April 20th, 2015

пати

Деофшоризация по-нашему

Аркадий Романович Ротенберг, заслуженный тренер, доктор педагогических наук, автор научных работ в сфере организации и управления тренировочным процессом, наверняка читал строки, которые я вынес в эпиграф статьи. А если не конкретно эти – то любые другие изречения Владимира Владимировича, говорящие о порочной сути оффшоров, которые президент за годы своего правления изрекал не раз.
Что Аркадий Романович при этом чувствовал – сказать не берусь. Негодование, страх, злость? Или безразличие? Думаю, в любом случае кампания по деоффшоризации должна была найти отклик в сердце заслуженного тренера, хотя бы потому, что взаимоотношения оффшоров и Ротенберга имеет давнюю и славную историю.
Но для начала давайте определимся с терминологией.

Если «спросить» у компьютера, что же является оффшором, то одним из первых результатов будет Википедия, повествующая о том, что интересующее нас явление – это «финансовый центр, привлекающий иностранный капитал путём предоставления специальных налоговых и других льгот иностранным компаниям, зарегистрированным в стране расположения центра».
Но прелесть оффшоров, учитывая наши реалии, даже не столько в налогах, сколько в возможности скрывать истинного собственника бизнеса, спасая его от излишне любопытных глаз прокуратуры, Следственного комитета и ФСБ, что подтверждает опыт неуловимого владельца аэропорта «Домодедово», успешно скрывавшего свою личность после страшного теракта.


САВЕЛИЙ НЕХОРОШЕВ

20.04.2015

Читать полностью.


пати

Заблудившиеся в мифах

Чем слабее в государстве институты, тем сильнее должна быть общесплачивающая мифология. Создавая в обществе современного типа государственную мифологию, прежде всего, через образование и пропаганду, её стараются «исторически укоренить», вписать в некую уже существующую традицию. Это – совершенно нормально и по-другому не может быть в принципе. Совсем недавно мы видели, как такое стремление было даже закреплено юридически. Я имею в виду украинский закон о борцах за независимость Украины, в котором скрупулезно перечислены государственные образования, политические и общественные движения (последнее: диссиденты-правозащитники), которые как бы являются предшественниками нынешней «Третьей республики».
Особое значение государственное мифотворчество обрело в рамках путинизма, поскольку первые его идеологи школы ныне оппозиционного Г.О. Павловского, широко развитой Сурковым, исходили из такой версии субъективного идеализма, согласно которой пропагандистская картина мира и есть единственная реальность для населения. А группа посвященных PR-жрецов, тщательно дозируя и регулируя поток пропаганды, формирует все необходимые условия для болезненных реформ сверху.
И до определенной степени всё шло блестяще, пока речь не зашла об укоренение путинизма в русской истории. Наскоро выхватили очень разные фигуры государя Александра Павловича и графа Петра Аркадьевича и официально «канонизировали» их установкой памятников. Но традиция оказалась довольно «пунктирной» и негибкой. Как, например, можно славить «эпоху Великих реформ» – и одновременно ликвидировать суд присяжных и выхолащивать местное самоуправление (легендарное земство)? Или чествовать Столыпина, напустив «опричнину» на независимый бизнес?

ЕВГЕНИЙ ИХЛОВ

19.04.2015

Читать полностью.
пати

Соколов-Ротенберг – это сила!

Министру транспорта России Максиму Юрьевичу Соколову не позавидуешь – подведомственная ему транспортная отрасль находится на прицеле интересов многих влиятельных и серьезных людей. Тут, например, господин Якунин с его РЖД, которая недавно отметилась отменой электричек – история, шум от которой докатился даже до стен московского Кремля. И Аркадий Ротенберг с его интересами в сфере дорог, мостов и аэропортов. Вроде и у «Аэрофлота» есть определенное желание лишний раз ущипнуть министра. И наверняка еще множество серьезных людей, в хитросплетения которых лезть я не буду за ненадобностью, пьют кровь у Максима Юрьевича. В общем, должность – не позавидуешь.
Но самым интересным для меня аспектом работы министра транспорта являются его отношения с олигархом Аркадием Ротенбергом. Так, при рассмотрении заявок на строительство Керченского моста, Минтрансом была выбрана именно компания Ротенберга, и сколько бы ни говорили, что это чуть ли не меценатский проект, лично мне в это поверить будет слишком трудно. А в аэропорту «Шереметьево» – крупнейшем объекте транспортной инфраструктуры – орудует кипрская «TPS Avia», принадлежащая Ротенбергу. (Минтранс не реагирует на это никак, впрочем, как и другие федеральные чиновники, чего уж там). Платную трассу в Питер я даже в расчет не беру, это не такой яркий пример, как перемещение лучшего аэропорта России на Кипр, согласитесь. Хотя выявленное Счетной палатой завышение сметы на строительство участка дороги в размере 6,6 миллиардов рублей – вполне ничего себе история, но такого рода новости уже становятся привычными, и поэтому внимания не привлекают.

СЕРГЕЙ ЧИБИСОВ

20.04.2015

Читать полностью.