November 26th, 2009

пати

Имею ли я право знать, кто я и откуда?

Глубокоуважаемая мной Светлана Сорокина задалась вопросом, нужно ли скрывать от приемного ребенка тайну его усыновления или ребенок должен знать, что он приемный и что где-то есть его родные родители (и, возможно, уже взрослым захочет их найти).
Поразмыслив над этим, я пришла к следующему выводу: тайна усыновления может стать серьезной проблемой в жизни приемного ребенка, и, по-видимому, она может принести ему много вреда в его уже взрослой жизни.
Даже если не брать в расчет тяжелые случаи, когда ребенок (чаще в подростковом возрасте, когда все воспринимается чрезмерно трагически) узнает о своем усыновлении от чужих людей, или когда он унаследовал от биологических родителей какие-то болезни, а тайна усыновления становится препятствием для адекватного их восприятия и лечения. Предположим, человек ничем не болен и никто ему не раскрыл тайну его рождения. Все ли будет с ним в порядке, не будет ли в его жизни проблем, ведущих к этой тайне? Думаю, будут. И вот почему.
Каждый человек, взрослея, да и на протяжении всей сознательной жизни, проходит путь самоидентификации, осознания самого себя. И делает он это, в чем-то отталкиваясь от своих предков, а в чем-то себя с ними идентифицируя. И каждый человек (из тех, кому вообще свойственно задумываться о себе и о жизни) со временем понимает, что в нем привнесено - подражанием, воспитанием, самовоспитанием, а что – заложено генетически. Анализируя это, он лучше понимает самого себя и конструктивнее решает свои жизненные проблемы. Поэтому очень важно осознать свое место в своей семье, в родне - и еще шире - в своем роду. Важно знать свои корни. У приемного ребенка, не знающего, что он приемный, обязательно возникнут проблемы, связанные с самоидентификацией, потому что, проделывая путь осознания себя и своих корней, он будет наталкиваться на несоответствия, нестыковки, и, скорее всего, станет искать причину этих нестыковок в себе самом, станет воспринимать себя как ущербную личность.
Я думаю, что именно в поисках себя самого, в желании понять, что в нем от предков, а что свое, личное – повзрослевшие приемные дети ищут своих биологических родителей. И правы те приемные родители, которые им в этом не мешают, а наоборот, поддерживают.
В нашем российском обществе рассказывать приемным детям их историю и тем более поддерживать связь с биологическими родителями считается непринятым, а в США, как пишет Светлана Сорокина, этот путь практикуется. Разница подхода в этом вопросе, как мне кажется, кроется в принципиальной разнице в подходе к человеку, к личности как таковой. У нас права человека не являются приоритетом, в США они на первом месте. А между тем знание своего происхождения имеет самое непосредственное отношение к правам человека. Если во главу угла ставить личность, человека и его права, то естественным становится и право человека на знания о самом себе.