August 28th, 2015

пати

Гарри Каспаров снова вышел на тропу раздора



Когда-то я потратила много времени и сил, чтобы объяснить обществу ту странную роль, которую взял на себя в оппозиции путинскому режиму некогда прославленный шахматист Гарри Каспаров.
Со временем, то, что я утверждала, стало очевидно всем. К сожалению, слишком поздно. Гарри Каспаров с 2004 по 2013 год, когда он совсем покинул Россию, успел развалить все объединения, которые создавала  в этот период демократическая оппозиция для борьбы с режимом. Конечно, этому способствовало и  много других факторов, не стоит демонизировать Гарри Кимовича, его роль в развале объединительного  движения оппозиции была большой, но не решающей, возможно, оппозиция не сумела бы объединиться и без него.

Я так и не смогла понять, что двигало Каспаровым, тяжелый характер, рано или поздно приводящий к раздору со всеми, с кем он сотрудничает, или нечто более злокачественное. Никаких доказательств того, что Каспаров сотрудничал с ФСБ, администрацией президента или еще с каким-то органом, кровно заинтересованном в недееспособности оппозиции, у меня нет. Поэтому я вполне допускаю, что его деструктивная роль – это следствие его дурного характера, а не сознательное предательство.

К сожалению, после 2-летнего перерыва, Гарри Каспаров снова вышел на баррикады. На этот раз он пытается вбить клин между Михаилом Ходорковским и его движением  «Открытая Россия» и  коалицией, созданной Навальным, Касьяновым и убитым полгода назад Немцовым.

В его сегодняшнем заявлении, сделанном после призыва Ходорковского разделять право, основанное на нравственности, и законы, принятые преступной властью, Каспаров, видимо, сознательно (ведь он умный человек) передергивает сказанное Ходорковским.

Привожу текст Каспарова:

«Михаил Ходорковский поздравил с освобождением Евгению Васильеву, что на фоне жесточайшего приговора Олегу Сенцову у многих вызвало справедливое негодование и недоумение. Признаться, подобный шаг немало удивил и меня, однако все действия и заявления МБХ в течение последнего года показывают, что это поздравление отнюдь не случайно, а полностью вписывается в политическую стратегию Ходорковского.

Вчерашнее заявление МБХ - это очередное обращение к российским элитам с заверением их в неприкосновенности в случае отстранения Путина от власти. Это не первая попытка подать сигнал со стороны Ходорковского: его агитация на Западе, направленная на снятие санкций против российских чиновников, и тезис о невозможности возврата Крыма Украине в "обозримой перспективе" были призваны выполнить ту же функцию.

Де-факто, сложилась ситуация, когда один из наиболее авторитетных представителей российского гражданского общества предлагает индульгенцию людям, принимавшим участие в конструировании существующего в России режима и являющимся его бенефициарами.

Подобная стратегическая линия, безусловно, содержит в себе рациональное зерно, так как раскол элит вполне может привести к отстранению Путина от власти, однако важно отдавать себе отчет в том, что стратегической задачей демократической оппозиции является построение в России правового демократического государства и недопущение очередного тоталитарного реванша. Для решения этой задачи недостаточно одной лишь замены "первого лица". Разложение российской государственности и деформация общественного сознания достигли уже такого уровня, что только полный демонтаж путинского режима, включающий окончательный разрыв с советским прошлым, наказание преступников от власти, проведение масштабной люстрации и, разумеется, полное следование нормам международного права (включая, разумеется, возврат Украине аннексированного Крыма), позволит сделать Россию цивилизованным государством, интегрированным в мировое сообщество.

В этой связи важно уже сейчас обозначить "красные линии", отделяющие тех представителей элиты, которые смогут рассчитывать на снисхождение, если активно поспособствуют бескровной смене режима, от тех, кто уже совершили слишком тяжкие преступления, исключающие прощение. Ко второй категории, безусловно, относятся те, кто напрямую причастен к военным интервенциям в Грузию и Украину, равно как и судьи, выносившие неправосудные приговоры Олегу Сенцову, узникам Болотной и другим политзаключенным, организаторы политических убийств, а также ОМОНовские командиры, руководившие силовым разгоном мирных демонстраций. Им ничего, кроме судебной скамьи и длительных сроков заключения, обещано быть не может. Кстати, руководивший Министерством обороны во время вторжения в Грузию Сердюков тоже относится ко второй категории, наравне со сменившим его в министерском кресле Шойгу, верным путинским нукером Кадыровым и многими другими.

