Римма Поляк (rimona) wrote,
Римма Поляк
rimona

Categories:

Вторая волна пандемии коронавируса: неизбежность или результат политических ошибок? Часть II

Окончание. Начало здесь.



«Мы уже знаем про этот вирус невероятно много, но при этом мы не можем дать определенных ответов»

Согласился ответить на мои вопросы и Алексей Вольфсон - молекулярный биолог, основатель и научный руководитель биотехнологической компании Advirna (США). (Должна отметить, что зарубежные ученые легче идут на контакты с журналистами, чем наши соотечественники.)

Римма Поляк: Алексей, с Вашей точки зрения как ученого, какие основные ошибки совершили власти большинства стран в борьбе с пандемией?

Алексей Вольфсон: Вопрос об ошибках очень неоднозначный - это зависит от изначальной стратегии и возможностей. С любой инфекционной болезнью можно справиться с помощью очень жесткого карантина и отслеживания контактов - это удалось сделать в Китае. Но какая еще страна может посадить на жесткий карантин 60 миллионов человек, отслеживать их контакты, всех их изолировать, жестко контролировать ношение масок и практически прекратить общение с внешним миром? Немногие. В Южной Корее проблему удалось решить комбинацией отслеживания контактов по телефонам и очень эффективного тестирования.

Основная и безусловная ошибка в Европе и США - необъяснимое опоздание с массовым тестированием. В США для этого были политические и административные причины - отсутствие желания «сверху» и особенности законодательства. Но главное - не было желания «сверху».

Глядя назад, представляется, что еще в январе надо было жестко ограничить сообщение с Китаем и разворачивать систему массового тестирования и отслеживания контактов - как в Корее. Но не уверен, что это возможно - и политически, и технически.

Политический ответ на пандемию сформирован не научным сообществом, а некой эмоциональной реакцией - страхом на репортажи из Италии весной этого года. И этот ответ не рационален.

Римма Поляк: Как Вы оцениваете деятельность ВОЗ? Ее роль в пандемии больше положительная или отрицательная?

Алексей Вольфсон: На ВОЗ лежит огромная ответственность. Они совершили две серьезные ошибки: первая - не объявили пандемию в январе-феврале, что задержало введение ограничений на сообщения с Китаем; и вторая - безосновательно не рекомендовали использование противовоспалительных средств, что задержало развитие методов поддерживающего лечения.

Почему они не декларировали пандемию раньше? Вопрос без ответа. Возможно,  причиной стала неполная информация, предоставленная Китаем, возможно - политическое давление. В целом, это мое мнение, повлияло отсутствие квалификации и лидерства в этой организации.

Римма Поляк: Как нам справиться со второй волной пандемии с меньшими потерями, чем это было в разгар первой?

Алексей Вольфсон: Надо ли справляться со «второй волной» - это принципиально зависит от возможностей. Так, Новая Зеландия, где фактически изолированная территория с низкой плотностью населения, может себе позволить дожидаться вакцины. Но таких стран мало. Введение очередного локдауна, конечно, поможет, но огромной ценой.
Важно понимать, что все может измениться. Из того, что видно сейчас, разумными мерами являются массовое тестирование, отказ от массовых мероприятий (особенно внутри помещений), использование масок в общественных местах и целевая защита групп высокого риска (возраст 65+, лишний вес, диабет).
Я не вижу в настоящий момент никаких оснований ни для введения новой серии локдаунов, ни для массовой вакцинации неопробованными вакцинами.

Но важно понимать - эта эпидемия необычная, мы уже знаем про этот вирус невероятно много, но при этом мы не можем дать определенных ответов - что будет? что делать? - только вероятностные.

Третья фаза клинических исследований российской вакцины «Спутник V»

Статья руководителя научной экспертизы Inbio Venture Ильи Ясного «Вакциничный обман» , на которую ссылается Ольга Матвеева, опубликована в  издании The Insider 9 сентября 2020 г. В ней эксперт объясняет, какие неоправданные риски стоят за массовой вакцинацией вне рамок клинического исследования, так как пока неизвестно, формирует ли вакцина устойчивый иммунитет, а это означает «риск заражения, потому что привитые будут наверняка менее склонны соблюдать эпидемиологические меры предосторожности». Кроме того, «при вакцинации не в рамках клинического исследования теряется ценная информация, так как вакцинированные не будут сдавать анализы так часто и находиться под таким внимательным медицинским наблюдением».

Илья Ясный возлагает серьезные надежды на масштабные исследования 3 фазы вакцины, созданной в Центре имени Гамалеи. Вакцина называется «Спутник V».

Но обоснованы ли его надежды?

Победным реляциям Минздрава веры давно нет, слишком много нас обманывало это госучреждение. Но в эпоху соцсетей скрыть что-либо сложно, и важная информация всегда найдет способ для огласки. Из публикаций в интернете участников-добровольцев этого исследования вырисовывается следующая картина проведения 3 фазы КИ.

В исследовании участвуют 40 000 человек. 25% получат плацебо, остальные вакцину «Спутник V», при этом никто из испытуемых не знает, вводится ли ему настоящий препарат или плацебо (слепое исследование). Наблюдать за участниками КИ будут 180 дней. Набирают добровольцев через портал mos.ru. Там можно оставить заявку, и в течение двух недель с вами свяжутся и пригласят на медицинское обследование. После первой вакцинации добровольцам выдают специальные «умные» браслеты, которые отображают температуру, пульс, давление, оксигенацию крови (насыщение кислородом). Раз в сутки это устройство нужно синхронизировать с приложением на смартфоне и отправлять информацию в лабораторию.

Пишет добровольный участник 3 фазы исследований профессор биофака МГУ  Владимир Муронец (возрастная группа 65+):

«Некоторые подробности КИ гамалеевской вакцины. Вероятно, исходно 40 000 добровольцев разбили на две группы. Одну, я полагаю основную, прививают во множестве небольших центров в поликлиниках. Центр можно выбрать близко к дому. Краткий медосмотр, сдача анализов, подписание договора и выдача страхового свидетельства. В случае смерти из-за вакцинации – 2 млн. При хороших анализах через несколько дней снова медосмотр и первая вакцинация. Через 21 день – вторая вакцинация. Никакого изучения иммуногенности или каких-то анализов не предусмотрено при нормальном состоянии (несколько раз надо будет сообщить о своем состоянии). Конечно, все бесплатно. А вторую группу прививают в специализированных центрах, куда заранее распределяют добровольцев. В этом случае уже нельзя выбрать место, предусмотрено изучение иммуногенности и даже выплата 8 000 руб за взятие 4 образцов крови на такой анализ. В целом все организовано не слишком хорошо: очереди, дурацкие компьютерные программы и прочие мелочи. Но по сути довольно разумно. Я полагаю, что таких КИ в России еще не было».

«Прошло больше суток после вакцинации. Никаких изменений здоровья не замечено. Плацебо?.. Телеконтроль работает с перебоями, но работает. Звонили, справлялись о здоровье и так будет и дальше. Ну если вдруг поплохеет - напишу. Вторая прививка через 3 недели».

Как видите, даже в рамках клинического исследования вакцинированные не находятся под пристальным медицинским наблюдением.

Еще один участник 3 фазы КИ, Семен Гальперин, врач-нейрофизиолог (возрастная группа 50+),  явно получил вакцину, а не плацебо. Вот что он рассказал о своих ощущениях  после первой вакцинации «Общественной службе новостей»:

«Первые два дня у меня была высокая температура. Слабость, мышечные и суставные боли. В общем, полный набор общевоспалительных проявлений. Как при гриппе, если не считать отсутствия насморка, кашля и боли в горле. Сейчас уже все нормально. Кожных реакций не было, включая и местных реакций на месте введения.

Разница между температурой, которую показывает браслет и ртутный термометр, составляла 1,5-2 градуса. Я не понимаю, как такая аппаратура может быть использована в клиническом исследовании. Правила клинических исследований предусматривают зарегистрированную аппаратуру, которая соответствует нормативным требованиям. Когда я перемеривал температуру обычным ртутным градусником, то он показывал до 38,5 и выше. В то время как браслет показывал на 1,5-2 градуса ниже. А вот давление, частоту пульса трекер показывал относительно точно».

Этот рассказ добровольца – уже серьезная заявка на недобросовестность исследователей и некачественное проведение исследования. Я тоже, как и Семен Гальперин, не понимаю, как можно использовать для мониторинга состояния участников клинического испытания вакцины то ли бракованную, то ли специально настроенную на показ всегда нормальной температуры тела аппаратуру.

Как говорит главный инфекционист США Энтони Фаучи, «разработать вакцину и подтвердить ее безопасность и эффективность - это две разные вещи». Похоже, у разработчиков из Центра имени Гамалея с подтверждением безопасности и эффективности вакцины «Спутник V» пока не складывается.

Но ведь вакцина вообще может оказаться неэффективной, и не только преждевременно зарегистрированная российская, а любая. И тогда все надежды человечества сконцентрируются не на вакцине, а на том, научимся ли мы жить с этим вирусом, как живем, например, с вирусом гриппа.

Как научиться жить с коронавирусом

Опыт некоторых стран показывает, что это реально. Нет, я не имею в виду Швецию, где из-за полного игнорирования карантинных мер смертность от коронавируса значительно выше, чем в соседних скандинавских странах. Я хочу привести в пример Южную Корею. О том, как там научились жить с коронавирусом SARS-CoV-2, мне рассказала русскоязычная жительница Сеула, профессор университета «Согён» Жанна Баллод.

По ее словам, в течение всего лета в Южной Корее на 50 миллионов населения было не более 30 случаев суточного прироста новых заражений (для сравнения, в 10-миллионной Москве летом суточный прирост новых заражений составлял в среднем 700 человек). Причина - грамотные действия правительства, которые включают: информирование населения о необходимости ношения масок в людных местах; закрытие церквей, ночных клубов и других мест массового скопления людей; переход, по мере возможности, на работу онлайн; гибридное образование (чтобы сократить количество детей в школах, они посещают занятия по схеме неделя через две); налаженная система по выявлению инфицированных граждан и их изоляции (при положительном тесте граждане получают ощутимую помощь от государства – это и снабжение продуктами, и лечение на дому, чтобы инфицированные люди не выходили из дома). Большую роль сыграли также качественные тесты и образованное население, ответственно подходящее к своему и чужому здоровью.

