July 10th, 2015

пати

Историк Васильев об ордынских традициях российской власти

Хан Батый — основатель русской государственности?

На днях слушала на «Дожде» программу «Медведев» с историком Леонидом Васильевым. Тема программы была становление российской государственности и влияние на нее татаро-монгольского нашествия.
Ничего принципиально нового, неожиданного для себя я не услышала, но в целом картина сложилась удручающая и, увы, я с ней не могу не согласиться. Увы – потому что никаких шансов у этого государства нет. Но, с другой стороны, становится понятно, почему западные страны живут и процветают, а мы в России мучаемся и загниваем.
К сожалению, расшифровки программы я не нашла. Поэтому перескажу своими словами основные тезисы, прозвучавшие в ней.
Предки восточных славян жили в тяжелом климате (мы и сейчас в нем живем), занимались подсечно-огневым земледелием, отвоевывая у леса куски почвы, выжигая их. Это тяжелый и занимающий много времени труд, притом довольно примитивный, быстро истощающий почву. При таком образе жизни не создавались города, не развивалась торговля, не было надобности в создании сложной структуры общества, не было своей политической культуры. Тяжелый примитивный труд и такой же образ жизни. Государственность пришла извне, вместе с варягами. Через земли предков восточных славян проходил торговый путь «из варяг в греки». С одной стороны, варягам было выгодно получать помощь от местного населения, с другой стороны, местное население, как описывает «Повесть временных лет», страдая от бесконечных междоусобиц, обратилось к варягам – придите и правьте нами. Пришел Рюрик со товарищи и с дружиной. Были эти варяги полувоинами, полуразбойниками, то есть тоже не имели ни опыта управления, ни политической культуры. Расселись варяги среди славян князьями. Быстро расплодились. Появились города. В городах жили варяги (князья и дружина), в селах – славяне. Из-за того, что у варягов не было никакой разумной системы передачи власти, каждый из князей мог при случае стать великим киевским князем, это приводило к постоянным конфликтам, междоусобным войнам и все к тому же хаосу, из-за которого  местные когда-то призвали варяг в князья. Такой была Киевская Русь. Периодически оседлое население Киевской Руси подвергалось набегам соседей-кочевников – половцев и печенегов. Но и  тут между князьями-варягами не было единства, кто хотел, приходил со своей дружиной воевать с кочевниками, а кто не хотел – оставался дома. (Кстати,  в «Слове о полку Игореве» как раз такой случай стал завязкой описываемых событий.)
Принятие христианства византийского толка еще больше отдалило Русь от западной культуры.
Когда в начале 13 века из Монголии пришли войска Чингис-хана, они практически не встретили сопротивления. Постепенно территория московского княжества стала улусом татаро-монголов. Власть здесь полностью принадлежала хану. Князья ездили к хану в Сарай – первый город монгольской империи, ее столица, построенная на территории современной Астрахани, и там сидели месяцами – ждали ярлык на княжение. В сущности, русские (варяжские) князья превратились в наместников хана.
Иван Калита добился у хана разрешения самому собирать для него дань со всего населения. Собирал больше, чем нужно было отвозить хану в Сарай, из этого остатка сколотил большое состояние, на которое скупил власть в соседних городах. Так московское княжество стало самым сильным и большим, а московский князь стал признанным великим князем.
К тому времени киевские князья давно сбежали от татаро-монголов в Литву, где основали Литовскую Русь, так что место великого князя было вакантно, и Калита его купил.
Дальше в Европу татаро-монголы не пошли не из-за того, что их Русь остановила, а по своим внутренним причинам.
Через 300 лет после первого нашествия на Русь монгольское ханство распалось на множество мелких ханств, и власть татаро-монголов над Русью сошла на нет сама собой.
Монголы захватили не только  территорию восточных славян и Поволжья, они также захватили и Китай, причем, почерпнули у древней цивилизации Китая много полезного, в том числе в военном деле и государственном устройстве.
В свою очередь Русь за почти 300 лет власти монголов тоже много переняла у них. В том числе, наконец, установился определенный порядок передачи верховной власти от отца к старшему сыну.
В правление Ивана Грозного власть великого князя стала абсолютной. А при Петре Первом окончательно сложилось пожизненное рабство крестьян.
Православная церковь вела себя так же, как князья – пресмыкалась перед ханом, а в дальнейшем – при Петре – совсем срослась с властью, став частью чиновничества.

Получается, что у русской нации никогда не было опыта демократии, психология рабов и воров присуща ей изначально. А самыми известными правителями были деспоты. (У Васильева это не прозвучало, добавлю от себя: Российская империя берет свое начало не от Киевской Руси, а от Московского княжества, демократические традиции Новгорода, Пскова и частично Киева и других независимых торговых городов восточных славян были уничтожены московскими князьями на корню и не получили никакой преемственности в Российской империи. Зато, как и рассказывает Васильев, Российская империя много переняла у Орды.)