Вместо того, чтобы провоцировать раскол правящей верхушки, посылаемые Ходорковским сигналы, напротив, создают у нее ложное ощущение безопасности, понимание того, что, как бы ни развивалась ситуация, всегда можно будет договориться с новой властью. Тем самым устойчивость режима только повышается. Напротив, обозначение оппозицией четких "красных линий" заставит тех представителей элиты, что еще не успели эти линии пересечь, трижды задуматься о том, стоит ли оставаться с Путиным до самого конца, не лучше ли покинуть тонущий корабль прежде, чем груз совершенных преступлений потянет их вместе с этим кораблем на дно».


А теперь постараюсь «на пальцах» объяснить, в чем состоит передергивание.

Во-первых, Евгения Васильева – это не путинская элита. Путинская элита – это Виктор Зубков, с 1991 года тесно связанный с Путиным и все эти годы занимающий высокие государственные должности, это Сердюков, после того как он женился на дочери Зубкова и, так сказать, «вошел в семью».

А Васильева в деле «Оборонсервиса» - жертва. Это уголовное дело никакого отношения не имеет ни к борьбе с коррупцией, ни к хищениям в минобороны. Само дело было инициировано Зубковым с целью наказать Васильеву за  роман с Сердюковым и вернуть Сердюкова в семью. Еще 6 человек, осужденных вместе с Васильевой, – вообще расходный материал, их судьбы не принимались во внимание теми, кто провернул это  уголовное дело.

Сердюков в семью вернулся. Васильева хлебнула лиха. Больше ее судьба авторов дела не интересует, поэтому они не стали мешать отцу Васильевой освобождать ее из  заключения.

Правозащитники доказывают, что Васильева вышла по УДО незаконно. Лучше бы они взялись доказать, что осуждение ее по этому делу было незаконно.

Безусловно, Сердюков принимал активное участие в мошеннических  схемах в минобороны. Иначе и быть не могло, схемы эти отлажены задолго до Сердюкова, а его туда и делегировали из семьи, чтобы он их успешно реализовывал. Возможно потому, что Сердюкову небезразлична была Васильева, он не стал привлекать ее к мошенническим схемам, как, например, мужа своей сестры Пузикова (который, кстати, ни к какой ответственности привлечен не был, как и сам Сердюков). А то, чем занималась в минобороны Васильева, не содержит состава преступления. Васильева курировала продажу непрофильных объектов недвижимости, принадлежащих минобороны. Вырученные средства шли на реализацию основных проектов минобороны, в том числе на покрытие долгов по выплатам зарплат военнослужащим.

Адвокаты Васильевой провели независимую оценку проданных объектов в международной консалтинговой компании Colliers International, которая дала заключение о том, что имущество минобороны продавалось не только не дешевле (в чем обвинили Васильеву), но иногда и дороже рыночной стоимости. Несмотря на то, что многомиллионный ущерб, якобы нанесенный деятельностью Васильевой, был документально опровергнут в суде, это никак не отразилось на решении суда, так как суд этот преследовал иные цели.  К сожалению, на мнении большинства наших  граждан о Васильевой это тоже никак не отразилось.

Вот что написал о Васильевой Ходорковский:

«В последние дни развернулась большая дискуссия о досрочном освобождении Васильевой. Оно законно, но, по мнению значительной части общества, не справедливо. Эта часть общества жаждет мести хоть кому-то. И это тоже следствие путинской политики последних лет — политики взаимной ненависти. А я считаю, надо радоваться, что женщину выпустили из тюрьмы.
      
Есть такое понятие: милосердие. В основе наших прав лежат христианские заповеди и христианская философия. Милосердие — их неотъемлемая часть. Держать за решеткой человека только ради острастки прочим, человека, который уже никому не угрожает и возместил свою часть ущерба, — немилосердно.
    
Желание «карать» только уводит внимание общества от истинных причин и истинных виновников. Нам нужно добиваться не сидения в тюрьме Васильевой, а справедливых, правовых законов и создания системы их безусловного исполнения».


И это заявление Ходорковского в интерпретации Каспарова превратилось в «обращение к российским элитам с заверением их в неприкосновенности в случае отстранения Путина от власти». Это я и называю передергиванием.

И оно совсем не безобидно, потому что способствует оскотиниванию населения России, чего и добивается путинская элита, в том числе с помощью разжигания ненависти к таким, как Васильева.

