February 4th, 2008

пати

Правозащитники предлагают властям опубликовать детальную информацию о состоянии здоровья Алексаняна

Юристы Межрегиональной Ассоциации правозащитных организаций «АГОРА» открыто обращаются к правоохранительным органам с просьбой опубликовать ходатайство следователя о продлении содержания под стражей бывшего вице-президента компании «ЮКОС» Василия Алексаняна, а также более подробную информацию о состоянии здоровья обвиняемого. Также правозащитники призывают юристов-ученых и юристов-практиков России инициировать общественную дискуссию в юридическом сообществе страны об обоснованности действий следствия и суда по этому делу. Необходимость такой общественной дискуссии объяснил председатель Ассоциации «АГОРА», кандидат юридических наук Павел Чиков:
«Дело Василия Алексаняна приобретает принципиальное значение не только для общественно-политической обстановки в стране, но и для основополагающих принципов прав и свобод человека и правового государства, гарантированных Конституцией России. Фактически речь может идти о грубейшем нарушении представителями власти Конституции в этом общественно-резонансном деле, ставящем под угрозу права и свободы любого человека в стране. Заявление Алексаняна о ненадлежащей медпомощи в СИЗО – это тяжкое обвинение российской власти, которое не должно остаться без внимания и реакции ни со стороны властей, ни со стороны общества. Кроме того, позиция власти по этому вопросу серьезно затрагивает огромное число ВИЧ-положительных и больных СПИДом подследственных, подсудимых и осужденных, которые содержатся в учреждениях уголовно- исполнительной системы России, и, не получая необходимой медпомощи, медленно умирают. Нам известны факты приобретенных заболеваний ВИЧ-положительных в колониях России. Они заболевали туберкулезом, гепатитом С, ВИЧ-инфекцией, находясь в условиях лишения свободы.
Заявление Василия Алексаняна не может трактоваться иначе, как заявление о бесчеловечном обращении в понимании статьи 3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Это означает, что на государстве и его органах лежит обязанность провести эффективное расследование по этому заявлению, разумно объяснить причину ухудшения здоровья Василия Алексаняна во время его нахождения под арестом. Если этого сделано не будет, можно говорить о нарушении прав человека. Если же состояние здоровья Алексаняна ухудшится настолько, что возникнет угроза его жизни, речь пойдет о нарушении Россией права на жизнь, гарантированной статьей 2 Европейской конвенции.
Европейская Конвенция гарантирует каждому арестованному право на освобождение до суда в случае, когда отпали основания для заключения под стражу. В случае с Алексаняном этих оснований всего два: предположение, что обвиняемый продолжит совершать преступление и что он может скрыться. Логично, что продление содержания под стражей возможно только в том случае, если эти основания остались.
Согласно российскому Уголовно-процессуальному кодексу при избрании ареста суд обязан учесть состояние здоровья обвиняемого. Очевидно, что в пятницу, 1 февраля, Симоновский суд Москвы состояние здоровья Василия Алексаняна учел и тем самым взял на себя ответственность за возможное будущее резкое ухудшение этого состояния из-за ненадлежащего оказания медицинской помощи.
Появляется ряд вопросов. Имеются ли основания для продления содержания под стражей Алексаняна? Доказаны ли эти основания следователем в суде? Имеются ли в следственном изоляторе «Матросская тишина» достаточные условия для адекватной медицинской помощи обвиняемому? Оставив Василия Алексаняна под стражей, государство сегодня ответило утвердительно на все эти вопросы. Наши юристы не знакомы с материалами уголовного дела и с документами, которые сегодня следователь представил в суде. Необходимо оценить, законно ли следователь просил продлить меру пресечения. Бремя доказывания необходимости ареста лежит на нем. Суд проверяет, насколько убедительны эти доказательства. И в этом моменте не имеет значения состояние здоровья обвиняемого. Требования должны быть соблюдены в отношении любого человека, которому продлевают меру пресечения. Безусловно, каждый раз это предмет оценки суда и только суда. Ответственность лежит на судье и в его лице на государстве.
Если оснований для заключения под стражу недостаточно, то государство нарушает права человека, а именно гарантии, предусмотренные статьей 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. В связи с этим принципиальным вопросом в этом деле юристы Межрегиональной Ассоциации правозащитных организаций «АГОРА» убедительно просят власти опубликовать ходатайство следователя о продлении содержания под стражей их подзащитного и постановление судьи, сделать их доступными для общественности и для открытой дискуссии внутри юридического сообщества России. Юристы-практики ежедневно наблюдают ситуацию, когда сроки содержания людей под стражей в судах продлеваются формально без тщательного исследования вопроса о том, остаются ли первоначально заявленные основания для их ареста. Повальное увлечение арестом на практике практически полностью вывело из перечня применяемых мер пресечения наиболее распространенные в цивилизованном мире «залог», «домашний арест», «поручительство».
Еще один важный момент. Если состояние здоровья Алексаняна после пятничного решения суда будет ухудшаться из-за недостаточной медицинской помощи ему в СИЗО «Матросская тишина», можно будет утверждать, что Россия нарушает права человека в понимании статьи 3 Европейской конвенции в части бесчеловечного обращения. Недостаточная медпомощь может заключаться в отсутствии необходимого медицинского оборудования, лекарств, отношения медперсонала, а также в административных бюрократических препонах. Арестованный имеет право на доступ к нему независимого судебного медика для обследования. Любое бесчеловечное и унижающее достоинство человека обращение понимается Европейским судом как пытка. Если человеку не дают нужные лекарства, требуя за них признательные показания, – это однозначно пытка. Но для обоснованных утверждений крайне важно получить информацию о состоянии здоровья Алексаняна в той части, на которую он даст добровольное согласие. Здесь важны время заболеваний, их динамика и медицинская помощь, оказывавшаяся ему в условиях следственного изолятора с момента заключения под стражу».

CIVITAS