Римма Поляк (rimona) wrote,
Римма Поляк
rimona

Categories:

Подсудимые по делу об убийстве Немцова оговорили себя под пытками



Медиазона публикует подробный отчет о судебном процессе по делу об убийстве Бориса Немцова.

13 октября, на пятый день процесса, подсудимые в зале суда рассказали, как у них брали показания. Похищения, избиения, издевательства, унижение человеческого достоинства, пытка током, запугивание, шантаж, психологическое давление - таков примерный перечень методов дознания, которые к ним применяли.


После этого суд (нормальный суд, независимый, а не придаток к псевдоследствию) должен прекратить дальнейшее исследование доказательств из материалов дела, подготовленных этим «следствием», и провести расследование для выяснения обстоятельств, о которых рассказали подсудимые. Если их показания в зале суда подтвердятся, и они действительно оговорили себя и друг друга под пытками (я в этом не сомневалась ни минуты с самого дня убийства), то все так называемые материалы дела суд должен признать ничтожными и вынести решение о новом расследовании. Подсудимых признать невиновными, а тех, кто под пытками выбивал из них ложные показания, привлечь к уголовной ответственности.

Но это я размечталась. В действительности суд как ни в чем не бывало продолжил изучать материалы сфабрикованного дела.

Кстати, подсудимые рассказывали о похищениях и пытках в СИЗО в отсутствии присяжных, эти показания причислили к процессуальным вопросам, которые рассматривают без присяжных.

Последовавшие затем допросы следователей и экспертов, собиравших улики с места убийства, тоже проходили без присяжных. Оказывается и это процессуальные вопросы.

Суд присяжных, которому для вынесения вердикта дают выборочно крохи информации, превращается в абсурд и профанацию.

*************************
Адвокат Марк Каверзин уточняет, что защита хочет знать, кто проводил следственные действия с их подзащитными и присутствовали при них защитники обвиняемых по соглашению. «Надо выяснить, оказывали или не оказывали давление на обвиняемых и установить законность этих доказательств», — добавляет Каверзин.

Адвокат Магомед Хадисов говорит, что его подзащитный Шадид Губашев и его брат Анзор Губашев просят узнать, какие с ними следственные действия проводились, поскольку некоторые из них они считают незаконными. Судья интересуется у Анзора Губашева, были ли в отношении него незаконные следственные действия.

«Меня заставляли, чтобы я заставлял Губашева Шадида в присутствии полковника ФСБ и следователя Краснова подтвердить вещи, которые я не знаю и не знает Заур», — говорит Анзор.

По его словам, полковник ФСБ и следователь Краснов «угрожали ему расправой». «Вы и так, и так сядете», — цитирует Анзор следователя и сотрудника ФСБ. У Губашева голос дрожащий. По его словам, следователь Краснов много раз угрожал «посадить» его гражданскую жену.

«В деле не имеется это все давление, которое к нам применялось. Все, что Губашев Шадид давал (показания — МЗ), это я его заставлял в присутствии полковника ФСБ и Краснова, что он меня, Дадаева видел. Это имеет значение очень большое», — говорит Губашев, отмечая, что ранее ему говорили, что эти сведения «не имеют значения».

— Ваша честь, — обращается к судье прокурор.
— Подождите.

Судья Житников спрашивает, применялись ли какие-то другие незаконные действия к подсудимым, кроме угроз.

«Нас похитили 5 и 6 марта (Губашев говорит о себе с братом и Зауре Дадаеве — МЗ) и пытали», — говорит Анзор Губашев.

</section>

12:30

Судья делает замечание защитникам за переговоры: «Я подробно всех выслушаю».

«Когда меня похитили с 6-го по 7-е ко мне применялись физические действия. Полностью догола раздели и пытали меня, током били. Числа седьмого, когда меня начали одевать, мне в ухо засунули… издевались, я связан был, током пытали. Извините, я выскажусь этим словом: говорили: "Сука, мы тебя завалили бы". Очень сильно издевались на самом деле, ваша честь, пока восьмого марта в СИЗО не попал. У меня глаза связаны были, я на полу лежал, ничего не видел, меня пытали током», — продолжает рассказ Анзор Губашев.

Он говорит о протоколе допроса от 25 марта 2015 года.

«Эти пытки зафиксированы. Если вызовут, я эту справку предоставлю», — рассказывает Губашев. Как он утверждает, с 8 по 18 марта его в СИЗО посещали следователь Краснов и полковник ФСБ, требуя дать показания против Заура Дадаева.

Потом они ему якобы сказали: «Наверное, ты слышал по радио, что мы Беслана Шаванова убили. Мы и тебя убьем, сначала срок дадим». Губашев в ответ говорил: «Клянусь Аллахом, не было ничего такого, что вы сейчас рассказывали». «Нас это не интересует», — цитирует Губашев полковника ФСБ. По словам подсудимого, на этих встречах не было его адвоката.

«Раз такие большие люди по беззаконию нас задержали, пытали... "Если они говорят убили одного, значит, и вас бьют", – говорили сокамерники. Говорили: "Мы больше не вернемся, мы вас убьем, у вас шанс был". Потом Краснов пришел в середине апреля, продленка у нас должна была быть. Он заставил меня написать заявление, которое я не видел и не знал. Заявление дал написать и забрал, чтобы я отказался от адвоката, которого мне родственники наняли. Хотя я не знал, что он есть. Я его в суде увидел», — рассказывает Губашев.

12:38

Когда Губашев узнал, что следственную группу возглавил следователь Николай Тутевич, он пытался просить вызвать следователя Краснова и полковника ФСБ и стал рассказывать о пытках.

— Значит, вы сказали, что с 8 по 18 марта к вам приходил следователь и полковник ФСБ, который вам не знаком. Это март какого года? — уточняет судья.
— 2015 года. Краснов Владом его звал. Помимо Краснова и вот этого полковника было еще несколько человек.
На вопрос судьи Губашев поясняет, что они посещали его в СИЗО.

Также он говорит, что к нему приходил адвокат Остапчук. «Когда он увидел мое состояние, он сказал, что "я совесть потерял, но у меня сердце есть"». По словам Губашева, Остапчук посоветовал ему найти хорошего адвоката.

12:40

Судья спрашивает у Шадида Губашева, применяли ли к нему незаконное воздействие. Подсудимый отвечает утвердительно. Он рассказывает, что 6 марта его с братом, когда они ехали на машине, похитили неизвестные люди.

— Я вас спрашиваю про незаконные методы ведения следствия, а не про задержание.

— А, про следствие. А про это когда говорить?

— Вы расскажите про незаконные методы ведения следствия. Кто, где, когда применял?

— В СИЗО «Лефортово» 8 марта. Незаконные действия. Насколько я знаю, поскольку я не судим, нас не имеют права сажать с судимыми людьми. Я сидел с человеком, который был дважды судим за убийство. Я 16, по-моему, марта давал показания. Я давал показания, писал все ручкой. Я рассказал, думал изначально, разберутся, но сказали, что если мой брат не признает убийство, то меня по-любому арестуют.

— В каком томе эти показания? Защитник, знаете?

— Я сейчас не знаю. — говорит Магомед Хадисов. Он рассказывает, что Шадида Губашева несколько раз посещали в СИЗО сотрудники ФСБ и приводили его брата Анзора Губашева. Адвокат просит Шадида рассказать об этом.

— Незаконные действия, которые происходили в Следственном комитете. 16-го числа я дал показания, все рассказал, когда вопросы задавали, где был, что делал. Я там сказал, что этого человека встречал, потому что меня Заур Дадаев просил. Я этого человека впервые видел.

— То есть вы кого-то оговорили? — спрашивает судья.

— Естественно. Дадаева, брата своего, — перечисляет Шадид Губашев. — 9-го числа пришел Краснов и эфесбешник какой-то, он угрожал. Говорил даже: «Твою судьбу решил сам Путин. Тебя на север отправим. Уже решено все». Они говорили, что надо делать «так, как мы говорим: что тебе рассказали Губашев Анзор и Дадаев, что они совершили преступление». Я сказал, что не буду оговаривать никого. Ко мне заводят брата моего в девятый бокс в «Лефортово». Это где ведется допрос. Заводят брата моего и просят, чтобы он объяснил, как что нужно делать. Он говорит, вот такие показания дай, что мы с Зауром совершили преступления, что Беслан Шаванов, Дадаев стрелял, брат мой водил машину.

Шадид Губашев добавляет, что Анзор плохо водит машину, «особенно в Москве, где надо дорогу знать».

— И начали диктовать мне. Я просил его: «Не проси меня так делать». Он (Анзор — МЗ) говорил, что ему пообещали, что меня отпустят, — продолжает рассказывать Шадид Губашев.

12:48

Шадид поясняет, что в этих показаниях «оговорил людей».

«У меня на теле изуродованы части тела. Вы говорите: "Не говорите". В следственном изоляторе фиксируют, все шрамы фиксируют, спрашивают, что есть. Я в дальнейшем покажу изуродованные части. Меня пытали, в яму посадили, расскажу, как я слышал, как брата пытали, как моего родного человека пытали, как просили признаться в убийстве Бориса Немцова. Это бесчеловечно. Это происходило все на самом деле. Как эфесбшники нас вывозили. Когда генерал ФСБ угрожает самим президентом, это любой даст показания. Мне продиктовали, что надо говорить. Если бы я сделал что-то и мне диктовали, что я совершил», — говорит Губашев.

Судья уточняет, были ли правдивым показания от 9 марта. Шадид Губашев отвечает утвердительно. В показаниях от 12 марта, по его словам, он оговорил брата. Шадид отмечает, что на записях с видеокамер в СИЗО можно увидеть, как к нему в бокс приводили брата.

— Какие-то другие незаконные действия к вам применялись?
— Вот рука изуродована.
— Вы в СИЗО уже поступили так?
— Там не зафиксировали.
— Когда вы получили повреждения? При задержании?
— Нет, при похищении.

12:50

Теперь судья спрашивает о незаконных действиях в отношении Заура Дадаева. Тот рассказывает, что хотел сообщить о незаконном задержании и пытках еще 8 марта в Басманном суде. «Краснов понял, что я хотел это сказать, суд просто удалился», — говорит Дадаев. Он добавляет, что затем говорил Краснову о намерении рассказать о пытках журналистам.

8 марта его также посещал полковник ФСБ, утверждает Дадаев.

«Со мной был задержан Юсупов Рустам. Это есть в уголовном деле, я с самого начала это заявлял. 5-го числа меня задержали, до вечера 6-го меня пытали. Рустама шантажировали. У него жена, дочь больная», — говорит Дадаев.

По его словам, неизвестные грозили «в лучшем случае убить его с Рустамом и выкинуть». В машине у подсудимого взяли кровь из пальца. «Я говорю, зачем вы это делаете», — вспоминает Дадаев.

— Пытали вас, что это значит? Применяли физическую силу?
— Не просто пытали. Если говорить по-колхозному, меня просто опускали. Четыре раза я вырубался. Ток пускали, крутили током. Играли в плохого и хорошего. Хороший: «Ну, ты же понимаешь…», второй крутит током.

12:53

Дадаев заверяет, что с 6 на 7 марта люди в масках объясняли, какие показания он должен дать: где застрелил Немцова, что уехал на машине ZAZ, а потом улетел в Чечню.

Подсудимый говорит, что плохо знает Москву, знает только, где находится Красная площадь.

— С 6 на 7 вы дали показания, в которых оговорили всех? Оговорили вы Губашева Анзора и Шаванова Беслана?

Дадаев отвечает утвердительно. «Они принесли бутылку, сказали, что на бутылку тебя посадим, если скажешь что-то не так», — добавляет Дадаев.

«В Москву когда прилетели, мы за две сутки ничего не ели, только пили. На видео увидите, какой я», — замечает Дадаев. Он отмечает, что в Следственном комитете отказались вызвать ему адвоката, которого наймут родственники.

«В следственный изолятор приходил Краснов, говорил, что пожизненное мне даст. С эфесбшником приходил. И до сентября ко мне приходили неизвестные какие-то люди, без защитника», — вспоминает Дадаев. Как он утверждает, неизвестные обещали подбросить патроны его брату или матери.

«Две сутки я просидел в наручниках, кандалах. С 5 по 6 раздетый, с 6 по 7 одетый. Как собака. Были раны на ногах, руках, ухо, нос. Все, что они хотели, то отметили», — говорит Дадаев, вероятно, о фиксации его повреждений в СИЗО.

13:00

«По тем показаниям, которые дают подсудимые, имеются постановления, как проводилась доследственная проверка, отказы в возбуждении уголовного дела по заявлениям Губашевых и Дадаева, — говорит прокурор Семененко. — Говорится, что никаких угроз не было. Такая экспертиза была проведена».

Гособвинитель также указывает на объяснения Шадида Губашева о том, что на него оказывали воздействия, физическое насилие, поступали угрозы. По словам Семененко, в показаниях Губашева говорилось, что адвокат Хадисов ранее советовал не говорить об этом. Магомед Хадисов предлагает спросить у его подзащитного, как проводились следственные действия, при которых он якобы дал такой совет Губашеву.

К судье обращается адвокат Шамсудин Цакаев: «Пока правоохранительные органы не дошли до того, чтобы фиксировать свои нарушения, угрозы на видео». По мнению адвоката, для обвинения не представляет сложности предъявить запрошенный документ.

Шадид Губашев просит разрешение выступить с заявлением. По его словам, сотрудники ФСБ его заставили отказаться от своего адвоката Мумаева и не комментировать дело журналистам в обмен на освобождение из СИЗО. «Что касается адвоката Хадисова, когда я понял, что меня не собираются отпускать, на апелляции я сказал, что мне нужен адвокат», — говорит Шадид. После этого ему вновь стали поступать угрозы.

Затем он уточняет, что отказался в итоге от услуг Мумаева и Хадисова.
— Так почему он сейчас ваши интересы представляет? — спрашивает судья.
— Ну я его попросил. Я же не вижусь с родственниками.

*************************
Полностью тут.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments