Римма Поляк (rimona) wrote,
Римма Поляк
rimona

Category:

Пакет для иностранного агента



Как в российском законодательстве менялось понятие «иностранный агент»


23 апреля, в пятницу, Министерство юстиции Российской Федерации внесло в реестр иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента, два сетевых издания: «Медузу»* и ПАСМИ* («Первое антикоррупционное СМИ»). Если «Медуза»* соответствует хотя бы определению «иностранное СМИ», так как зарегистрировано и физически находится в Латвии, то ПАСМИ*, как резонно отметил его главный редактор и гендиректор Дмитрий Вербицкий, «не является иностранным средством массовой информации. Редакция находится в России, ее деятельность не финансируется из-за рубежа». Действительно, ПАСМИ* зарегистрировано в России, по адресу  г. Москва, проспект Мира, дом 102, корпус 1, а единственным владельцем его является гражданин России, журналист и общественный деятель Дмитрий Вербицкий. Хотя,.. как еще назвать антикоррупционное СМИ в государстве, основой которого является коррупция? Конечно же, «иностранным агентом». Так что своеобразная логика в действиях Минюста прослеживается.

Оба издания узнали о своем новом статусе из СМИ. Редакции обоих изданий категорически с ним не согласны, о чем сразу заявили.

«Решение Минюста о включении ООО “Первое антикоррупционное СМИ”* в список СМИ-иноагентов необоснованно, мы намерены обжаловать его в судебном порядке, -  цитирует Дмитрия Вербицкого ПАСМИ*. - Единственный грант, который получили учредители ПАСМИ*, поступил в рамках президентской поддержки некоммерческих организаций от ОНФ в 2016 году… Практически единственной возможностью получения денег из-за границы может являться добровольная помощь редакции, хотя я не могу исключить и разовый контракт на незначительную сумму. В ближайшее время мы детально изучим информацию по пожертвованиям, а также проверим и все договоры».

Если Вербицкий прав в своем предположении, то с ПАСМИ* провернули тот же трюк, что и с ФБК** Навального, когда ради признания его иностранным агентом перевели деньги на счет ФБК из Испании, и лишили их возможности вернуть этот перевод, заблокировав им счет.

«Сегодня российские власти признали «Медузу»* СМИ — «иностранным агентом». Мы категорически не согласны с этим решением и планируем его обжаловать. Тем не менее мы понимаем, что шансов мало. Это плохие новости для «Медузы»*. «Иноагент» — дискриминирующий статус, из-за которого нам будет труднее делать свою работу — и зарабатывать на жизнь. В эти выходные мы будем придумывать план действий. В понедельник мы обсудим его на редколлегии с участием всех сотрудников «Медузы»*, а во вторник — с членами нашего наблюдательного совета», - написала в своем телеграм-канале редакция «Медузы»*.

Тем не менее, все свои материалы на сайтах оба издания стали сопровождать казенным сообщением: «ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА».

Реестр, в который внесли «Медузу»* и ПАСМИ*, всего содержит 19 «иностранных средств массовой информации», в том числе 5 физических лиц. Каким образом там оказались люди, почему их называют СМИ, да еще и «выполняющими функции иностранного агента», мы вам сейчас расскажем. Конечно, это полнейший абсурд, но он стал явью в России, мы в нем живем и даже умудряемся сохранить рассудок, хотя, это не факт. По крайней мере, люди, сделавшие абсурд частью нашей реальности, с рассудком, кажется, имеют проблемы.


Закон об «иностранных агентах» 2012 года

Словосочетание «иностранный агент» появилось в российском законодательстве в 2012 году. Вспомним, это был год, когда Путин вернулся в кресло президента, второй раз поменявшись с Медведевым должностями. Сопровождалась их рокировочка народным возмущением, массовыми акциями протеста, за ними последовали  репрессии, самым громким и масштабных из которых стало «болотное дело».

Принятый в 2012 году Федеральный закон №121-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования деятельности некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента» тоже был частью реакции власти на протестные акции. Он внес изменения в закон «О некоммерческих организациях», добавив в него положение о том, что «российская некоммерческая организация, которая получает денежные средства и иное имущество от иностранных государств, их государственных органов, международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства либо уполномоченных ими лиц и (или) от российских юридических лиц, получающих денежные средства и иное имущество от указанных источников, и которая участвует, в том числе в интересах иностранных источников, в политической деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации», получает статус "НКО, выполняющая функции иностранного агента"».

Политической деятельностью закон №121-ФЗ называет «участие (в том числе путем финансирования) в организации и проведении политических акций в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также в формировании общественного мнения в указанных целях».

Согласно этому закону, НКО, получающая какое-то финансирование из-за рубежа и участвующая в политической деятельности, обязана сама заявить о себе в Минюст для регистрации в статусе «иноагента» и включения в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента. Кроме того, она обязана раздельно вести учет доходов и расходов, полученных от иностранных источников и от других поступлений; ежегодно проводить аудит бухгалтерской отчетности; ежеквартально представлять в уполномоченный орган сведения об объеме полученных от иностранных источников денежных средств и иного имущества, о целях расходования этих средств, и об их фактическом расходовании и использовании; раз в полгода предоставлять в Минюст отчет о своей деятельности и о персональном составе руководящих органов; также раз в полгода предоставлять отчет о своей деятельности для опубликования в СМИ или в Интернете. При издании и/или распространении материалов, в том числе в СМИ и с использованием сети Интернет, должна указывать, что данные материалы изданы и/или распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.

На какие средства вести такую интенсивную отчетную деятельность и когда и на какие средства вести свою основную деятельность, прописанную в уставе, закон не уточняет. По подсчетам Агентства социальной информации, «иностранные агенты», в отличие от остальных некоммерческих организаций, ежегодно несут дополнительные расходы в размере 273 тысяч рублей, что непосильно для многих НКО. Кроме того, их подвергают необоснованным дополнительным проверкам. Только за первый год действия закона об «иностранных агентах» прокурорские проверки прошли примерно в тысяче некоммерческих организаций, нередко они заканчивались принудительным внесением в реестр иностранных агентов, организации и их руководители через суды были привлечены к административной ответственности, и, как правило, к уплате больших штрафов.

Ассоциация некоммерческих организаций «Голос»** вынуждена была приостановить свою деятельность до конца 2013 года, пока НКО не зарегистрировалось как «иностранный агент». Историко-правозащитная организация «Мемориал»** в 2014 году проиграла все суды к Минюсту и тоже была занесена в список иноагентов.

Понятно, что такие «правила» были придуманы для того, чтобы НКО, получившая «черную метку» иноагента, просто прекратила свое существование. Что и произошло с такими некоммерческими организациями, как ООД «За права человека»**, Костромской центр поддержки общественных инициатив**, благотворительный Фонд Дмитрия Зимина «Династия»** и многими другими.

Особенно циничным было преследование за «деятельность иностранного агента» Саратовской региональной общественной организации инвалидов, больных сахарным диабетом**, разоренной проверками Минюста и неподъемными штрафами и также прекратившей свое существование.

Следует отметить, что закон об НКО-иноагентах применяется все годы весьма избирательно. Под него попадают, прежде всего, те общественные организации, которые критикуют власть, защищают политзаключенных, агитируют за честные выборы. При этом провластные НКО, кем бы они ни финансировались, Минюст не интересуют. Обходит это ведомство стороной и подставные НКО, через которые бизнес-структуры «выводят свои деньги из-за границы в Россию».

