June 7th, 2012

пати

Если он что и наложит, то точно не вето

Эхо спрашивает: Как Вы думаете, наложит ли Путин вето на законопроект об ужесточении санкций за нарушения на митингах?

Неужели кто-то всерьез думает, что единороссы самостоятельно придумали этот идиотский законопроект?
Путин и придумал. А двигала им при этом его паранойя, которая прогрессирует и затмевает остатки разума.
пати

Людмила Нарусова о законопроекте о митингах

О том, выгодно ли Владимиру Путину наложить вето на законопроект о нарушениях на митингах, как противоречащий конституции и международным обязательствам России, мы сегодня беседуем с Людмилой Нарусовой, членом Совета федерации, в нашей студии адвокат Вадим Прохоров. Почему вы сочли сегодняшнее принятие верхней палатой этого закона поспешным?
 
 Людмила Нарусова: Очень просто: он поступил в Совет федерации в час ночи. Заседание началось в 10. По регламенту совета палаты закон, тем более закон, который касается прав и свобод граждан, должен проходить обсуждение в комитетах. Под покровом ночи двум комитетам, как это выяснилось, комитету по безопасности и правовому, каким-то образом сообщили, что нужно придти. Они до заседания, в 8-9 утра, провели свои заседания. Но все остальные комитеты и члены Совета федерации об этом, естественно, не знали. Именно поэтому с точки зрения регламента и с точки зрения процедуры прохождения таких важных законов, касающихся прав и свобод граждан, конституционных законов, кроме того, памятуя, что именно Владимир Путин сказал, что законы, которые задевают интересы общества и вызывают общественный интерес особый, должны обсуждаться около 60 дней. И такая поспешность очень настораживает. Поэтому я задала вопрос, когда обсуждалась повестка дня, почему такая спешка, почему такая торопливость. Вообще в компетенцию Совета федерации входит объявление войны и мира, я сказала, что подобная спешка бывает, когда речь о необходимости ввода войск и так далее. Почему такая спешка? На что получила для меня малоубедительный ответ Валентины Матвиенко о том, что можно было бы и раньше с законом познакомиться и принимать в нем участие. Но памятуя, как были отклонены все другие поправки в самой Государственной думе, главное, что окончательный текст закона после всех поправок поступил в час ночи, раньше просто не было возможности с текстом познакомиться. Я сочла возможным попросить перенести и обсуждать в комитетах этот важный закон прежде, чем ставить на голосование, чтобы не уподобляться автоматической машине, штампующей принятые решения Государственной думы. Чем вызвала у Валентины Ивановны неудовольствие, разумеется.
 
 Владимир Кара-Мурза:  Какие вы видите противоречия этого закона российской конституции?
 
 Людмила Нарусова: Раздел российской конституции, посвященный правам и  свободам граждан, как раз писал мой муж Анатолий Александрович Собчак. Поэтому я непосредственно, можно сказать, была в эпицентре подготовки этой работы и прекрасно помню его заветы о том, что это единственная конституция при всех ее несовершенствах, когда права и свободы граждан поставлены над государством. И это впервые в нашей конституции – это то немногое завоевание, которое нам досталось. Я считаю своим долгом отстаивать именно эти его идеи. Это первое.
 И второе: я профессиональный историк и знаю в нашей истории отечественной, что всегда действие рождает противодействие. Всегда репрессивные карательные меры и царского  правительства по отношению к разной степени вольнодумству всегда лишь ужесточали и способствовали возгоранию на гораздо более опасном витке. И будучи государственник, будучи противником всех революционных потрясений и бунтов, я как раз понимаю, что нужно лечить болезнь, нужно вступать в диалог с обществом, которое чем-то недовольно или протестует. Но пытаться задушить это в России во всяком случае никогда не удавалось. И печальный опыт дореволюционной России, огонь под спудом быстрее тлеет. Повесили декабристов, появились народники, народники объявили просто охоту на царя и добились своих результатов. После них появились марксистские кружки, после этого октябрьский переворот. Всегда попытки репрессивными мерами задушить протестное движение приводили к обратному результату. И не желая этого результата, памятуя о том, что Совет федерации – это фильтр перед президентской подписью, когда закон обретает силу закона, я и рассчитывала, что мои коллеги избавят президента от необходимости подписывать  такой закон.
 
Владимир Кара-Мурза:  Как по-вашему, есть ли у Владимира Путина основания наложить на него вето?
 
 Людмила Нарусова: Да, конечно, есть. Это конституция Российской Федерации. Поэтому, я считаю, ссылки на то, что и в зарубежных странах, я уверена, что многие будут говорить, что и в Канаде, и в других странах такие же законы. Но давайте сопоставим штрафы, которые налагаются в других странах, с зарплатами, которые получают там граждане, с пенсиями, которые получают там граждане, и мы поймем, что мы, внешне  ориентируясь на международные нормы, по сути этому противоречит этот закон. Потому что, собственно говоря, понятно, на что он направлен, зачем и почему и почему такая спешка. Самое страшное, на мой взгляд, в законодательном процессе, когда законы принимаются не в плане законотворчества, не для правового поля, а с точки зрения сиюминутной политической целесообразности. Именно поэтому, зная, что 12 намечены протестные акции, такая спешка, кстати, сегодняшнее заседание Совета федерации внеплановое, у нас не планировалось сегодня заседание, только 15 мы должны были собраться. Все это вместе убеждает, что политическая целесообразность взяла верх в нашем законотворчестве.

 http://www.svobodanews.ru/content/article/24605990.html
пати

Оплевали и обматерили

Оригинал взят у naechste в Непонятки в датском королевстве
Разговаривала вчера по телефону с подругой из Владимира.

Она прочитала пару недель назад в одной бесплатной городской газетке забавную историю. Редакция газеты послала своего корреспондента в магазин ковров. Туда завезли ковры с изображением свежепомазаного нашего Президента. Когда корреспондент пришёл в магазин, дорогого-любимого там не было. Собачки-кошечки - пожалуйста, а его – нет.

Неужели раскупили, – спросил корреспондент у продавцов. – Да нет, ничего не вышло из этой затеи. Люди подходят, плюются, матом ругаются, до рукоприкладства дело дошло. Купили пару ковриков - по приколу, друзьям подарить для туалета, а остальные пришлось убрать.

Вот я и думаю, а где же были миллионы с горящим взором, почему не размели ходовой товар?

И ведь это не в госдепском Берлине было, а древнерусском городе.



Update: Я понимаю, господа боты, что вы на работе, но я комментарии на почту получаю, в том числе и ваши нечленораздельные трудовые выкрики. Так что не напрягайтесь - банить буду сразу, много не заработаете.

пати

Рэй Брэдбери

Картинка 1 из 42615

У него многое прекрасно. Но больше всего меня всегда потрясала его аллегория с бабочкой – лучше, красивее, понятнее и пронзительнее о хрупкости нашего мира и о том, что все взаимосвязано, не рассказал никто.
пати

Не ведает, что говорит?

Грани.Ру | Станислав Дмитриевский: Чулпан Хаматова и Северная Корея

Последнее высказывание Чулпан Хаматовой о том, что Северная Корея лучше революции, иллюстрирует давнюю мысль о том, что нельзя быть немножечко беременной. Даже самый прекрасный человек, из лучших побуждений позволивший черту откусить кончик своего пальца, рано или поздно оказывается сожранным и переваренным. Впрочем, на сей раз путь от вымученной рекламы "национального лидера" до благожелательной апелляции к самым отвратительным образчикам расчеловечивания пройден на редкость быстро. Фонд Хаматовой называется "Подари жизнь". В связи с этим предложил бы Чулпан Наилевне, если она случайно не в курсе, ознакомиться со следующими свидетельствами из страны, которую она считает примером наименьшего зла: "Центр заключения в Хамкионге, Северная Корея. Май 2000 года. "На протяжении нескольких дней после того, как я оказалась в тюрьме, дети родились у семерых женщин. Младенцев с необрезанной пуповиной обернули в пластиковые мешки и подвесили вниз головой прямо под открытым небом. Там они висели д