June 7th, 2020

пати

Это нужно живым

Интервью с московской художницей Леной Хейдиз, основательницей «Партии Мертвых»






С Леной Хейдиз мы познакомились, когда она создавала серию портретов убитого Бориса Немцова. Но как оказалось, с работами этой художницы я была знакома намного раньше, и даже была поклонницей ее таланта, но как это бывает с широко разошедшимися в сети картинами, имени их автора не запомнила. А 5 лет назад пазл сложился, и необычные, будоражащие воображение картины соединись в моем сознании с личностью их автора, неординарной яркой женщиной - художницей, мыслителем, полиглотом.

В эти тяжелые для всех дни мне захотелось отвлечься самой и отвлечь своих читателей от удручающей повестки и поговорить о вечных ценностях. Поэтому своей собеседницей я выбрала Лену Хейдиз.


- Лена, среди ваших работ есть серия, которая выделяется своей необычностью, хотя все ваши работы нельзя назвать обычными, например, Химеры, которые мне очень нравятся - там бездна смыслов и метафор. Но серия черепов выделяется и на их фоне. Не могу сказать, что мне очень нравятся эти работы, но они удивляют, они не оставляют равнодушными, и еще, что довольно странно, они не пугают, а скорее вызывают любопытство. Расскажите, пожалуйста, почему черепа и почему их так много?

- Римма, серия состоит из 140 черепов и началась она 25 лет назад на Кельнском кладбище, у одной случайной могилы.

- А что произошло в Кельне?

- В Кельн я поехала в 1995 году весной - в творческую командировку на пару со знакомым художником (он не знал немецкого, а я говорю на нем свободно). Там в Кельне, на местном кладбище меня потрясла одна могила, это была могила немецкого масона по имени Отто и членов его семьи, на ней не было фамилии, только имена и масонский знак в виде треугольника и летящего сокола внутри, выбитого на граните памятника рядом со скорбными словами. Это были совершенно невыносимые и рвущие душу слова, с них я началась как художник, как будто дверь приоткрылась в пространство, где меня долго ждали.

Collapse )