Римма Поляк (rimona) wrote,
Римма Поляк
rimona

Чтобы закрыть тему Божены

Меня больше всего остального в ее высказываниях в мой адрес зацепило «Где адвокаты, а где вы». Потому что я, в отличие от Божены и большинства (надо признать) населения России, много раз была сама себе адвокатом. Если я живу в «панельке», а кто-то в собственном доме в Лондоне или Майами (или сразу в четырех-пяти домах одной жопой), это не означает, что у нас такая же разница в уме, способностях, образовании, как в материальных условиях. Наверное, хорошо, если бы все получали по заслугам, но в жизни так не бывает. Богатство не является мерилом личности, как и бедность.
Мне самой приходится выполнять функции бухгалтера раньше ООО, теперь ИП, самой разбираться с налоговой службой, самой представлять свои интересы в судах. И я горжусь тем, что способна самостоятельно обучиться этому и самостоятельно себя и свою семью защитить. В принципе, человек с интеллектом способен на очень многое. В том числе лучше любого адвоката защитить свои интересы. Ольга Романова не юрист, но своего мужа она защищала сама, потому что прекрасно понимала, что лучше нее это никто не сделает: ни один адвокат не будет так упорен, так внимателен и так дотошен, как любящая жена, а если ей хватает ума и образования самой разобраться в юридических вопросах и смелости противостоять судебной системе, то она способна свернуть горы. Что Ольга Романова и сделала.
К счастью, у меня были не такие драматические события, как у Ольги и Алексея, но тоже не каждый бы смог сделать то, что сделала я.
Например, я сама вела переписку с израильской таможней и сумела их убедить вернуть мне таможенную пошлину за украденный еще в России груз. Кто знаком с израильской бюрократией,  поймет, что это была если не гора, то приличный пригорок.
Я сама сумела расторгнуть договор с Клаб Ин в Израиле и вернуть все деньги, уже снятые с нашего счета. Подробнее я об этом уже писала в своих сетевых «мемуарах».
Я сама сумела расторгнуть договор с риэлтерской компанией «Бест» на аренду дачи и вернуть деньги, за вычетом небольшой суммы, которую они выдали агенту. А корпоративные юристы будут почище любых судебных. Они не закон защищают и не клиента, а свою большую зарплату. Но я сумела их победить. В принципе, вина была больше не на фирме, а на хозяевах дачи в Кратово. Два божьих одуванчика, супруги-старички, он – бывший дипломат - сдавали полдома с большой кухней и всеми удобствами, с отдельным входом. А оказалось, что это проходная комната, а кухня-столовая  и туалет с ванной не только для арендаторов, но и для хозяев, и для семьи, которой они сдают под жилье сарай на участке. Но юридическую ответственность за сделку несла фирма. Поэтому возвращать деньги за обманную сделку я поехала к ним. С тех пор я уяснила, что старики могут быть мошенниками не хуже молодых, ведь состарившиеся мошенники не становятся честнее, наоборот, свой возраст они используют как еще одну уловку для обмана жертвы. И еще я уяснила, что все надо делать самой, не рассчитывая на здравомыслие мужа. Это он ездил с агентом смотреть дачу и заплатил за ее аренду, т.к. я сидела дома с дочкой. С тех пор мы везде ездили только все вместе, т.к. дочку оставить было не с кем.
В судах я и выигрывала дела, и проигрывала, но мои проигрыши были не менее заслуженными, чем победы.
Я проиграла суд в первой и апелляционной инстанции в отношении управляющего Салтыковским еврейским кладбищем. Но самое важное – документы на захоронения моих родных – я получила (через администрацию района), а суды выиграть было невозможно, в Балашихе круговая порука из судейских, силовиков, чиновников и «бизнесменов», типа Вайзера, с которым я судилась. Я не добилась возврата денег, полученных обманным путем, и компенсации за моральный вред, но получила большое моральное удовлетворение, практически разорив Вайзера, которому приходилось платить всем: прокуратуре, налоговой, судьям, полиции – так как я обложила его со всех сторон. Вишенкой на торте стал сюжет на ТВЦ про кладбищенских мошенников, куда с моей подачи попал и он.
В сущности, я не стала бы подавать на него в суд и просто попрощалась бы с деньгами, которые он у меня выманил, но он по просьбе моей троюродной сестры и своей коллеги Ирины Белокосковой (она работа в похоронном отделе МВД) не выдал мне документы на могилы и год издевался надо мной. Видимо, кроме желания угодить подружке им двигал еще и природный садизм. Поэтому мне пришлось защищаться.
Еще один суд я проиграла, когда пыталась принудительно выкупить у Раисы Шор  ¼ долю в квартире, ¾ которой достались мне по наследству. В принципе, это было с самого начала провальное дело. Наше законодательство не дает возможности разрешить такие споры. И я бы не стала подавать в суд, но в суд обратилась Шор, и мне пришлось подать встречный иск. Ни один из двух адвокатов, с которыми я консультировалась по этому делу, помочь мне не смог. А я смогла найти то, что позволило бы мне выиграть это проигрышное дело, если бы суд у нас был неподкупный. Я нашла точно такое же дело, где иск был удовлетворен в районном суде, которое прошло все инстанции вплоть до Верховного суда, т.к. ответчик был не согласен с решением, и по которому было вынесено Определение ВС, опубликованное в Бюллетене ВС. И хотя у нас суд не прецедентный, но Определение ВС, опубликованное в его Бюллетене,  имеет силу прямого указания для судов нижестоящих инстанций о том, как толковать и применять на практике законы.  То есть судья должна была последовать указанию Верховного суда и вынести решение в мою пользу. И судья это понимала, но это было не «по понятиям». Поэтому она тянула время, перенося раз за разом заседания, и каждый раз не забывала мне сказать, что такие сложные дела без адвокатов не решаются. Адвокат ей был нужен, чтобы договориться о размере взятки. Но я принципиально не хотела давать судье взятку. И в итоге она вынесла решение не в мою пользу, при этом в качестве довода привела якобы свидетельство Шор о том, что она годами живет в этой квартире и пользуется поликлиникой и др. соц. службами. Это была прямая ложь, Шор никогда в этой квартире и вообще в Москве не жила, и это было зафиксировано с ее слов в судебном протоколе, который был подшит к материалам дела. Я прошла все инстанции, но в каждой решение первой только подтверждали. Так устроена наша судебная система.
Еще три суда с Шор я выиграла. В разных судах. Без взяток. Там суть исковых требований была не так высока в цене, и судьи выносили решения по закону.
Защищала я и свою дочь по административному делу. Мы проиграли. На апелляции у нас было аж два адвоката, очень опытных (с их стороны это была дружеская услуга), но мы все равно проиграли. Судя по той скорости, с которой нам выдали решение на руки, оно было подготовлено заранее и не зависело ни от чего, что могло бы произойти на судебном заседании.
Все это я рассказываю для того, чтобы было понятно, я не профан в юридических вопросах, у меня в этой области большой опыт и немалые знания накопились, по некоторым вопросам гражданского законодательства я консультировать могу, и не Божене мне высказывать, где я, а где адвокаты, я как раз там, где адвокаты, а она там, где лохов разводят на деньги. Недавний пример, свое ИП она поручила вести бухгалтеру, ИП у нее, как я понимаю, для гонораров за рекламу в соцсетях. Для чего нанимать бухгалтера для этого – спросите Божену. Видимо, для понтов.
Я сама занимаюсь многими вещами не только из-за того, что это экономит мне деньги, мне важно принимать решения, исходя из понимания происходящего, я во всем должна сама разобраться и все сама проконтролировать. Наверное, когда речь идет о крупном бизнесе, все самостоятельно контролировать невозможно, приходится делегировать часть полномочий другим, но когда бизнес маленький, и, тем более, когда речь идет о семейных делах, принимать во всем участие и все контролировать – это естественно и разумно. И для меня это единственно правильный выбор.
Возвращаясь к адвокатам Божены, с которых все началось. Речь там, собственно, шла об одном адвокате и не Божены, а ее сожителя Малашенко. Где он подцепил Вадима Прохорова, я не знаю, наверное, в штабе Собчак. Именно подцепил, потому что Прохоров в роли бракоразводного адвоката – это как триппер.
Собственно, я бросила реплику, что если дети совершеннолетние и нет имущественного спора, то и адвокат не нужен. Развод в загсе не требует ничего, кроме заявления. А для раздела имущества, если стороны сами пришли к согласию, достаточно грамотного и порядочного нотариуса, который составит мировое соглашение и выдаст свидетельства на права владения.
Конечно, для тех, у кого понты зашкаливают, пойти самим в загс или к нотариусу – ниже их достоинства. Им непременно нужен адвокат, который обязательно доведет дело до суда, потому что это гораздо дольше и намного дороже.
Ну, так наймите адвоката, который, во-первых, специализируется на таких делах, а не на политическом праве, как Прохоров, а во-вторых, непубличного, который не привык, как Прохоров, светить мордой перед фото- и видео камерами и раздавать интервью. Нанимать для бракоразводного процесса адвоката, являющегося раскрученной публичной персоной, за которым таскаются журналисты, это вывесить на всеобщее обозрение все свои грязные простыни. Сомневаюсь, что Игорь Малашенко об этом мечтал. Впрочем, если он выбрал в спутницы жизни Божену, у него нет другого пути.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments