February 6th, 2012

пати

Четвертая

Путин скомпилировал еще одну статью – уже четвертую. Ей-богу, читать эти опусы нет никаких сил!
Я даже не уверена, что он сам их читает.
пати

Общественный договор с кандидатом в президенты

Борис Акунин написал очень правильную вещь. Казалось бы, написал доступно и убедительно. Но, тем не менее, я вижу массу высказываний, в которых вновь повторяется бестолковая идея – голосовать против Путина за кого угодно.

Попробую еще раз, вслед за Борисом Акуниным, разжевать очевидную истину.

Спор о легитимности/нелегитимности выборов сейчас неуместен. Выборы все равно будут, они пройдут 4 марта, и большинство из нас пойдет на них голосовать, а многие еще и наблюдать.

Графы «против всех» нет. Поэтому чисто протестное голосование невозможно. Следовательно, задача тех, кто против Путина: максимум – чтобы он не был избран президентом, минимум – чтобы он был избран во втором туре.

Среди тех кандидатов в президенты, которых зарегистрировали вместе с Путиным, для большинства противников Путина нет своего кандидата, они все не годятся в президенты (потому их и зарегистрировали).

Но с некоторыми из них возможен общественный договор: общество отдаст свои голоса тому из кандидатов, кто подпишет соглашение о том, что станет президентом переходного периода: необходимого времени (1,5-2 года), за которое можно будет изменить законодательство, избрать новую Госдуму и нового президента уже на новых – демократических основаниях.

Поэтому, если один из кандидатов пойдет на заключение такого договора, у общества есть шанс еще на этих выборах избавиться и от Путина и от коллективного путина и максимально приблизить демократические преобразования. Но для этого всем, кто против Путина, нужно будет проголосовать за одного кандидата из четырех, за того, с кем будет заключен общественный договор.

Что будет, если мы не будем голосовать за одного кандидата? Мы упустим наш шанс на долгожданные изменения в стране. Произойдет ровно то, что произошло на выборах в Думу, – протестное голосование «размажется» ровным слоем по всем четырем кандидатам и большинство – еще в первом туре - получит Путин.

Повторю избитую истину: политика – это искусство возможного. Признать выборы, на которых победит Путин, нелегитимными – на данном историческом этапе невозможно. Это – фантазия, невыполнимая мечта. Заключить публичный общественный договор с кандидатом «не путиным» и направить все силы на его поддержку и избрание президентом – это трудная, но реальная возможность, мечта, которую мы в состоянии осуществить.

А дальше - прочитайте еще раз предложение Бориса Акунина – он в доступной форме описывает механизм заключения общественного договора.
пати

В вестнике CIVITAS

Михаил Трепашкин: Нас упорно принимают за бандерлогов

В последнее время много говорят о покаянии Вальтера Литвиненко - отца бывшего сотрудника ФСБ РФ Литвиненко А.В., бежавшего в 2000 году в Великобританию и зверски убитого там, и о «предательстве» последнего. И хотя в этой истории есть много сомнений и вопросов больше, чем ответов, хотел бы дать небольшой юридический комментарий касательно «предательства» Литвиненко А.В.
Вопрос первый. Что такое «предательство» в юридическом понимании этого термина в рамках уголовного законодательства России?..

В соответствии с Законом РФ «О государственной тайне», такими сведениями признаются только те, разглашение которых может принести ущерб безопасности государства. Не ведомству, не конкретному чиновнику, а именно безопасности государства, то есть России.
Вопрос второй. Обладал ли Литвиненко А.В. сведениями, разглашение которых могло причинить ущерб безопасности России? - Не обладал. Пишут, что Литвиненко А.В. выдал спецслужбам Великобритании сведения о деятельности русской мафии в Испании. За это он якобы получал деньги от МИ-5 или МИ-6 (кстати, в этом вопросе тоже нет определенности, а ведь это разные службы, это разведка и контрразведка). Может ли причинить ущерб безопасности России факт разглашения сведений об организованной преступности русских в Испании? - Я думаю, что нет. Борьба с организованной преступностью - дело всех граждан всех государств. Читать статью

Евгений Ихлов: Переговоры требуют тишины

Мне очень интересно, какое численное соотношение провокаторов (агентов влияния) и романтических придурков в среде, которая требует ведения «прозрачных, гласных и публичных» переговоров между оппозицией и режимом. Переговоры потому ведутся непублично, что они ВСЕГДА – поиск компромисса, даже если внешне выглядят как обсуждение «безоговорочной капитуляции». Негласные консультации сопровождают любой, самый демонстративный политический круглый стол. И это – правильно. Компромисс - это отход от первоначальных позиций. Для тех, кто своими усилиями, часто кровью, обеспечивал занятие рубежей, от которых сейчас отходят, компромисс - предательство. Нельзя самоотверженно бороться, не будучи по натуре хоть немного героем манихейского склада, делящим мир лишь на царство Света и царство Тьмы.
В лукьяновском мире «Дозоров» есть высший арбитр над шайками шпиков-любителей - «Сумеречный дозор» (видимо, иносказание путинского «бонапартизма»), но в реальном мире «сумеречные надзиратели» распределены по всем сторонам баррикад.
Более того, для переговоров отбирают людей принципиально неманихейского склада - типаж, который вызывает у революционного борца/фронтовика наибольшее отвращение. Читать статью

пати

В упор не видит

пати

WOW! КАМПАНИЯ КАКАЯ!

В свежем выпуске проекта "Гражданин поэт" -- Сергей Михалков.
"Вот компания какая!" -- писал он в своей "Песенке друзей".
"Wow! Кампания какая!" -- пишет Дмитрий Быков, наблюдая за предвыборной активностью граждан на митингах.
Его поддерживает Михаил Ефремов.




Кургиняна изобразил потрясающе!



Collapse )
пати

Митинг на проспекте Сахарова обошелся Боровому в шесть миллионов

Оригинал взят у kontury в Митинг на проспекте Сахарова обошелся Боровому в шесть миллионов

Контуры

Митинг на проспекте Сахарова обошелся Боровому в шесть миллионов

Учитывая фактическое число участников митинга, каждый митингующий обошелся организатору минимум в 6000 рублей.
Читать на сайте
Митинг на проспекте Сахарова обошелся Боровому в шесть миллионов


пати

"Ну, не шмогла я..."