Процитирую саму себя, свой комментарий под заявлением Ходорковского, который я написала на его сайте:

По моему глубокому убеждению, то, что человек, не совершивший никакого насилия, осужденный незаконно, освобожден, это безусловное благо. И мне очень неприятно видеть и слышать, как многие мои единомышленники возмущаются освобождением Васильевой и тратят свое время и силы на то, чтобы она вновь оказалась за решеткой. Это озлобленность. И, наверное, ее можно понять и простить тем, кто сам или чьи близкие оказались незаконно осуждены и сидят за решеткой. Тем больше уважения и восхищения заслуживает Михаил Ходорковский, не озлобившийся после 10 лет незаконного заключения. Но для тех, кто обвиняет Васильеву и требует ее возвращения в колонию из-за того, что она из богатой семьи, у меня нет извинений. Это ровно то, что пытается сделать с народом власть – натравить одних на других, вытащить наружу самые низкие и темные инстинкты, возбудить ненависть к тем, кто чем-то отличается, будь то богатство, образованность, другие взгляды на веру или другая сексуальная ориентация. Для этого Васильеву и посадили – бросив ее обвинение как кость своре собак. Мы же не свора собак. Мы люди. Давайте будем оставаться людьми при любых обстоятельствах.

Но вернемся к Каспарову. Дальше он уже не передергивает, а откровенно лжет, когда заявляет, что Ходорковский на Западе агитирует  за снятие санкций против российских чиновников.

Ходорковский никогда не агитировал за снятие санкций с чиновников, напротив, он неоднократно делал заявления, что важно вводить санкции против российских чиновников, но при этом так их и озвучивать, не называть санкции против отдельных лиц санкциями против России.

Вот, к примеру, что говорил Ходорковский о западных санкциях и России во время своего визита в США в июне этого года:

«Санкции больно ударили по экономике России, но пока не способны привести к серьезному системному кризису. Год жизни под санкциями показывает, что Россия способна на длительное военно-экономическое противостояние с Западом. Вопрос — какой ценой? К сожалению, новая гонка вооружений и исключение из международного научно-технологического обмена не пройдут бесследно.
      
Нынешнее противостояние России с Западом — искусственное. Оно в интересах российских элит, которые хотят удержаться у власти и которым образ врага помогает отвлечь население от коррупции и неэффективности власти. Разжигание внутренней и внешней конфронтации стало механизмом выживания нынешней власти… Чтобы сохранить власть, они провоцируют изоляцию страны.
     
Западу стоит осознать, что интересы жителей России и интересы ее руководства фундаментально расходятся. Среди основных проблем, которые волнуют российских граждан — состояние здравоохранения и образования. Ими в последние годы были недовольны около 60-70% населения. Государство же предпочитает не инвестировать в социальный капитал, а перераспределять денежные потоки в пользу армии и спецслужб».


Пожалуй, самый сложный вопрос, который стоит перед оппозицией России – это проводить или не проводить люстрации после падения правящего  режима. Лично я считала, что во многом то, что власть в России оказалась в руках сотрудников  спецслужб, причем, самой худшей их части, произошло из-за того, что эти спецслужбы не были подвергнуты люстрации. И поначалу мнение Ходорковского о невозможности провести полноценную люстрацию в России меня насторожило. Я не сразу поняла, что он имел в виду. Но продолжая читать и слушать его высказывания на эту тему, а, главное, размышляя самой, я пришла к выводу, что, возможно, Ходорковский прав. Люстрация – неизбирательный процесс, она предполагает коллективную ответственность, что часто противоречит справедливости. Гораздо справедливее, когда каждый отвечает за собственные действия и несет ту меру наказания, которую заслужил лично. Если заслужил. Но это уже не люстрация, это суд. Насколько я поняла позицию Ходорковского по этому вопросу, он противник неизбирательной люстрации по формальным признакам и сторонник судебного разбирательства за конкретные преступления конкретных личностей.

Ходорковский утверждает:

«Вне зависимости от наших политических взглядов, мы все как общество остро нуждаемся в государстве, которое способно принимать понятные, правовые и справедливые законы. В государстве, которое само будет соблюдать эти законы, а не использовать их в качестве дубинки против неугодных.
       
Государство, основанное на праве, а не на пропаганде и неограниченной власти одного человека, соответствует интересам всех граждан: левых, правых, центристов, мужчин и женщин, консерваторов и феминисток, жителей центра и национальных окраин.
      
Более того, сильное государство, о котором так мечтают многие — это не то государство, которое может расправиться с любым политическим противником, а то, которое способно проконтролировать соблюдение права на территории всей страны.
      
У нас могут быть противоречия, однако страна у нас одна и без государства, основанного на праве, на справедливости, а не на личной власти, мы не сделаем ее лучше».


Как из этого заявления Каспаров сделал вывод, что «один из наиболее авторитетных представителей российского гражданского общества предлагает индульгенцию людям, принимавшим участие в конструировании существующего в России режима и являющимся его бенефициарами», я не понимаю. Вернее, понимаю, что это сознательная подмена, сознательное передергивание с целью оболгать человека и настроить против него его единомышленников. Зачем это нужно Каспарову? Не буду гадать. Этот вопрос лучше адресовать самому Каспарову.