March 28th, 2015

пати

Трагедия Germanwings: то, что я должен сказать.

Оригинал взят у svetlyachok в Трагедия Germanwings: то, что я должен сказать.
Вчера все новостные каналы сообщили самую "горячую" новость дня: второй пилот злосчастного самолета Germanwings страдал депрессией, и крушение самолета, вероятно, было завершенной попыткой суицида. Социальные сети взорвались. "Урод чертов!" - написала некая дама в комментариях к публикации о событии, сделанной моей знакомой по Фейсбуку. "И плевать на его депрессию!".

Признаюсь честно, я содрогнулась. И без того о низком как никогда пороге агрессивности в русскоязычной сети уже, практически, сложены песни и саги. Почти любая новость не генерирует никакой информации, но генерирует ненависть. Плохо, когда эта ненависть адресована здоровым, сильным людям, способным за себя постоять и ментально устойчивым. Когда она адресована людям с психическими расстройствами - это трагедия. Случившееся во Французских Альпах способно создать новую стигму психических расстройств, усилить паранойю и страх, развить идею, что психически больные - те самые опасные и хитрые сумасшедшие из плохих триллеров в бумажных ярких обложках. И это очень плохо для всех нас - просто потому, что ни один из нас, братцы, никак не застрахован от депрессии, наиболее распространенного из всех психических расстройств. Каждый пятый человек на Земле переживает то или иное серьезное психическое расстройство хотя бы раз в жизни. Депрессию, психоз, расстройство пищевого поведения (извините), панические атаки или генерализованное тревожное расстройство. Мы не застрахованы.

Самое важное, о чем необходимо помнить: люди, страдающие депрессией, не склонны к насилию. Если Любитц действительно был депрессивен, то его действия не были актом насилия. Они были актом отчаяния. Да, родным погибших от этого ни разу не легче. Да, случайная бессмысленная смерть и такая же утрата приносит не меньше боли. И тем не менее, важно понимать: депрессивный человек переживает такую колоссальную душевную боль, что смерть выглядит избавлением, попыткой прекратить боль. Да, другие жизни при этом могут не приниматься в расчет. Так функционирует нарушенная психика.

Депрессивная мать может не кормить голодного ребенка. Сутками. Неделями. Даже когда он орет от голода. Депрессивные женщины говорят об окаменении и отсутствии чувств там, где раньше была огромная любовь к детям и способность заботиться о них, даже падая от усталости. Речь не идет о том, что она сознательно лишает ребенка еды и заботы - на фоне интенсивного душевного страдания голод ребенка перестает иметь значение. Это не агрессия, не злая воля, это форма дефицита, психической инвалидности.

Collapse )