February 1st, 2008

пати

(no subject)

Настроение от чтения ленты ужасное. Но вдруг увидела это, от смеха сразу стало легче на душе, поэтому делюсь с вами, друзья.
Увидела у becky_sharpe

Из записок тюремного доктора
Тюремный доктор </a></b></a>dok_sed

Тупой твердый предмет
В отделение поступил пациент с ушибом мягких тканей чуть ниже поясничной области. Механизм получения травмы: боднула корова.
Следственный отдел присылает запрос на экспертизу тяжести вреда здоровью.
Вопрос: "Могли ли быть причинены данные телесные повреждения особью крупного рогатого скота?"
Ответ: "Данные телесные повреждения получены в результате удара твердым тупым предметом или удара о тупой твердый предмет, каковым могла быть, в том числе тупая особь крупного рогатого скота".
пати

Один день дела ЮКОСа

ПРЯМАЯ РЕЧЬ
31 января 2008 г.
Заявление Михаила Ходорковского 



ЗАЯВЛЕНИЕ

В связи с появлением моего заявления от 29 января 2008 г. в адрес Генерального прокурора России в прессе, считаю необходимым пояснить нижеследующее:

Правовая система современной России в своём развитии достигла очередного этапа. Моего товарища, адвоката и бывшего сотрудника Василия Алексаняна фактически под пытками заставляют дать показания против меня. Из многочисленных сообщений СМИ мне известно, что тяжелобольному Алексаняну отказывают в лечении, обрекая на верную гибель. Его убивают в тюрьме потому, что он, будучи человеком мужественным и честным, отказывается лгать и клеветать.

Всё это происходит в XXI веке, в государстве, которое называет себя правовым и демократическим, в стране, где с высоких трибун звучат заявления о необходимости «преодолеть правовой нигилизм». В Российской Федерации, сегодня, сейчас.

Я понимаю, что людям, которые истязают Василия Алексаняна, не давая ему возможности лечиться, ничего неизвестно о существовании закона, морали, нравственности. Потому я принял единственно возможное в сложившейся ситуации решение. Я объявляю голодовку.

Мои требования:

- немедленно изменить Василию Алексаняну меру пресечения;

- предоставить Алексаняну квалифицированную медицинскую помощь в гражданском стационаре.

Михаил Ходорковский,
СИЗО № 75/1, город Чита, РФ

http://www.khodorkovsky.ru/speech/7779.html

ВЫСКАЗЫВАНИЯ И КОММЕНТАРИИ ЗАЩИТЫ
31 января 2008 г. 



Юрий Шмидт: Я уверен, что поспешность, с которой тюремные чиновники кинулись улучшать Василию Алексаняну бытовые условия содержания под стражей, связана с объявленной Михаилом Борисовичем голодовкой. Когда речь шла о здоровье и жизни одного человека – они каменели в бездействии, сейчас система задергалась и занервничала. За всем этим довольно неприятно наблюдать, потому что уж слишком демонстративный и циничный характер имеют все их «улучшения». Но это лучше, чем ничего. Главное, чтобы Василий был спасен. Его надо успеть спасти.

http://www.khodorkovsky.ru/cassation/comments/7787.html

31 января 2008 г.
Василий Алексанян: «Я с огромным уважением отношусь к Михаилу Борисовичу и признателен ему за поддержку» 



Сегодня в Симоновском райсуде возобновились предварительные слушания по делу Василия Алексаняна. Вчерашнее заседание было прервано из-за плохого самочувствия подсудимого, засвидетельствованного врачами «Скорой помощи».
Перед началом сегодняшнего заседания Василий Алексанян смог ответить на несколько вопросов журналистов. Он именно смог ответить на эти вопросы, потому что каждое слово давалось ему с видимым трудом. А впереди был, возможно, многочасовой процесс.

Как вы оцениваете эти предварительные слушания в Симоновском суде?

В таком моем состоянии процесс не должен был начинаться. Мне же должны дать возможность вылечиться, или хотя бы прийти в нормальное состояние. Чего полуживого человека судить? Понимаете, я достаточно плохо воспринимаю то, что происходит… Мы вчера прервали процесс, я врачей должен был вызвать… Это ненормально…Что это за правосудие, я не понимаю.

Начальник «Матросской тишины» Тагиев хотел в ежедневном режиме удостоверять вашу возможность участвовать в судебных слушаниях, в чем это выражается?

Со вчерашнего дня невиданное внимание и забота ко мне проявляется в следственном изоляторе. Сегодня ко мне приходил прокурор…Мне улучшили условия содержания. Камеру привели в порядок. Ждут либо комиссию какую-то, или Европейский суд воздействовал. Я вернулся с заседания вчера, когда зашел в свою камеру, подумал, что не туда попал. Это потемкинские камеры теперь у нас. Что касается медицинского состояния, то с утра три человека собираются – заместитель начальника отделения, дежурный врач и медсестра, они измеряют температуру, давление и пульс. Сегодня, например, они меня сюда решили конвоировать: пульс 100, давление 115 на 65, температура 36,9. Это с утра. Не знаю, сколько я здесь выдержу (у Василия Алексаняна лихорадка неясной этиологии – температура за сутки скачет от нормальной до 39 - ПЦ) Дело в том, что мне еще с утра сообщили, что пришли результаты анализов лимфатической системы. Как я полагаю из того, что мне сказали, у меня обнаружено еще одно смертельное заболевание - рак лимфатической системы, лимфома. Если честно, я еще даже не могу понять – что дальше…

Очень хочется меня быстрее осудить в любом состоянии. Потому что цель стоит такая. Они создают на одном человеке псевдопрецедент, а потом на его основе – других осуждают, таким образом, продолжают избиение сотрудников компании и руководителей. Поэтому любой ценой, если только я не скончаюсь, меня будут, видимо, насильственно заставлять участвовать в судебных заседаниях.

Говорить, что это беспредел, что это произвол, что это бесчеловечно… К сожалению, уже все слова потеряли силу в нашей стране. Человечность, гуманность, справедливость, правосудие -эти категории, видимо, не являются определяющими в нашем государстве. Есть какие-то задачи, которые власть любой ценой, с кровью, с жертвами решает, как хочет. Общество молчит. Я считаю, что это возмутительно. Потому что каждый из вас может оказаться на моем месте. Я прожил 36 лет, я закончил два высших университета в мире – и никогда не думал, что со мной может такое случиться. Я жил, растил ребенка, а кто-то решил взять меня и уничтожить. И это очень просто оказывается в нашей стране. И то, что общество молчит – это приговор самому обществу. Все это показное. Правосудие показное. А суть одна – суть в абсолютном бесправии людей независимо от их положения в обществе, независимо от их финансового состояния. Я не виновен. Обвинение сфабриковано полностью – от начала и до конца. Но нет в обществе никаких моральных авторитетов, которые могли бы встать и сказать: «Одумайтесь! Что вы творите?!»

Вы знаете, что Михаил Ходорковский объявил голодовку в знак солидарности с вами?

Мне сообщили адвокаты об этом. Я с огромным уважением отношусь к Михаилу Борисовичу, я, несомненно, ему признателен, благодарен за поддержку. Я только не хотел бы, чтобы ему был причинен вред какой-то, чтобы он заболел или умер. Достаточно моей жертвы. Потому что у него четверо детей, у меня – один. Я, конечно, за него переживаю. Сухая голодовка это очень суровая вещь, и она может привести к тяжким последствиям. Все равно я думаю, мы все это пройдет. Господь видит. Правда на нашей стороне.

http://www.khodorkovsky.ru/chronology/7783.html