Депутат Госдумы Оксана Пушкина, активно сотрудничающая с центром «Насилию.нет»** - российской общественной организацией помощи жертвам насилия, признанной в декабре 2020 года иностранным агентом, тоже обращает внимание на избирательность и репрессивность этого закона. Она пишет

«В последние годы грантовой поддержкой государства пользуются общественные объединения, которые выступают за традиционные ценности. Тем общественникам, которые остаются вне идеологии, но работают по самым стигматизированным и сложным вопросам, в отсутствие помощи у себя на родине приходится участвовать в международных грантовых программах. Но победа в любой из них может создать серьёзные проблемы – в случае доноса любая из таких НКО рискует получить и статус иностранного агента. Это штрафы, непосильные расходы на бюрократию, публичный ярлык, который бесповоротно закрывает возможности работы с местными властями.

Тем временем, в России беспрепятственно действует обширная сеть ультраконсервативных фондов,
пользующихся иностранной поддержкой. Это, например, Всемирный конгресс семей, а также создавший этот конгресс Институт Рокфорда, платформа петиций «в поддержку семьи, жизни и прав верующих» CitizenGO (проект испанских ультранационалистов), активно работающая и у нас, фундаменталистская евангельская организация «Фокус на семью», Христианская коалиция Америки с собственным телеканалом CBN и десятки других».



Как в реестре СМИ-иноагентов появились люди?

Но наличие безотказного инструмента для преследования и ликвидации неугодных НКО показалось власти недостаточным, поэтому через 5 лет, в 2017 году, она инициирует и молниеносно принимает новый репрессивный закон №327-ФЗ «О внесении изменений в статьи 10.4 и 15.3 Федерального закона "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" и статью 6 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации"». С ним в России появляется еще один разряд заклейменных - «СМИ-иноагенты».

В статью 6 закона «О СМИ» внесены формулировки, приравнивающие СМИ-иноагента к НКО-иноагенту со всеми вытекающими последствиями, описанными нами выше, а также дается определение, какие СМИ следует считать «иностранными средствами массовой информации, выполняющими функции иностранного агента». Ими  могут быть признаны [а могут и не быть, формулировка закона сама предполагает его избирательное применение]: «юридическое лицо, зарегистрированное в иностранном государстве, или иностранная структура без образования юридического лица, распространяющие предназначенные для неограниченного круга лиц печатные, аудио-, аудиовизуальные и иные сообщения и материалы, независимо от их организационно-правовой формы», «если они получают денежные средства и (или) иное имущество от иностранных государств, их государственных органов, международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства либо уполномоченных ими лиц и (или) от российских юридических лиц, получающих денежные средства и (или) иное имущество от указанных источников».

Но и этого власти показалось мало. 2 декабря 2019 года президент Путин подписал Федеральный закон №426-ФЗ, вступивший в силу в тот же день. Согласно нему, в Закон «О СМИ» были внесены поправки, приравнивающие граждан к СМИ, выполняющим функцию иностранного агента, с включением их в соответствующий реестр.

У граждан, приравненных к СМИ-иноагентам, возникают все те обязанности, которые Закон «О СМИ» предусматривает для юридических лиц. Помимо уже перечисленных применительно к НКО-иноагентам, у СМИ-иноагентах и приравненных к ним граждан возникают следующие обязанности:

- учредить российское юрлицо в статусе иноагента для работы в России;

- все информационные материалы и все репосты и ссылки сопровождать фразой том, что их создало и/или распространяет СМИ-иноагент.

В случае нарушения порядка деятельности СМИ-иноагента или учрежденного им российского юридического лица, установленного вступившим в силу судебным решением, Роскомнадзор ограничивает доступ к информационному ресурсу на полгода.

Именно благодаря этому закону в реестре иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента, с 28 декабря 2020 года оказались пятеро граждан России: правозащитник Лев Пономарев*, псковская журналистка Людмила Савицкая*, карельский журналист, корреспондент издания «7х7»  Сергей Маркелов*, главный редактор газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин* и петербургская учительница русского языка, художница-акционистка Дарья Апахончич*.

Таким образом, в данное время в России существует три группы иноагентов: некоммерческие организации, СМИ и просто граждане. Попасть если не в первую и вторую, то в третью группу может каждый; перефразируя известную поговорку, у нас нет невиновных, есть недорасследованные.


Новый пакет законов об «иностранных агентах»

Страх потерять власть у «кремлевских» обитателей с каждым годом усиливается, а вместе со страхом увеличиваются масштабы поиска врагов – как внешних, так и внутренних. Поэтому законодательство в части выявления «иностранных агентов» и установления для них всевозможных препонов и ограничений все более «совершенствуется». Тем более что статус «иностранного агента» можно рассматривать как первую ступень для дальнейшего преследования любой нежелательной власти организации, СМИ или отдельной личности. Так ФБК* сначала был признан «иностранным агентом», а теперь ему вменяют «экстремистскую деятельность». Как раз в понедельник, 26 апреля, суд в закрытом режиме, ибо это государственная тайна, будет рассматривать дело ФБК* в качестве экстремистской организации. Логика тут железобетонная, от «иностранного агента» до «экстремиста» один шаг, а дальше – «враг народа», «террорист» и так далее по нарастающей. Но не будем им подсказывать, тем более что они и без нас хорошо справляются с поиском «врагов».

Особенно быстро научилась власть переписывать законы. Только за конец 2020 - начало 2021 года был принят целый пакет новых Федеральных законов, «совершенствующих» поиск «иностранных агентов» и увеличивающих их наказание за эту «деятельность»:

1. Федеральный закон от 30.12.2020 №481-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия угрозам национальной безопасности». Вступил в силу 30 декабря 2020 г.

2. Федеральный закон от 30.12.2020 №525-ФЗ «О внесении изменения в статью 330-1 Уголовного кодекса Российской Федерации». Вступил в силу 1 марта 2021 г.

3. Федеральный закон от 24.02.2021 г. №14-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях». Вступил в силу 1 марта 2021 г.

4. Федеральный закон от 05.04.2021 №75-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "О некоммерческих организациях"». Дата опубликования: 05.04.2021. Вступит в силу через 180 дней после его опубликования.

Опишем, что эти новые законы нам уготовили.

Федеральный закон №481-ФЗ запрещает публикации и ссылки на публикации всех групп иноагентов без указания их «иноагентской сущности» (поэтому этот текст так пестрит «звездочками»), а также вводит несколько новых статей в законы «Об НКО», «Об общественных объединениях», «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации». Суть этого закона, вступившего в силу прямо к Новому году, видимо, в качестве подарка гражданскому обществу, в расширении понятия «иностранный агент» практически до бесконечности. В иностранные агенты теперь, кроме НКО, СМИ и физлиц, можно также включить общественные объединения, действующие без образования юридического лица.

В статье 5 этого закона дается новое, сильно расширенное определение политической деятельности, в которую включены такие неожиданные формы, как «участие в публичных дебатах, дискуссиях, выступлениях»; «участие в наблюдении за проведением выборов, референдума, формировании избирательных комиссий»; «публичные обращения к государственным органам, органам местного самоуправления, их должностным лицам»;
«распространение, в том числе с использованием современных информационных технологий, мнений о принимаемых государственными органами решениях и проводимой ими политике»; «формирование общественно-политических взглядов и убеждений, в том числе путем проведения опросов общественного мнения и обнародования их результатов или проведения иных социологических исследований»; «вовлечение граждан, в том числе несовершеннолетних, в указанную деятельность»; «финансирование указанной деятельности».

Если совсем коротко, то стать иноагентом теперь может каждый, кто умеет говорить и тем более писать. А какое наказание за это последует, мы узнаем из следующих законов, которые власть научилась печь, как пирожки.

Согласно Федеральному закону №525-ФЗ, с 1 марта 2021 года статья 330.1 УК РФ «Злостное уклонение от исполнения обязанностей, предусмотренных законодательством Российской Федерации, в связи с признанием лица выполняющим функции иностранного агента» предусматривает за «злостное уклонение от исполнения обязанностей по представлению документов», необходимых для включения в реестры НКО и СМИ иноагентов, а также за «нарушение порядка деятельности  СМИ-иноагентов» наказание, которое варьируется  от штрафа до 300 тысяч рублей (нижний предел не указан) до лишения свободы на срок до 2-х лет.

За неисполнение обязанностей по представлению заявления о включении в список физических лиц, выполняющих функции иностранного агента, и (или) отчета о деятельности, связанной с выполнением функций иностранного агента, совершенное лицом, уже подвергнутым административному наказанию за эти деяния, либо «лицом, осуществляющим на территории Российской Федерации сбор сведений в области военной и военно-технической деятельности, которые могут быть использованы против безопасности Российской Федерации» (при отсутствии признаков преступлений, предусмотренных статьями 275 УК РФ «Государственная измена» и 276 УК РФ «Шпионаж»), предусмотрено наказание от штрафа до 300 тысяч рублей до лишения свобода на срок до 5 лет.

Федеральный закон №14-ФЗ описывает административные взыскания с иноагентов всех видов, преимущественно в виде штрафов. Минимальный штраф равен 2 тысячам рублей (с физлица), максимальный – пяти миллионам (с юрлица).

И, наконец, Федеральный закон №75-ФЗ снова вносит изменения в закон «Об НКО», в очередной раз ужесточая регулирование деятельности НКО-иноагентов. Так, среди прочего, закон предусматривает запрет на регистрацию структурных подразделений иностранных НКО в жилых помещениях, введение дополнительного основания для проведения внеплановой проверки, обязанность НКО, выполняющих функции иностранного агента, и структурных подразделений иностранных НКО представлять в Минюст России программы и иные документы, являющиеся основанием для проведения мероприятий, и отчет об их исполнении. Так как этот закон ничего кардинально не меняет в жизни иноагентов и их «приспешников», а всего лишь добавляет им проблем, то его вступление в силу щедро отложили на полгода.


Между американским FARA и российскими законами об «иностранных агентах» нет ничего общего

Помните, было в нулевые годы такое популярное словечко «кремлядь»? Оно давно вышло из употребления, а зря. Хорошее словечко, короткое, но емкое и исчерпывающее, куда лучше безликого «власть». Так вот, кремлядь часто демонстрирует нездоровую раздвоенность сознания. Она проявляется много в чем, но, в частности, в том, что, неистово ратуя за исконно-посконные скрепы и особый путь матушки-России, при принятии каждого нового репрессивного закона кремлядь неизменно кивает на Запад как на пример для подражания, мол, у них есть точно такой же закон.

В случае с пакетом российских законов об «иностранных агентах» в качестве первоисточника нам частенько указывают на американский «Акт о регистрации иностранных агентов» (Foreign Agents Registration Act, FARA). Еще в 2012 году, комментируя только принятый российский закон об НКО - иностранных агентах, президент Путин сослался на опыт США. Выступая на Селигере, он сказал: «Полагаю, что мы в России можем иметь такой же закон, который был принят и действует в Соединенных Штатах Америки еще в 1938 году. Почему они оградили себя соответствующим образом от влияния из-за рубежа и используют этот закон на протяжении десятилетий? Почему мы в России не можем этого сделать?»

Прошли годы, но российская пропаганда продолжает дуть в ту же дуду. «В последние годы в нашей стране развитие законодательства «об иностранных агентах» сопровождается растущим противодействием. При этом критики нового законодательства, представляя свою родину кровожадным монстром, стыдливо умалчивают о том, что аналогичная правовая база, осаждающая прыть «иностранных агентов», почти сто лет назад создана в стране, которую они так фанатично боготворят, - в США. И законодательство в этой сфере там намного жестче, чем в России», - это цитата из статьи 2020 года. Автор опуса Олег Иванников, директор благотворительного учреждения «Право и порядок» Регионального Общественного Фонда содействия правопорядку, благополучно живущего на миллионные гранты из федерального бюджета Российской Федерации.

Между тем, ничего общего между американским законом 1938 года и российским 2012 года нет, кроме словосочетания «иностранные агенты», которое в русском и английском языках имеет разную коннотацию. В английском слово «агент» имеет нейтральное значение, в русском же носит негативную оценку, а в сочетании с прилагательным «иностранный» воспринимается  синонимом слова «шпион».

«Акт о регистрации иностранных агентов» был принят в США накануне Второй мировой войны в качестве защиты от мощной пропаганды нацистской Германии. За годы Второй мировой войны американские суды рассмотрели 23 дела, фигуранты которых обвинялись в нарушении FARA.

В 1966 году закон был значительно изменен, Конгресс США принял решение, что кроме борьбы с пропагандой враждебных режимов, он должен регулировать деятельность иностранных лоббистов. Тогда же из текста закона убрали слово «пропаганда», заменив его на «информационные материалы». Определение «иностранных агентов» в законе стало более узким. К ним стали причислять лица и организации, действующие только по прямому указу или желанию зарубежных властей или организаций. Кроме того, в спорных случаях американские власти должны доказать, что целью предполагаемых «агентов» действительно было влияние на политику США и что они действовали «по приказу, просьбе, под руководством или контролем иностранного руководителя» и занимались «политической деятельностью для или в интересах такого иностранного руководителя».

Это условие привело к тому, что случаи наказания за нарушение FARA стали очень редкими. В теории нарушившим закон «иностранным агентам» - то есть политическим лоббистам иностранного правительства, которые не зарегистрировались в этом качестве, - грозит до пяти лет тюрьмы или штраф в размере до 10 тысяч долларов. На практике с 1966 года не было успешных уголовных преследований в соответствии с FARA. Но Закон позволяет Министерству юстиции предупреждать физических и юридических лиц о возможных его нарушениях, обеспечивая его добровольное соблюдение.

FARA никогда не регулировал деятельность НКО. На информационные службы он распространяется только в тех случаях, когда их редакционная политика управляется иностранным правительством. В США без регистрации работают британская BBC и германская Deutsche Welle, потому что эти государственные медиа независимы от властей своих государств, они управляются прозрачными структурами, что гарантирует редакционную независимость, ответственность и качество.

В отличие от них, российские информационные агентства RT и «Спутник» – составные части «государственной российской пропагандистской машины», поэтому они попадают под действие FARA.

При этом регистрация в рамках FARA не мешает иностранным медиакомпаниям вести бизнес на территории США и не накладывает никаких требований к распространяемой информации. Закон предусматривает лишь выполнение ряда условий: информирование об источниках финансирования (раз в квартал), ежегодное предоставление распространенных информационных материалов (например, сетки вещания со списком программ) и сообщение о том, что это средство массовой информации действует в интересах того или иного правительства – для этого достаточно разместить одно предложение соответствующего содержания на официальном сайте.

Так что российский пакет законов об «иностранных агентах», пухнущий буквально на глазах, по сути, не имеет ничего общего с американским FARA. Его можно было бы назвать карго-законом, повторяющим внешние признаки Foreign Agents Registration Act и полностью лишенным внутреннего содержания. Но, конечно, это не так. За внешним подражательством этих законов скрывается желание кремляди уничтожить все живое, активное, самостоятельное, выжечь дотла любую инициативу, любое проявление независимости, расставить капканы и ловушки для всех, кто осмеливается жить своим умом, а не навязанными государственной пропагандой стереотипами и мифами. И страх, душащий страх лишиться власти, богатства и комфорта, которыми эта кучка себя окружила.



*СМИ, внесенное в реестр иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента.

** Организация, внесенная в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента.


Римма Поляк


Опубликовано 26 апреля 2021 года в "Republic. Власть" https://republic.ru/posts/100247
Tags: "Republic. Власть", иностранный агент
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments