January 5th, 2012

пати

Возглавлять такой список не почетно, а постыдно

Топ-10 "рейтинга элитности" ВЦИОМ
1. Владимир Путин, премьер-министр
2. Дмитрий Медведев, президент
3. Алла Пугачева, певица
4. Владимир Жириновский, лидер ЛДПР
5. Геннадий Зюганов, лидер КПРФ
6. Михаил Прохоров, бизнесмен
7. Андрей Малахов, телеведущий
8. Сергей Миронов, лидер "Справедливой России"
9. Патриарх Московский и всея Руси Кирилл
10. Филипп Киркоров, певец

Опрос проводился 24-25 декабря 2011 года в 138 населенных пунктах. В нем приняли участие 1600 человек.
В ходе опроса респондентам предлагалось назвать 10 человек, которые, по их мнению, могут быть причислены к российской элите и "имеют наибольшие заслуги перед Россией".



Какая каша должна быть в головах у людей, смешавших в одну кучу глав государства, партийных лидеров, эстрадных певцов, патриарха и ведущего скандального ток-шоу?
Похоже, что этих персон выбрали по принципу: «кого чаще показывают по телевизору».

Интересно, а по какому принципу ВЦИОМ отбирал населенные пункты и респондентов для своего опроса?
пати

«Они нас гоями называют!»

- Является ли понятие «гой» с еврейской точки зрения унизительным для других народов?

Отвечает рав Ашер Кушнир:

Слово гой в Торе означает — народ. Любой народ мира, и евреи в том числе, называются гоями. Так написано в Торе во многих местах, как, к примеру, сказано при выходе из Египта: «…гой микерев гой…», в переводе «народ из народа» (Дварим 4, 34).

Начиная со средних веков, в еврейских книгах стало употребляться слово гой больше по отношению к другим народам. И, как часто бывает, со временем изначальный смысл слова изменился, и теперь в разговорной речи оно означает «нееврей».

Само по себе слово гой не несет никакого унизительного оттенка. Это — термин. Негативный оттенок, к большому сожалению, могут внести люди своей интонацией или контекстом употребления. Поэтому, если кто-либо в Вашем окружении ощущает проявление неуважения или какой-либо дискомфорт от этого слова — не пользуйтесь им вообще.

Спросите раввина

Увидела у philologist
пати

Продолжим разбор Навального

Разговор с политиком. Часть вторая: Год Дракона

Мой комментарий

В данном случае я согласна с Навальным в том, что Борис Акунин романтизирует события, выдает желаемое за действительное. А действительность куда сложнее и куда менее романтична. В ней много рутины и муторной и нервной работы.
Но замечания и несогласие у меня есть и по этой части.

Первое, нельзя забывать, как Путин пришел к власти и как он ликвидировал большую часть демократических прав и свобод. А сделал он это следующим образом. Взрывы домов в 1999 г. – и Путин с его лозунгом «замочим и в сортире» приобретает ореол сильного политика.
Норд-Ост и Беслан – и в стране уже нет выборов губернаторов, изменен закон о политических партиях, уничтожено независимое телевидение.
Причем, приказ о том, чтобы пустить газ в зал, где сидели заложники, и начать атаку школы мог отдать только один человек – Путин. И его не остановило то, что погибнут люди. Я уже не говорю о погибших ночью от взрывов в своих домах.
Поэтому возможно, к сожалению, очень возможно повторение этого сценария. Не война извне, как предполагает Навальный, а теракты внутри страны и введение особого положения. Этот сценарий сработал несколько раз, и я не вижу никаких моральных преград у того, кто стоял во главе этих страшных событий, которые помешали бы ему осуществить их вновь.
Это самый страшный вариант развития событий, но его нельзя исключать.

Я тоже считаю, что Чурова не уволят, но главная причина несколько иная – уволенный Чуров заговорит и предаст огласке тот компромат, который у него есть на Путина, Медведева и иже с ними. Это главная причина, почему Путин никого не увольняет, в крайнем случае, меняет местами. Это круговая порука – все замазаны и все в доле, тот, кто выйдет из круга, станет опасен для оставшихся.

Ходорковского, скорее всего, он тоже не освободит, но тут причина другая – личные проблемы и комплексы Путина, не дающие ему адекватно вести себя с тем, кого он ощущает как личного врага.

И еще один момент, где я вижу ошибку в рассуждениях Навального. Протестное движение не может быть аморфным бесконечно, как-то структурировать, организовать его надо обязательно.
И тут стоило бы обратиться к опыту польской «Солидарности», естественно с поправками на место и время. Ведь если бы не вмешательство СССР, у «Солидарности» все бы получилось. А к нам никто извне вмешиваться не будет, все враги все угрозы у нас свои, внутренние.

Хочу пояснить. Я ни в коей мере не набрасываюсь на Навального и не участвую в его травле. Мои замечания и комментарии – это попытка помочь протестному движению, внести в него свой вклад. Голова хорошо, много голов – лучше. Надеюсь, что мои наблюдения и мысли не будут лишними. Если я была резка в своих высказываниях, то не по злобе, а исключительно из полемического запала.