May 3rd, 2015

пати

Годовщина трагедии в Одессе. Промежуточные итоги официального и гражданского расследований

Год назад, 2 мая 2014 года, в Одессе произошли масштабные столкновения между сторонниками единой Украины и активистами «Антимайдана».

В этот день в городе была запланирована проукраинская демонстрация с участием футбольных фанатов, и «антимайдановцы» планировали ее сорвать. В ходе начавшихся уличных боев обе стороны использовали дубинки, пиротехнику и огнестрельное оружие, появились первые убитые. Одержав победу над «антимайдановцами» в центре города, футбольные фанаты и «Самооборона Майдана» отправились к Дому Профсоюзов, возле которого находился палаточный лагерь «Антимайдана». Лагерь был разгромлен, а Дом Профсоюзов, в котором укрылись сепаратисты, загорелся. Точные причины пожара, унесшего десятки жизней, до сих пор не установлены. По одной версии, здание было охвачено пламенем в результате действий проукраинских активистов, кидавших «коктейли Молотова». По другой версии, пожар был вызван неосторожными действиями самих сепаратистов, которые тоже швыряли «коктейли Молотова» из окон и вообще хранили в Доме профсоюзов значительные запасы зажигательных смесей.

В результате столкновений и пожара в Доме профсоюзов, по официальным данным, погибли 48 человек, еще 247 пострадали. 32 человека умерли от остановки дыхания, шестеро — от огнестрельных ранений, еще десять разбились, выпав из окон.

03.05.2015

Читать полностью.

пати

Майя Плисецкая и вертухаи

Оригинал взят у dolboeb в Майя Плисецкая и вертухаи
В Германии умерла вчера Майя Михайловна Плисецкая.
Майя Плисецкая в 2012 году, фото Рустема Адагамова
Не стану оскорблять её память собственными суждениями о балете, в котором ничего не смыслю.
Но очень советую моим читателям ознакомиться с воспоминаниями Плисецкой (Озон, Bookmate).
Это блистательная, очень глубокая, горькая, ироничная и страшная книга.
Прежде всего, это не рассказ всемирно знаменитой балерины о полувековой череде творческих успехов, а история московской девочки, у которой отца пытали и расстреляли (обстоятельства места и времени его гибели стали известны лишь через полвека), а матери — как «члену семьи изменника Родины» — дали 8 лет лагерей, когда самой Плисецкой было лишь 11.
Воспоминания повествуют обо всех испытаниях, выпавших на её долю — иногда с печалью, зачастую — с обидой, но всегда — с юмором и неубиваемым чувством собственного достоинства. Военные годы, эвакуация, побег обратно в Москву, борьба за место под солнцем в театральной труппе... Учителя, от великих до бессмысленных, кумиры, интриги, обиды, зависть, победы и разочарования — и неустанный надзор вертухаев, внимание которых к дочери двух врагов народа не ослабевало с конца 1930-х годов, несмотря ни на какие овации, ордена и звания — до самого крушения той жуткой системы, которую эти вертухаи обслуживали...

Но всё-таки я благодарна судьбе, — пишет в воспоминаниях Плисецкая. — Я не попала в Воркуту, Освенцим, Магадан. Меня мучили, но не убили. Не сожгли в Дахау...

Печально сознавать, что сегодня всё те же самые вертухаи, которые мучили, но не убили Плисецкую (или их ближайшие потомки-сменщики) по-прежнему в России главней любых прокофьевых, шостаковичей и ростроповичей... Случись Плисецкой доехать в последние полгода до Москвы, они б от неё под угрозой уголовного преследования потребовали бы явиться в городское отделение УФМС для собственноручной подачи рукописных уведомлений о её литовском, немецком и испанском гражданстве... Но теперь уж поздно им проявлять бдительность. Нет больше Плисецкой, и дела на неё не возбудишь.

Благословенна память её.