В Корее не было полного локдауна, при этом все пострадавшие частные бизнесы получили финансовую помощь от государства, достаточную, чтобы пережить простой и не разориться. Семьям с детьми школьного возраста на период онлайн обучения ежемесячно выдают денежное пособие и продукты.

Проблему создали церкви. Религиозные фанатики отказывались тестироваться и лечиться, они болели сами и заражали окружающих. Из-за этого в Корее было две большие вспышки инфекции. В этом случае государство приняло жесткие меры. Церкви закрыли, все богослужения запретили, их можно проводить только онлайн или при личной встрече со священником. На имущество церковных общин наложили крупные штрафы, лидеров религиозных ковид-диссидентов посадили в тюрьму.

Меня интересовало, как в Южной Корее сейчас обстоит дело с туризмом, которое, на мой взгляд, является одним из самых значительных причин второй волны пандемии по всему миру.

«У нас все туристы проходят 14-дневную изоляцию в правительственном учреждении типа гостиницы. Это им стоит по 140 долларов в день. То же самое с местными жителями, выезжать из страны им никто не запрещает, но они должны провести 14 дней на карантине по возвращению. Поэтому без необходимости никто сам и не хочет ехать», - говорит Жанна.

«Внутри страны жители путешествуют. При этом властями приняты меры: летом общественные пляжи были закрыты, попасть туда можно было только по регистрации. В поезда и автобусы продают 50% билетов, чтобы пассажиры не сидели вплотную. Во время общенациональных праздников население просят оставаться дома», - рассказала мне Жанна.

Главное, что отмечает Жанна Баллод, в Южной Корее медицину не связывают с политикой, здоровье населения здесь на первом месте, оно важнее политики и даже экономики.

У нас в России

Увы, в России все наоборот. Самая большая беда России в том, что государство не ориентировано на человека. Медицинские проблемы решаются, исходя из политической целесообразности, как ее понимает власть. Отсюда и тотальное недоверие населения к мерам, принимаемым государством. Впрочем, государство и не торопится принимать какие-либо меры для помощи населению.

Пособия на детей прекратили выплачивать сразу после голосования за поправки в Конституцию и обнуление Путина. Помощь малому бизнесу свелась к отсрочке уплаты налогов.

А сейчас, в связи со второй волной пандемии коронавируса, власть решила ограничиться мягкими просьбам и рекомендациями.

Вот что сказал президент России Путин 24 сентября 2020 г. во время  видеоконференции с губернаторами ,  избранными в единый день голосования:

«Но не прошла ещё, полностью не завершена, далеко не завершена работа, связанная с борьбой с COVID‑19, с эпидемией. И здесь, конечно, нужно уделить особое внимание группам риска. Нужно разработать, исходя из ситуации в каждом конкретном регионе, программу комплексных мер по сбережению людей старшего поколения – именно по сбережению людей старшего поколения – и тех, кто входит в группу риска в силу самых различных обстоятельств.

Конечно, нужно с людьми очень аккуратно, спокойно, ненавязчиво работать, объясняя сложность сегодняшней ситуации, и там, где это можно, конечно, нужно обращаться к людям с просьбой соблюдать необходимые правила, в том числе и масочный режим. Конечно, это не всегда комфортно для людей – но болеть‑то хуже.

Очень бы не хотелось опять возвращаться к тем ограничительным мерам, которые мы вводили весной этого года. Поэтому тестирование нужно наращивать обязательно, текущие требования необременительные надо соблюдать, и диалог с людьми нужно вести».

Вот именно, необременительно, в первую очередь, для самой власти. Ни о какой финансовой помощи населению речи не идет, ведь выборы прошли и о населении можно забыть до следующих выборов.

Диалог, а вернее, монолог власти сводится к пустым словам, за которыми нет никакого смысла, никаких обязательств и никакой ответственности перед гражданами.

Самые большие страхи россиян в связи со второй волной пандемии связаны не с инфекцией и болезнью, а с безработицей (ведь очень многие потеряли работу в первую волну пандемии и так и не нашли), с  отсутствием средств на самые насущные нужды, с нищетой и голодом. Поэтому люди не соблюдают меры предосторожности, только единицы носят маски в общественных местах, нигде не соблюдается социальная дистанция, общественный транспорт переполнен. Власть наплевала на людей. А люди плюют на рекомендации власти. Болеть, конечно, плохо. Но умереть от голода – еще хуже.

Римма Поляк

Авторский вариант статьи, опубликованной 28 сентября 2020 года в «Republic.Власть» под названием «Вторая волна: неизбежность или результат политических ошибок?»
Tags: COVID‑19, RepublicВласть, коронавирус, пандемия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments