Римма Поляк (rimona) wrote,
Римма Поляк
rimona

Categories:

Загадки «масштабной вакцинации»

Сколько прививок от коронавируса на самом деле сделано в России?

«Власть» поговорила с независимыми исследователями, которые анализируют официальные данные по вакцинации и пытаются составить объективную картину происходящего, а также с участником испытаний «ЭпиВакКороны», масштабное производство которой начинается в феврале.
Римма Поляк

18 января с благословения президента Владимира Путина в России стартовала массовая вакцинация населения от коронавируса. Государственные и аффилированные с государством СМИ рапортуют о победах отечественной науки, создавшей «лучшую вакцину в мире», отчитываются о 1,6 миллионах привитых и сообщают о планах привить более 60% взрослого населения страны, а также рассказывают, как Россия щедрой рукой раздает вакцину странам третьего мира (миллион доз туда, миллион доз сюда).

В независимых СМИ и соцсетях – картина менее радужная. Пишут, что привитых на порядок меньше, что вакцины катастрофически не хватает, что в регионы она или вовсе не попадает, или попадает в смехотворных масштабах, не сопоставимых с потребностями населения, что производство второго компонента вакцины буксует, что очень большие проблемы возникли с доставкой вакцины до конечного потребителя, потому что нет необходимого оборудования, способного поддерживать нужный для препарата температурный режим. Да и страны третьего мира не все готовы прививаться «лучшей в мире» российской вакциной, Бразилия, например, сочла ее не соответствующей даже минимальным критериям.

Пятеро смелых

В условиях тотальной непрозрачности производства вакцины и отсутствия внятной коммуникации с населением, образованная часть общества начала самоорганизовываться, чтобы своими силами разобраться с вопросами безопасности и эффективности отечественных вакцин. Одна из таких стихийно возникших групп обитает в Facebook. В группе Watching COVID-2019.ru сейчас 2,7 тысяч участников, а начиналась она с нескольких энтузиастов.

Основатель группы Алексей Куприянов, кандидат биологических наук, независимый аналитик, доцент НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге (с недавних пор бывший). По его словам, группа сложилась стихийно весной прошлого года: «В начале марта, когда счет случаев [заболевания COVID-19] в России пошел на десятки, я собрал все публикации и построил первые графики, отражающие динамику прироста и распределение случаев по регионам. На графике динамики четко читалась экспонента (кажется, я был едва ли не первым, кто увидел ее в наших данных). Утром в субботу 14 марта я вывесил эти графики в Facebook. После этого я стал вывешивать их регулярно, а в какой-то момент Евгений Рощин, мой коллега, политолог из РАНХиГС, предложил создать группу, в которой легче было бы следить за обновлениями. В число первых членов группы вошли мои товарищи по движению наблюдателей на выборах, а также друзья и коллеги из НИУ ВШЭ, РАНХиГС и ЕУСПб, биологи, с которыми я сохранил связь как выпускник биофака СПбГУ. Чуть позже в группе появились и медики».

Костяк группы – это сам Алексей Куприянов; Сергей Шпилькин, физик, независимый аналитик, создатель собственного метода анализа электоральной статистики; Борис Овчинников, политолог, web-аналитик, сооснователь исследовательской компании Data Insight; Алексей Ракша, независимый демограф, бывший советник Росстата и Александр Драган, маркетолог, независимый аналитик открытых данных.

Каждый занимается своим фронтом работ. Алексей Куприянов написал несколько скриптов, которые архивируют данные Роспотребнадзора, публикуемые на сайте Стопкоронавирус.рф, и готовят инфографику на их основе. «Архивация важна по двум причинам, – говорит он, – во-первых, потому что необходимы данные за весь период развития эпидемии; во-вторых, потому что мне хорошо известно, что невозможно гарантировать, что публикуемые государством данные останутся там, где были, и что они останутся в открытом доступе».

Работая с данными Роспотребнадзора, Алексей довольно быстро обнаружил их нестыковку со сведениями из независимых источников и злонамеренную манипуляцию данными. По его словам, «в большинстве регионов данные грубо фальсифицируют с весны – начала лета, и их нельзя будет использовать ни для калибровки моделей, ни для оценки эффективности противоэпидемических мер. Остается надежда, что некоторые региональные штабы и службы системы здравоохранения сохранили достаточную степень независимости и смогут предоставить в дальнейшем данные для серьезных исследований».

Борис Овчинников и Сергей Шпилькин проделали огромную работу по сбору статистики, публикуемой региональными штабами, с детализацией до муниципальных образований. Эти данные окажутся востребованными позже, когда, как они надеются, начнется серьезный анализ хода борьбы с эпидемией.

Александр Драган провел тщательнейшее и очень трудоемкое исследование поисковых запросов в интернете, связанных с эпидемией (позже к сбору и анализу данных в этом направлении подключился и Борис Овчинников), и на их основе разработал методы предсказания динамики эпидемического процесса. Это важный альтернативный источник информации, который позволяет оперативно отслеживать обстановку в регионах даже в условиях фальсификации данных по заболеваемости.

Алексей Ракша – профессиональный демограф, единственный из пятерки, для кого работа с аудитом данных находится непосредственно в сфере профессиональной компетенции. У него свои источники данных и свои специфические методы работы. Его главный вклад в общее дело – анализ ситуации с избыточной общей смертностью, которая позволяет наиболее прямо и объективно оценить ущерб, наносимый эпидемией.

В последнее время, говорит Алексей Куприянов, все они сосредоточились на анализе ситуации с динамикой вакцинации. «Нас серьезно беспокоят низкие темпы вакцинации, связанные с недостатком доз вакцины и недостаточностью сети прививочных пунктов, и постоянная ложь правительства, создающая у населения иллюзию защищенности. Во всяком случае, ясно, что пока вакцинирована ничтожная доля населения, и у нас нет никаких оснований считать, что это создает серьезный барьер на пути развития эпидемии. Например, в одном только Петербурге нам потребуется привить не менее полутора – двух миллионов, но пока привито чуть более 22 тыс. (из них около 4 тыс. двумя дозами)».

Свою аналитику и инфографику пятеро энтузиастов публикуют в группе Watching COVID-2019.ru в Facebook, с готовностью делятся результатами своей работы с журналистами.

Сергей Шпилькин, которого многие помнят по раскрытию фальсификаций итогов выборов, сейчас активно занимается сбором информации о сериях выпускаемых вакцин «Спутник V». «Просто ситуация, когда утечка в 90% случаев достовернее официальной информации – ненормальна, – считает он. – Официальные лица говорят и публикуют столько заведомой чуши, что выделить достоверную информацию становится невозможно. Вот и приходится переходить в режим информационного самоообеспечения».

- Сергей, объясните, пожалуйста, как из сообщений о серии вакцины можно сделать выводы о количестве выпущенных вакцин?

- Ну, примерно так: в Москве за первые две с половиной недели декабря привито около 50 тыс. человек. Судя по номерам серий и данным разрешений Росздравнадзора о выпуске в оборот, использовались в основном вакцины из двух партий (ZA00120 + ZB00420 и ZA00120 + ZB00520). Это дает оценку размера партии примерно в 25 тысяч.
Судя по публикациям, размер партии не фиксирован; не исключено, что он определяется доступным количеством второго компонента, но это надо уточнять. С другой стороны, на данный момент выпущено 49 партий «Спутника» и еще 6 партий «Вектора» [вакцина «ЭпиВакКорона»], и официальные лица заявляют, что выпущено в общей сложности 1,6 млн вакцин. Это соответствует среднему размеру партии около 30 тысяч, и эта цифра не расходится радикально с оценкой, полученной по московским данным. Соответственно цифра 1,6 млн вакцин начинает выглядеть достаточно правдоподобно. Но это не точная оценка, а оценка правдоподобия цифр (к сожалению, многие официальные данные ее не проходят).

1,5 миллиона привитых – это, конечно, бред, потому что нет процедуры, из которой они могли бы взяться. А 1,6 миллиона выпущенных и в основном лежащих на складах или в транзите вакцин – реально, потому что движение вакцины от выпуска до прививочного пункта даже в Москве занимает примерно 3 недели.

– Сергей, ваше личное мнение – почему данные фальсифицируют? Какой в этом прок? Ведь на фальшивых данных невозможно выстроить эффективную борьбу с пандемией.

- А нет такой цели – эффективная борьба. Есть цель прикрыть личную задницу конкретного начальника.

Рассказывает Александр Драган

- Александр, расскажите, что дает анализ запросов в поисках правды про вакцинацию? Какие выводы можно сделать на их основе?

– В масштабах России видно, что за последние недели сильно вырос интерес к вакцинации. С одной стороны, людей интересуют риски: они ищут, каковы последствия после прививки, какие осложнения бывают. Последние несколько недель также ищут все, что связано со смертями после прививок (привет отечественным СМИ, которые на ровном месте раздувают новости из серии «в Германии умерло 10 вакцинированных Pfizer», как бы подводя к тому, что от Pfizer люди по всему миру умирают, то ли дело безопасный «Спутник»). Однако люди не ищут про смерти именно от Pfizer, они ищут про смерти после прививок в принципе, и в России особенно, это один из самых популярных запросов в этой группе. То есть мое предположение, что такое нагнетание работает не в пользу «Спутника», как, вероятно, задумано, а против вакцинации вовсе, оказалось верным. Это подрывает доверие людей к вакцинам, и формируется связка не «умер от Pfizer», а «умер от прививки от коронавируса, значит, прививки смертельно опасны». Еще, кстати, людей сильно интересует, я бы сказал даже, беспокоит, почему Путин не делает прививку. Это тоже не работает на доверие и порождает всевозможные конспирологические теории.

А в остальном по запросам видно, что вакцинация разгоняется. Не так быстро, как хотелось бы, но динамика хорошая. Я рассмотрел несколько десятков специфичных «вакцинных» запросов: «антитела после прививки/вакцинации», «симптомы после прививки от коронавируса», «температура после прививки от коронавируса» и др. Косвенно эти запросы указывают на динамику и темпы прививочной кампании. И по этим запросам хорошо виден рост, в декабре – очень вялотекущий, с некоторым разгоном с середины месяца, а в январе рост заметно ускоряется, и кривая ползет вверх. Я это связываю с большей доступностью вакцинации и в целом с наращиванием темпов.

Запросы могли бы оказаться неплохим методом для анализа на уровне регионов, можно было бы выявить субъекты, где вакцинация буксует, или, наоборот, те, где продвигается активно. Но запросов совсем немного, и на уровне отдельных регионов на них приходятся считанные сотни показов. Поэтому пока можно говорить только про Россию в целом.

– Совсем нет данных о том, возникают ли серьезные побочные эффекты от «Спутника V», какой процент заражаемости после вакцинации им, какой процент смертности после вакцинации (к сожалению, какой-то процент смертности от вакцинации неизбежен, но нигде нет информации о том, что кто-то умер после прививки «Спутником V»). Ваш анализ запросов может помочь ответить на эти вопросы?

- Нет, потому что анализ поисковых запросов – метод не количественный. По запросам нельзя даже рассчитать примерное число переболевших, несмотря на сотни тысяч специфических «ковидных» запросов каждую неделю – от «пропало обоняние» до «можно ли алкоголь после коронавируса». Поэтому определить число смертей среди привитых не удастся. Какие-то серьезные нежелательные явления или побочные эффекты, вероятно, можно было бы увидеть на уровне запросов, но это будет работать только тогда, когда привитых будут миллионы, когда такие эффекты будут часты, а люди будут связывать их с вакцинацией.

- Так сколько сейчас привитых на самом деле?

- С начала января я собираю региональные данные по вакцинации: сколько привито в каждом регионе, сколько из них получило второй компонент, сколько всего приехало доз, сколько остается свободных, каковы прогнозы на первый квартал. И то, что происходит в регионах, совершенно не бьется с федеральными цифрами. Так, на 10 января, то есть на конец праздников, я оценивал число привитых в рамках «масштабной вакцинации» в 283−293 тысячи человек. Эта оценка – результат подсчета привитых в 44 регионах, где проживает 59% населения страны.

Например, в Москве, по последним данным, привито всего 140 тысяч человек. В области последняя цифра – 17 тысяч. В Петербурге (единственном, к слову, регионе, который в ежедневном режиме публикует статистику вакцинации) – 23 тысячи человек. В Краснодарском крае – почти 10 тысяч человек, в Свердловской области – 12 тысяч. Ростовская область – 1500 человек… Башкирия – 7500, Татарстан – почти 3000. Даже по восьми крупнейшим субъектам, где живет треть населения, выходит чуть больше двухсот тысяч привитых на сегодняшний день. Притом, что Москва и область, на которые приходится большинство вакцинированных, куда лучше обеспечены вакциной, чем удаленные регионы.
В целом, по России вакцинировано сейчас порядка 0,22% населения – это в рамках той «масштабной вакцинации», которую объявляли еще в начале декабря, то есть практически за полтора месяца. И никакие полтора миллиона тут никак не набираются. Не наберется даже озвученных в начале января 800 тысяч.

Ничего личного – только бизнес

На вопрос, зачем и кому нужно фальсифицировать данные, Александр Драган отвечает вопросом:
- Здесь сразу вопрос: это данные фальшивые или просто разные ведомства озвучивают разные цифры?
Число в полтора миллиона привитых озвучил РФПИ. И судя по всему, под привитыми они подразумевают число выпущенных в гражданский оборот доз, а не реально использованных.

А есть еще и данные региональных минздравов: они показывают, что на 11 января в 32 регионах, где проживает половина населения страны, было 88 тысяч неизрасходованных доз. Всего эти регионы получили за все время 185 тысяч доз, то есть 47,5% доз у них лежали в поликлиниках и на складах. Это только по тем регионам, по которым удалось найти данные и о полученных дозах, и о привитых.

Очевидно, более авторитетный источник здесь именно Минздрав, а не РФПИ. Поэтому самое правдоподобное объяснение здесь – что каждый под «привитыми» понимает свое. Для Минздрава привитые – это фактически получившие вакцину (и именно получившие минимум одну дозу, поскольку прошедших полный курс вакцинации пока совсем мало, по регионам, где эти данные доступны, выходило 19%). РФПИ же, вероятно, озвучивает число вышедших в оборот доз, хоть и говорит про «вакцинированных».

Если же допустить, что данные о числе привитых искажены намеренно, то здесь выгоды могут быть как внешнеполитические, так и внутриполитические. С первыми понятно: это и престиж страны, и работа на внешний рынок – на «Спутник» уже оформлено предзаказов на 700 млн доз по всему миру, и теперь есть огромная проблема с их производством.

С внутриполитическими выгодами, впрочем, тоже все довольно просто. С одной стороны, мы так подчеркиваем стремительные темпы прививочной кампании: первыми зарегистрировали вакцину, первыми начали масштабную вакцинацию… А признать, что вакцинация буксует, что возникли проблемы, что до середины декабря только два завода выпускали в оборот вакцину (притом, что разрешение было у четырех), что ни на какие миллионы доз в месяц пока выйти не удалось, что 20% произведенных вакцин в гражданский оборот вовсе не выходит, что в некоторых регионах до сих пор даже недостаточно холодильников для вакцин, что в 4-миллионных регионах привиты считанные тысячи и так далее – здесь же целый клубок проблем, который сплетается в эти скромные сотни тысяч привитых. А в России не принято признавать неудачи и трудности.

А с другой стороны, такое завышение цифр может быть хитрым ходом, мотивирующим людей записываться и ждать вакцинации: если привито уже полтора миллиона, при этом никто не умер, ни у кого ни одного серьезного побочного эффекта (в отличие от Pfizer, как охотно рассказывают государственные СМИ), значит вакцина безопасна. При этом доз не хватает, поэтому лучше записываться и ловить, пока есть возможность. Мы же знаем, как наши люди реагируют на дефицит. Словом, это способ продажи вакцины – не только вовне, но и внутри страны

Неуловимые антитела от «ЭпиВакКороны»

Но не «Спутником» единым крепка Россия. Есть у нее и другие «эффективные менеджеры», подвизающиеся на рынке вакцин от коронавируса. Одна из них создана в Научном центре вирусологии и биотехнологии «Вектор» в Новосибирске.

30 сентября 2020 г. на сайте Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатент) появилась информация о том, что «Вектор» получил патенты на вакцину от коронавирусной инфекции «ЭпиВакКорона». «Новосибирские ученые разработали вакцину, содержащую фрагменты вируса – синтетические пептидные антигены. Вакцина на их основе вызывает иммунную реакцию против COVID-19 и в дальнейшем способствует развитию иммунитета. Всего было выдано три патента на изобретения, каждое из которых содержит в себе определенный модифицированный фрагмент вируса», – сообщает Роспатент.

Заявка на патент – это единственный документ, опубликованный создателями вакцины «ЭпиВакКорона». Никаких результатов исследований вообще обнародовано не было. Возможно, сотрудники этого научного центра, ранее специализировавшегося на создании биологического оружия, так привыкли к режиму секретности, что, даже перейдя на «мирные рельсы», продолжают его соблюдать. Из инструкции к вакцине следует лишь, что она содержит в себе три разных пептида S-белка SARS-CoV-2, белок носитель (какой – не называется) и адъювант (усилитель) в виде гидроксида алюминия.

За 2 недели до получения учеными из «Вектора» патентов на свои 3 пептидных антигена в Национальной медицинской библиотеке США (NCBI) появилась публикация научной статьи, написанной китайскими вирусологами по результатам их исследования всех возможных пептидов, составляющих шиповидный белок (S-белок) коронавируса. Как пишут авторы статьи, они описали «пептидную Матрицу» коронавируса и детектировали те пептиды, которые узнаются именно нейтрализующими антителами. Об этом в Facebook сообщила молекулярный биолог из США Ольга Матвеева, подчеркнув, что китайцы «пептиды, которые использует “Вектор” в свои “сети” не поймали. Вернее поймали только один, который узнается антителами у всего 2% населения».

Ольга посвятила несколько постов в Facebook этой вакцине, где пишет, что допускает, что протективный эффект у этой разработки может существовать за счет провоцирования клеточного иммунитета. Однако в патенте «Вектора» клеточный иммунитет не упоминается. «Увы, нет никакой информации на тему, защищает ли вакцина хоть какую-то часть людей от инфекции», – резюмирует Ольга Матвеева.

А вскоре и сами создатели «ЭпиВакКороны» заявили, что антитела, выработанные к пептидам их вакцины, стандартными тестами не обнаруживаются, что для них нужны какие-то особые тесты. И тогда у ученых-биологов из разных стран возникли вопросы к «Вектору», пока остающиеся без ответов.

Один из тех, кто задается этими вопросами, – добровольный участник клинического исследования 3 фазы вакцины «ЭпиВакКорона», молекулярный биолог из Москвы Денис (фамилию свою он просил не называть, так как «не хотел бы пока полностью открыто говорить об этом»). Денис согласился рассказать «Власти», что в разработке «Вектора» вызывает его беспокойство.

– Денис, расскажите, пожалуйста, про КИ 3 фазы вакцины «ЭпиВакКорона». Сколько людей в ней участвуют, когда начались эти испытания? Почему вы решили принять в них участие?

– В КИ по протоколу «Вектора» участвует 3000 человек, среди которых 750 (25%) получили плацебо. Испытания начались в начале декабря. Я решил принять участие, потому что посчитал пептидную вакцину безопасной, не хотелось терпеть побочки после «Спутника». К сожалению, отсутствие публикаций и данных об эффективности меня в тот момент не насторожило.

- Вы состоите в группе из участников-добровольцев, которые сами мониторят результаты исследования. Почему появилась эта группа?

- Группа добровольцев была создана еще до моего входа в КИ, я как раз в ней и нашел способ записаться на испытания. Причины простые – все хотят получить вакцину, никто не хочет остаться с плацебо. На самом деле это, конечно, не очень правильно, но прямо не запрещено условиями КИ. Концепция слепых плацебо-контролируемых исследований вообще не очень реализуема в обстоятельствах пандемии, интернета и легкой доступности тестов на антитела.

- Есть ли у участников КИ побочные эффекты? Есть ли заболевшие в ходе КИ?

– О серьезных побочных эффектах никто не сообщал, о заражении тоже.

- Когда и почему у вас возникли сомнения в эффективности вакцины?

– Разработка «Вектора» максимально закрытая, если по «Спутнику» сотрудники Института Гамалеи хотя бы опубликовали статью в журнале «Ланцет» перед началом 3 фазы клинических испытаний, то «Вектор» опубликовал лишь патент, в котором отображены не очень впечатляющие цифры по эффективности и наличие антител к полноразмерному S-белку у иммунизированных животных. Вакцина «ЭпиВакКорона» представляет собой фрагменты S-белка, стимуляция которыми, по заверениям «Вектора», приводит к выработке нейтрализующих антител, которые разработчики обнаружили при тестировании сыворотки привитых животных.

Но когда началась третья фаза испытаний, «Вектор» стал утверждать, что стандартные тест-системы на антитела к полноразмерному S-белку обнаруживать антитела, полученные в результате вакцинации «ЭпиВакКороной», не будут, что для их выявления понадобится какая-то особая тест-система. Меня и некоторых других людей это заявление насторожило, а потом начали появляться нулевые тесты [на антитела]. Результатов пока мало, порядка 20, все нулевые, кроме одного, в котором есть очень низкий титр антител.

Ситуация по-прежнему непонятная, а тем временем появляется все больше людей, привитых этой вакциной в рамках гражданской вакцинации, а не клинических испытаний.

– Может оказаться, что эта вакцина – «пустышка», что она вообще не вырабатывает иммунитет к коронавирусу и у нее нулевая эффективность?

- Из-за закрытости данных по вакцине нельзя сделать какой-то однозначный вывод на этот счет. Но такой расклад возможен. Нельзя ничего сказать об эффективности или неэффективности вакцины, поскольку нет никаких опубликованных данных, по сути, остается лишь верить «Вектору» на слово. Мы не знаем наверняка, защищает ли она в реальности от чего-то или нет.

Для выяснения правды про вакцину от «Вектора» осталось совсем мало времени, 18 января вице-премьер Татьяна Голикова сообщила, что масштабное производство этой вакцины начнется уже в феврале. То есть вакцину «ЭпиВакКорона» выпускают в гражданский оборот для массового применения вообще без каких-либо данных о результатах испытаний ее безопасности и эффективности.


Опубликовано 19 января 2021 г. в «Republic-Власть»: https://republic.ru/posts/99334
Tags: АннаПопова, Вектор, РинатМаксютов, Роспотребнадзор, ЭпиВакКорона, вакцина-плацебо, коронавирус, коррупция
Subscribe

  • ЯВЛИНСКИЙ, ЕГО ДОХОДЫ И INSIDER

    В материале The Insider была допущена серьезная ошибка. В 2016 году Григорий Явлинский задекларировал в собственности банковские вклады на…

  • Школа №306 г. Москвы

    Мой внук пошел в школу, в которой училась его мама. Это 306 школа в районе Ростокино (входит в ГБОУ города Москвы "Школа № 1499 имени Героя…

  • ВЫМОГАТЕЛИ ИЗ ЖИЛИЩНИКА РАЙОНА ОТРАДНОЕ

    Сегодня ко мне в дверь позвонили. Когда я открыла дверь, то увидела тетку без маски на лице с большой пачкой одинаковых листков в руках, один из…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment