Римма Поляк (rimona) wrote,
Римма Поляк
rimona

Четвертый Конгресс вышел комом

Четвертый Всероссийский гражданский конгресс, который прошел 12 декабря в гостинице «Космос», представлял собой ремейк фильма Рязанова «Гараж». С 10 утра до 7 вечера члены гаражного кооператива участники Конгресса переизбирали своих сопредседателей. Ни на что другое ни времени, ни сил уже не хватило.
Вся интрига крутилась вокруг одной персоны – Гарри Каспарова – который зубами вцепился в должность сопредседателя ВГК и ни за что не хотел ее упустить. Дело в том, что его президентская избирательная кампания закончилась, по его словам, так и не начавшись, коалиция «Другая Россия», ставшая его стараниями аналогом партии, развалилась на куски, возглавляемый им ОГФ не имеет серьезного политического веса, и единственный легитимный и хоть сколько-нибудь авторитетный пост, который у него оставался – это сопредседатель ВГК. Но ВГК, наступив неоднократно на одни и те же грабли, наконец, прозрел, и пришел к выводу, что гражданский конгресс – это широкая и нейтральная сетевая структура, и она способна выполнять функции арбитра, переговорной площадки, посредника, морального авторитета и защитника прав граждан самых разных политических и аполитичных взглядов только будучи одинаково удаленной от всех политических партий с их борьбой за власть, а этот статус никак не согласуется с наличием в руководстве Конгресса лидера одной из политических организаций. Из этого явственно следовало, что такой яркий и активный политический игрок, как Гарри Кимович, не должен занимать пост сопредседателя ВГК, а равно и никто другой из руководителей политических партий и движений не должен избираться на эту должность.
Приняв такое решение, Комитет действия ВГК и три его непартийных сопредседателя – Алексеева, Аузан и Сатаров - рекомендовали съезду не переизбирать Каспарова на пост сопредседателя Гражданского конгресса. И так как дело тут не в персоналиях, а в принципе и дальнейшей судьбе ВГК, «предложить съезду принять решение, что руководители партий и общественно-политических организаций (включая членов их руководящих органов) не могут быть сопредседателями ВГК» (Протокол № 10 заседания КД ВГК от 6.12.2007 г.).
Но они не учли бойцовского характера Гарри Кимовича, не привыкшего сдавать свои позиции кому бы то ни было. Возможно, непартийные, политически неангажированные сопредседатели надеялись, что Каспаров сам снимет свою кандидатуру, прислушавшись к мнению тех, с кем он работал бок о бок 3 года. Возможно, они считали, что для него, как и для них, судьба ВГК важнее личных амбиций. Но они ошиблись. Для политиков, в особенности российских, нет ничего важнее личных амбиций и собственной карьеры. Поэтому Каспаров заранее подготовился к Конгрессу. Он пришел на него с большим количеством своих сторонников, которые должны были сами проголосовать за своего лидера и агитировать за него других, колеблющихся. И они агитировали, да так, что мало не показалось. Один агитатор договорился с трибуны до того, что Каспарова хотят убрать, чтобы бесконтрольно «пилить бюджет». Другой ходил между рядами и спрашивал: «Вы за Путина? Нет. Значит, вы должны быть за Каспарова». Вот такую альтернативу нам предложили: или Путин, или Каспаров. Хороший выбор?
Сам Каспаров тоже не скупился на громкие фразы. По его словам, его неизбрание будет свидетельствовать о том, что ВГК станет посмешищем для прессы, что СМИ будут заинтересованы только этим фактом и это дискредитирует ВГК. Но на этом он не остановился и пошел еще дальше, назвав дискуссию о нежелательности политической ангажированности ВГК и предложение не переизбирать его сопредседателем происками Кремля. То есть одним махом он оскорбил всех участников съезда, не собиравшихся за него голосовать. В своих выступлениях, коих в этот день было немало, он искусно использовал прием подмены одних понятий другими. Непартийность, общегражданскую направленность ВГК, на которой настаивали три сопредседателя и их сторонники, он упорно называл деполитизацией, а то и «чисткой рядов». Ссылался на пример Сахарова, пытаясь его общепризнанным авторитетом прикрыть собственные амбициозные планы.
На фоне энергичных, напористых, резких речей Каспарова интеллигентные и корректные выступления его оппонентов – Людмилы Алексеевой (по причине болезни не присутствовавшей лично, а приславшей свое послание съезду), Александра Аузана, Георгия Сатарова, Галины Михалевой, Андрея Юрова, Лилии Шибановой и других - хоть и были убедительны для тех, кто хотел разобраться в ситуации, но выглядели не так зажигательно и харизматично, как полные обличительного пафоса агитки лидера ОГФ.
Надо сказать, что весь ход Конгресса удручал. «Ну и бардак!» - пожалуй, это восклицание лучше всего характеризует то, что происходило в течение 9 часов в зале «Вечерний Космос». Самым ярким впечатлением от съезда, кроме неистовости Каспарова в достижении своих целей, было полное пренебрежение к демократическим процедурам некоторых его участников, по преимуществу активистов ОГФ и «Другой России». Эти господа всякий раз пытались заставить съезд переголосовать, если результат голосования их не устраивал. Особенно настойчивы они были, когда съезд принял большинством голосов решение о том, что у ВГК должно быть трое, а не пятеро сопредседателей. Число «пять» устраивало их больше, так как тогда у Каспарова повышались шансы на переизбрание, а при «трех», учитывая большой авторитет остальных претендентов, у него был риск проиграть.
Ведущим съезд стоило немалого труда отстоять ценность демократической процедуры и не позволить переголосовывать уже принятые решения. Давление на них оказывалось очень сильное, вплоть до того, что недовольные голосованием выразили им недоверие и пытались заменить их на других, более покладистых. Именно в таких ситуациях становится очевидным, чего стоят разговоры о демократии и о приоритете процедуры некоторых «демократов», считающих демократичным лишь то, что устраивает их. К сожалению, прошедший съезд показал, что среди членов ВГК таких псевдодемократов много. Хотя, возможно, они брали не числом, а горлом.
К середине дня накал страстей в зале достиг своего предела. Еще немного, и члены ВГК переругались бы окончательно. В ход пошли уже личные оскорбления. Но тут ведущие объявили перерыв, что позволило наиболее горячим участникам остыть и взять себя в руки.
После 16 часов, закончив процедурные вопросы, приступили, наконец, к выдвижению кандидатов. Всего их набралось шестеро: Алексеева, Аузан, Каспаров, Сатаров и Лев Пономарев и Мария Гайдар. Остальные – преимущественно из регионов – взяли самоотвод. Тут проявилась еще одна интрига – Людмила Алексеева категорически отказалась работать вместе с Львом Пономаревым. Тот потребовал публичных объяснений. С помощью мобильной связи болеющая Алексеева пояснила, что предыдущий опыт совместной работы с Пономаревым был слишком утомителен для нее, так как по всем вопросам у них разные мнения, и поэтому она не сможет работать с ним в одной команде. Из предвыборной речи Пономарева стало ясно, что эти разногласия касались как раз того, что он, как и Каспаров, считает нужным использовать Гражданский конгресс как площадку для политической борьбы.
Когда дело дошло до тайного голосования по предложенным кандидатурам, все были настолько вымотаны, что казалось, силы остались только у неутомимого Каспарова. Часть членов ВГК к этому времени уже покинули Конгресс, кто-то просто устал, кто-то опаздывал на поезд. Как это сказалось на итогах голосования – теперь узнать невозможно, можно только предположить, что раз большинство проголосовало за троих сопредседателей, что однозначно трактовалось как позиция против назначения Каспарова, то изначально большая часть съезда была против его кандидатуры.
Без нескольких минут семь счетная группа, наконец, объявила результаты тайного голосования. Сопредседателями ВГК сроком на 2 года съезд избрал Алексееву (147 голосов), Каспарова (118 голосов) и Сатарова (116 голосов). Александр Аузан, набравший 110 голосов, снял с себя полномочия сопредседателя. Пономарев получил 95 голосов, Мария Гайдар – 73 голоса.
Как отметили ведущие, наблюдателей от Ассоциации «Голос» при подсчетах было больше, чем самих счетчиков.
На оставшиеся до окончания съезда 2 минуты вновь избранные сопредседатели заняли места в президиуме. Каспаров выглядел удовлетворенным, Сатаров старался не показывать разочарования. Все остальные вопросы, вынесенные на Конгресс, остались нерешенными.
Усилия спасти ВГК от разрушительных междоусобных баталий оппозиционных политиков оказались напрасными. По-видимому, его ждет участь собственного неудачного «ребенка» - «Другой России» - полный раздрай и распад. Но если те, кто не голосовал за Каспарова, последовательны в своих демократических принципах, то, как бы они не горевали по поводу такой неутешительной перспективы, обязаны принять результаты выборов, ведь формально они были честными. Каспаров победил на них именно потому, что в отличие от своих оппонентов действовал как политик: жестко, без колебаний и рефлексий, предприняв все возможные действия, чтобы получить желаемый пост сопредседателя. И подтвердил этим правоту тех, кто опасается пускать козла в огород политиков в руководство гражданским конгрессом.

http://www.civitas.ru/openarticle.php?code=625

Фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments