, мамочка, принц взглянул в мою сторону три раза, улыбнулся один раз, вздохнул один, итого — пять.
М а р и а н н а. А мне король сказал: «очень рад вас видеть» — один раз, «ха-ха-ха» — один раз и «проходите, проходите, здесь дует» — один раз. Итого — три раза.
Л е с н и ч и й. Зачем вам нужны все эти записи?
М а ч е х а. Ах, муженек дорогой, не мешай нам веселиться!
А н н а. Папа всегда ворчит.
М а р и а н н а. Такой бал! Девять знаков внимания со стороны высочайших особ!
М а ч е х а. Уж будьте покойны, теперь я вырву приказ о зачислении моих дочек в бархатную книгу первых красавиц двора.



МОСКВА, 20 ноя — РИА Новости.

Российский президент Владимир Путин и американский лидер Барак Обама на саммите АТЭС в Перу

Президент России Владимир Путин и действующий президент США Барак Обама коротко побеседовали на саммите АТЭС, который проходит в Перу, сообщил журналистам пресс-секретарь российского лидера Дмитрий Песков.

"В начале ретрита (рабочего заседания) поприветствовали друг друга и совсем кратко переговорили", — сказал Песков.

Главы государств беседовали в зале заседания рядом со столом российского президента. Разговор длился непродолжительное время, затем Обама сказал "окей", после чего они обменялись рукопожатием и американский президент пошел на свое место, сообщили журналисты пула Белого дома.

2012

Холоп Сергей Михалков, 1958 год

Можно быть аристократических кровей и холопом по духу. Понятно, откуда в его младшем сыне эта холопская подлость. Яблоко гниет вместе с яблоней.


Оригинал взят у lev_shlosberg в "Мы поименно вспомним всех, кто поднял руку". Холоп Сергей Михалков, 1958 год
Выступление Сергея Михалкова в 1958 году с осуждением нобелевского лауреата

«Изменил родине писатель Пастернак»

Борис Пастернак. Фото: ИТАР-ТАСС, архив

Выступление Сергея Михалкова в 1958 году с осуждением нобелевского лауреата

В последнем номере журнала «Новое литературное обозрение» (НЛО) под общим заголовком «Антропология погрома» опубликованы материалы, мимо которых не должен пройти ни один неравнодушный гражданин нашей страны. Это стенограмма собрания Ленинградского отделения Союза писателей СССР в 1958 году, посвященного осуждению Б. Л. Пастернака за получение им Нобелевской премии по литературе, и стенограмма заседания Московской писательской организации Союза писателей РСФСР, созванного для исключения А. А. Галича 1971-1972 гг.

«Ленинградской» подборкой документов занимался Михаил Золотоносов. Он пишет: «При анализе лексики и инвективных формул, использованных некоторыми писателями, выявляется их близкородственная связь с пафосной риторикой 1937 года. Мысль о том, что «с весны 1953 года создается новая социально-речевая ситуация — в масштабе страны», абсолютно неверна. В результате было запрещено дословно публиковать в газетах выступления на собраниях: слишком уж оказалась заметной связь новейшей лексической атаки с фразеологией и духом Большого Террора».

С разрешения издательства НЛО «Русская Планета» публикует фрагмент выступления члена партийной группы правления Союза писателей СССР Сергея Михалкова на ленинградском собрании.

Антисоветскую заморскую отраву

Варил на кухне наш открытый враг.

По новому рецепту как приправу

Был поварам предложен пастернак.

Весь наш народ плюет на это блюдо:

Уже по запаху мы знаем что откуда!

Подпись С. В. Михалкова к карикатуре «Нобелевское блюдо» художника М.А. Абрамова

«…И было бы наивно думать, что Пастернака исключили и все кончено.

Это очень наивно, потому что если мы сегодня обсуждаем его исключение, то в другом здании за тридевять земель, как говорится, в другом помещении и другие собравшиеся уже обсуждают планы новой литературной диверсии против нас. И я не знаю, чьи фамилии фигурируют в тех списках, на которые будут ориентироваться в дальнейшем наши идейные противники.

(КЕТЛИНСКАЯ: Что же, сидеть и пугаться?)

Не надо пугаться, но бдительность, товарищ Кетлинская, нужна. Никто пугаться не думает, и не надо искать среди нас пастернаков, потому что литература наша здоровая, но нельзя забывать о том, что шатающихся, колеблющихся, сомневающихся будут перетягивать туда, а честных — компрометировать. Об этом нельзя забывать, а многие об этом забывают.

Нельзя забывать и другое положение: сегодня о Пастернаке говорят не только писатели, сидящие здесь, а говорит шофер такси (аплодисменты), о Пастернаке говорит парикмахер! Меня вез шофер такси и брил парикмахер, и оба спрашивали, за что его исключили и за что премию дали. Не каждый спрашивающий точно знает — что, как и почему.

Но хуже всего то, что шоферу и парикмахеру это простительно, а есть некоторые литераторы, скажем прямо, которые если не подняли голос за него, если не высказываются, то есть такие, которые где-то что-то не продумали, а где-то, не боюсь это сказать, сочувствуют ему в чем-то, но не говорят об этом. Есть такие писатели, к которым он ходил советоваться, которые ему советовали, а ЧТО советовали — мы не знаем. Были такие писатели!

Не случайно Пастернак три недели тому назад, задолго до получения Нобелевской премии, придя в театр Моссовета, где идет «Король Лир» в его переводе, сказал с юмором, что «в ближайшее время надо мной пронесется гроза, но к весне она утихнет, и тогда будем говорить о новой работе».

Он это сказал. Значит, он сознательно говорил, на что-то опираясь, опираясь на чье-то общественное мнение.

Я видел сам молодую актрису, которая в дни опубликования материалов о Пастернаке говорила, что звонила, выражала ему свое сочувствие и собирается идти к нему его выражать. Значит, среди интеллигенции есть люди, которые до конца не понимают всего происшедшего! Долг каждого писателя в первую голову самому глубоко понять происшедшее событие для того, чтобы суметь объяснить тем, кто его недопонял, а таких у нас много даже среди людей, которые не знают, что такое Пастернак. Вы послушайте разговоры в поезде, в трамвае, в квартирах. Это говорят не обыватели, а народ, который хочет все знать до конца.

Самое плохое в том, что Пастернак был членом Союза писателей. Изменил Родине ПИСАТЕЛЬ. Этого нельзя сбрасывать с политических счетов. Как же глубоко нужно относиться к тому, чем мы живем, о чем говорим, о чем пишем! Как возрастает наша ответственность!

Мне думается, что не только об исключении Пастернака мы должны говорить, а о политических делах, которые идут вслед за этим исключением. Об этом я считал долгом сказать, потому что, я это повторяю, когда ПИСАТЕЛЬ изменяет Родине, это страшнее, чем, если изменяет инженер, перебежавший на ту сторону с какого-то теплохода. <...>

Советские люди все имеют советский паспорт, но не всякий, имеющий советский паспорт, советский человек. Пастернак это доказал».

Золотоносов М. Ленинградская двухдневка ненависти: «Братья Ершовы» против «Доктора Живаго» // Новое литературное обозрение - № 120 (2013) – стр. 94-123

2012

С днем рождения, уважаемая Наталья Евгеньевна!

Оригинал взят у sivilia_1 в С днем рождения, уважаемая Наталья Евгеньевна!

Сегодня день рождения Натальи Евгеньевны Горбаневской (ng68), которая, несомненно, не нуждается в представлении. Мне посчастливилось познакомиться с ней лично несколько лет назад, о чем я писала.

В прошлом году в свет вышел замечательный документальный фильм Кирилла и Ксении Сахарновых "5 минут свободы", в котором Наталья Евгеньевна одна из главных героинь.

Искренне восхищаюсь Натальей Евгеньевной, ее гражданской смелостью, поэтическим даром, неиссякаемой энергией, человеческими качествами.

Здоровья Вам, Наталья Евгеньевна, сил, жизненного и творческого долголетия, удачи и успеха во всем, всего того, что Вы сами себе желаете.

белая лента

"Сказка о криворуких ебланах"

белая лента

Поэтессы "Оборонсервиса"

О том, что под чутким руководством Сердюкова в министерстве обороны расцвело поэтическое дарование невыносимой красоты и силы, мы узнали в конце прошлого года.
Но оказалось, что там же и тогда же расцвела не одна Марина Чубкина.
Еще одну питерскую поэтессу недавно обнаружили неутомимые СМИ. И, конечно, поделились этим открытием с нами.

Итак.

Несколько лет назад в Санкт-Петербурге вышла книга стихов под названием "Стихотворения".  Автор стихов - Евгения Васильева - та самая роковая блондинка «Оборонсервиса», близкая знакомая экс-министра обороны А. Сердюкова.


Фото из книги «Стихотворения»

А это стихи оттуда же (комментировать их не буду, ибо они в комментариях не нуждаются):

Пьёшь ты души невиданный

Нектар золотой, берёзовый,

Счастьем моим испытанный,

Горем моим изношенный.

Я тебя согреваю стихами,

Ими тебя заколдовываю,

С ними тебя очарую,

Ими тебя расцеловываю.

***


Асимметрия с нами случилась,

Асимметрия в дом наш явилась,

Ты кусаешь меня безумно,

Сердце каменное неразумно.

Разожми свою челюсть клыкастую,

Безоружная я, безопасная.

Буду я покорно, услужливо

Твоё сердце из камня выуживать.

***


Мне снится твоё дыхание

И запах твой летне-утренний.

Когда твоё тело горячее

Поутру меня баюкает.

Мне снятся шершавые волосы,

Миндальные, на подушечке.

Твои веснушки в голосе,

В припеве босом, в полушуточке…

***


Collapse )



Муз поэтессы

пати

Стихи генерал-майора и их почитатели

Оригинал взят у radulova в Стихи генерал-майора: "Я любила, как лебедь на озере ждал, когда солнце за мост отошло..."
Питерская "поэтесса" Марина Чубкина - еще одна фаворитка бывшего министра Сердюкова, занимавшая пост начальницы аппарата директора Спецстроя России, перешла на должность советницы президента ОАО "РЖД" Владимира Якунина.

"Раньше она читала стихи Сердюкову, теперь будет услаждать слух Якунина, - пишет Павел Шеремет. - Едва получив диплом юриста, Чубкина в 20 лет с небольшим начала работать помощницей депутата Госдумы, затем советницей члена Совета Федерации. В феврале 2010 года перешла в Минобороны. В июле 2012 года ей был присвоен чин действительного государственного советника Российской Федерации 3-го класса, что соответствует военному званию генерал-майора".

У генерал-майора вышло несколько книг, есть свой сайт, там постоянно играет музыка Дмитрия Маликова (сколько чиновница заплатила за работу композитору?) и выложены в виде книги с перелистывающимися страницами стихи самой Чубкиной. Наслаждайтесь.

Я любила, как лебедь на озере ждал,
когда солнце за мост отошло.
Я любила как дождь, что стекал за окном,
разгоняя заботу, тоску.

Мне легко от того, что ты рядом со мной.
Ты закроешь меня от снегов.
Пролетают так быстро все дни и в ночи
я не буду одна. Почему?

Мне так сложно ответить сейчас на вопрос.
Жизнь летит, и я знаю одно,
что легко и свободно в душе от того,
что есть тот, кто полюбит одну.

Что тобой дорожит и лелеет мечту
быть всегда, быть с тобой навсегда.
И не значит смотреть вновь друг другу в глаза.
Это значит любить наяву.

Это значит, проснувшись, слегка приподнять
от улыбки безмолвно глаза.
Это значит понять, что с тобою одной
он хотел бы быть рядом всегда.

Понимаешь, мне нужен кто сможет понять
и увидеть во мне целый мир.
Я хочу окунуться и спрятать себя,
опереться на силу любви.

Ты хотел услышать мои стихи,
я хотела в них много сказать.
Не услышать в них боль и что было с мной,
в них лишь часть, а за ними - душа




Еще несколько поэтических произведений.
Collapse )

Я понимаю, что Сердюков и Якунин ценят Чубкину не за «поэтический дар», а за другие таланты.

Но как понимать вот это?

В 2008 году Сергей Михалков вручил Чубкиной грамоту "За вклад в русскую литературу"(?!).

А в августе этого года «творчество» Чубкиной превознес в своей рецензии  Николай Переяслов - секретарь правления Союза писателей России, член Международной ассоциации писателей и публицистов, действительный член Петровской академии наук и искусств, сравнив ее с  Вознесенским, Бодлером, Тургеневым, Малларме, Рембо, Лотреамон, Анненским.
http://exlibris.ng.ru/poetry/2012-08-16/6_dances.html

Неужели за деньги можно любое гэ превознести? А совесть?

 

пати

Соедени линии и получи кадило

Оригинал взят у teh_nomad в Соедени линии и получи кадило
В саду дети начали новый учебный год с новыми учебниками: «Добрый мир». Автор – Шевченко Л.Л. В редакционном совете печатного издания собрались добрые люди: протоиерей и министр.

Ниже рассказ от человека, который увидел эту книжку в подмосковном детском саду, где учится его ребенок:



Collapse )

пати

Дмитрий Быков: БАЛЛАДА СРАВНЕНИЙ

Нежны поцелуи при свете звезд, и травка нежна весной; и девичий рот, и заячий хвост, и розовый нос свиной; нежна любовь, живущая в нас, и тексты, что мы творим; нежна клубника, и ананас, и киви, и мандарин; нежны переливы заката, святого Эльма огни, вивальдиевы стаккато — но много нежней ОНИ! Нежнее, чем пальцы взломщика, нежней, чем стихи Басё, —

НЕЖНЕЙШИЕ ЧУВСТВА ПОГРОМЩИКА! Ведь их задевает всё.


Их задевает литература, их задевает карикатура, их задевает моя натура с бесстыдным моим пером! В ответ хватается арматура — и делается погром.



Безмерно тонок красотки стан и шерстка кошачьих лап, и шелк, чья родина — Индостан, и юмор «Комеди клаб», тонки античная строфика, нейлон, лавсан и кримплен, тонки ручонки дистрофика и интеллигента член, намеки письма любовного, сплетенья телебрехни, тонки остроты Верховного — но много тоньше ОНИ! Тоньше приборов меряющих, тоньше жала в осе —

ТОНЧАЙШИЕ ЧУВСТВА ВЕРУЮЩИХ! Ведь их задевают все.

Их задевают концерты в клубе, их задевает кино в ю-тубе, Мадонна их задевает в кубе, к оружию их зовет, — и уж совершенно они в отрубе, завидевши Винзавод.



Предельно зорок простой народ, что всех обвинить готов; бессонно зорок подземный крот — порукою «Марш кротов»*; зорка Фемида, чьих строгих мер страшится и юркий клоп, — был зорче только певец Гомер и им воспетый Циклоп, но зоркость их — не моя забота. Старались они вотще.

И только ЗОРКИЙ ГЛАЗ ПАТРИОТА выносит меня вообще!

Ему не виден позор, разор, упадок чужой и свой, и все уменьшающийся зазор меж Веймаром и Москвой, запас, мелеющий, как Азов, омоновский плексиглас, и тупость верхов, и тоска низов, и сдувшийся средний класс, и новый кризис — незваный гость, и Думы тщетная прыть... Он видит только жалкую горсть, посмевшую пасть открыть. О, как она его не устраивает! Трудись, братва, не филонь. И он удваивает, утраивает свою отважную вонь.



Сильны шальные наши ветра, что воют в краю родном, загул ночной, и тоска с утра, и лень на работе днем; силен наш путь с роковым повтором, и мир, кладущий на нас с прибором, и мерс в броне и с крутым мотором, и злоба, что правит бал, —

но все слабей, чем восторг, с которым я это все

ЛЮБЛЮ!

Оригинал
пати

Список мракобесов

Валентин Распутин, писатель; Владимир Крупин, писатель; Михаил Лемешев, ученый, публицист; Валерий Хатюшин, писатель, главный редактор журнала "Молодая гвардия"; Олег Платонов, историк, публицист, директор Института русской цивилизации; Алексей Сенин, публицист, главный редактор газеты "Русский Вестник"; Константин Скворцов, поэт; Владимир Личутин, писатель; Анатолий Гребнев, писатель; Николай Коняев, писатель; В.Н. Осипов, публицист, глава союза "Христианское возрождение"; Андрей Печерский, главный редактор газеты "Русь Державная"; Нина Карташёва, поэтесса; Владимир Бояринцев, ученый, публицист; Василий Дворцов, писатель; Владимир Юдин, доктор филологических наук, профессор; Эдуард Скобелев, писатель; Владимир Смык, писатель; Эмма Меньшикова, писатель; Алла Линёва, писатель; Владимир Петров, писатель; Нина Бойко, писатель; Сергей Лебедев, композитор, музыкант; Елена Сапрыкина, поэт; Сергей Коротков, поэт; Михаил Дмитрук, писатель, журналист; Александр Шахматов, певец.
пати

Леонид Каганов про Пушкина, попа и Балду



В болдинских просторах, на опушке, средь берез, рябины и ольхи, написал поэт товарищ Пушкин неполиткорректные стихи. Удалившись от столицы шумной, занимался Пушкин ерундой: пасквиль сочинял неостроумный — про попа с работником Балдой. В этом тексте не прошел он мимо нездоровых экстремистских тем. И разжег такую нетерпимость, что нагадил в душу сразу всем. Хамски, неумело и нескладно, за собой не чувствуя вины, выставил поэт тупым и жадным духовенство всей своей страны. В недрах кучерявой черепушки сочинился откровенный бред. Как же это так, товарищ Пушкин? А еще, казалось бы, поэт.

Поп в поэме выглядел дебилом. Церковь — некультурна и тупа. Сколько непочтительности было в жизнеописаниях попа! А поэт еще добавил грязи в откровенном кризисе идей: описал финансовые связи с бандформированием чертей! И в финале от удара по лбу этот поп совсем безумным стал. Ты бы, Пушкин, блоги лучше вел бы. Или книжки умные читал.

Вот в какие "творческие выси" был поэт болезненно влеком! И в итоге мы имеем высер, говоря приличным языком. Осрамился перед всей отчизной, показав бездарность вместе с тем. Не гонялся б ты за дешевизной конъюнктурных и чернушных тем! Ишь, насочинял, роняя слюни, пачкая простой бумажный лист. Прямо как какой-нибудь Акунин — злобный и бездарный оранжист.

Ты зачем под видом эвфемизмов впариваешь, гражданин поэт, несомненный признак экстремизма в каждый зарифмованный куплет? Возбуждая этим в общей массе (той, что называется толпа) ненависть к определенной рясе и иному признаку попа? Эта провокация поэта выглядит, как я судить могу, типа одиночного пикета — только у читателя в мозгу. А ведь где бы ни произносили эти экстремистские слова, есть у нас статья УК России номер двести восемьдесят два.

Можно получить на всю катушку, если кто об этом сообщит. От таких, как ты, товарищ Пушкин, изолятор следственный трещит. Вреден, некрасив и непотребен, и реально кончится бедой этот твой, простите, панк-молебен — о попе с работником Балдой. Просто надо думать головою. Чтоб не оказаться вдруг, шутя, там, где буря мглою небо кроет, вечно вихри снежные крутя. Потому что церковь — не игрушка. Сам потом завоешь от тоски: няня, — скажешь, — няня, где же кружка, миска, ложка, паспорт и носки?