January 22nd, 2008

пати

В борьбу за Василия Алексаняна вступила Amnesty International

Обращение Amnesty International к российским властям

Адвокат Василий Георгиевич Алексанян, бывший вице-президент российской нефтяной компании ЮКОС, серьёзно болен СПИДом из-за отсутствия адекватной медицинской помощи во время содержания под стражей.

Василия Алексаняна задержали 6 апреля 2006 года. С тех пор он находится в предварительном заключении в Москве. До этого он несколько лет работал в ЮКОСе и в марте 2006 года стал вице-президентом компании. В это время компания была на грани ликвидации. Его обвиняют в хищении и уклонении от уплаты налогов. Российская Генеральная прокуратура должна до 2 марта передать дело в московский суд.

В октябре 2006 года у Василия Алексаняна диагностировали ВИЧ/СПИД. В январе 2008 года прокурор, нарушив конфиденциальность, предал этот диагноз огласке. В октябре 2006 года врачи высказали мнение, что Василий Алексанян может оставаться в предварительном заключении, если будет принимать антиретровирусные препараты и получать другое необходимое лечение, которое поможет остановить ухудшение здоровья. По словам его адвоката, Василий Алексанян никогда не получал такого лечения. Двадцать третьего октября 2007 года несколько врачей-экспертов, в том числе врач следственного изолятора, провели оценку его состояния и установили, что он нуждается в срочном стационарном лечении в специализированной больнице. Как выяснили тогда эксперты, в следственном изоляторе обеспечить необходимое лечение невозможно, и требуется госпитализация в гражданской больнице.

Василий Алексанян попросил вмешаться Европейский суд по правам человека, и 27 ноября 2007 года Европейский суд постановил, что российские власти должны перевести его в специализированную больницу и предоставлять суду информацию о лечении, которое он проходит. Поскольку российские власти не отреагировали на это решение, 6 декабря Европейский суд обратился с повторным обращением и установил крайний срок перевода Василия Алексаняна в больницу 10 декабря. Российские власти снова не перевели Василия Алексаняна в больницу и не предоставили суду достаточной информации о его лечении. Поэтому 21 декабря Европейский суд в третий раз повторил своё обращение и заявил, что если Василий Алексанян умрёт во время содержания под стражей или состояние его здоровья ухудшится из-за отсутствия лечения, Суд сочтёт это нарушением Российской Федерацией права на жизнь и права не подвергаться пыткам и бесчеловечному и унижающему достоинство обращению (статьи 2 и 3 Европейской конвенции о защите прав человека).

По имеющимся сведениям, на данный момент у Василия Алексаняна диагностировали туберкулёз, катаракту глаз, опухоль в печени, заболевание лимфатических узлов и кардиопатии. Согласно российским законам, человека с таким плохим состоянием здоровья нельзя содержать в предварительном заключении.

В настоящее время идёт подготовка к суду над Василием Алексаняном. С 20 декабря 2007 года по 15 января 2008 года Василий Алексанян должен был ознакомиться с материалами возбуждённого против него дела. Прокуроры сочли, что его состояние позволяет это сделать, хотя, по имеющимся данным, у него всё время была высокая температура, а прокурору приходилось читать ему документы, так как он почти ничего не видит. Поскольку процесс шёл медленно, Василий Алексанян попросил продлить время, отведённое на ознакомление с документами. По словам адвокатов, судья отклонил эту просьбу, заявив, что он ненадлежащим образом пользовался правом на ознакомление с документами, так как во время чтения он настаивал на том, чтобы были перерывы и дни отдыха.

На слушании в Верховном Суде Российской Федерации 16 января, где суд должен был рассматривать жалобу Василия Алексаняна против продления срока предварительного заключения, прокурор из Генеральной прокуратуры объявил, что Василий Алексанян болен ВИЧ/СПИДом. Это было сделано в нарушение права Василия Алексаняна на конфиденциальность. Впоследствии он дал разрешение на публикацию этой информации.

Amnesty International:

- призывает российские власти без промедления перевести Василия Георгиевича Алексаняна в специализированную больницу для больных ВИЧ/СПИДом, где он сможет пройти адекватное лечение;
- призывает власти выполнить постановление Европейского суда по правам человека, согласно которому необходимо принять все необходимые меры к тому, чтобы защитить здоровье Василия Алексаняна, а также предоставить Суду информацию о его лечении;
- выражает обеспокоенность в связи с тем, что если во время судебного процесса состояние его здоровья будет плохим, то он не сможет надлежащим образом участвовать в процессе, что станет нарушением международных норм справедливого судопроизводства;
- призывает отложить суд над ним до тех пор, пока здоровье не позволит ему участвовать в правовом процессе.

Пресс-центр МБХ

Оригинал http://www.amnesty.org/en/alfresco_asset/d26c8f76-c5d8-11dc-9af1-b1d22f3b300e/eur460022008eng.html  

пати

Верховный суд взвалил на себя роль Высшего суда

Смертельно больной Василий Алексанян оставлен под стражей

Сегодня трое судей Верховного суда РФ, выслушав доводы защитников Василия Алексаняна, речь самого Василия Алексаняна и тридцатисекундное выступление прокурора, вышли из совещательной комнаты с решением, основанным на информации, которая не звучала в процессе, и которая не была известна даже адвокатам и обвиняемому.

Сославшись на то, что замгенпрокура уже утвердил обвинительное заключение(!), а уголовное дело направлено в суд для рассмотрения по существу(!), Верховный суд отказал адвокатам в удовлетворении их кассационной жалобы на очередное продление Василию Алексаняну срока содержания под стражей. Адвокаты Елена Львова и Геворг Дангян назвали решение суда незаконным, необоснованным и неконституционным. Кроме того, адвокаты выразили недоумение относительно свойств совещательной комнаты, в которую могут просачиваться такие сенсации.

Сегодня, тяжело опираясь на стол, перед судом выступал Василий Алексанян (в режиме видеоконференции). Из «Матросской тишины» он говорил о вещах, которые находятся по ту сторону добра и зла. Он говорил о вещах, которые в XXI веке следовало бы узнавать из книг об инквизиции. Но вот он стоит, тяжело опирается на стол, кашляет и рассказывает, как его методично убивают в тюрьме.

Кстати сказать, обвинительное заключение Василию Алексаняну вручили сразу после суда - в 13.45. На бумаге проставлена сегодняшняя дата, что, конечно, бросает лишнюю тень на тайну всех на свете совещательных комнат.

(Ниже приведена расшифровка большей части сегодняшней речи Василия Алексаняна. Разговорная манера сохранена)

Из выступления Василия Алексаняна в Верховном суде РФ:

Я хочу добавить несколько очень важных моментов...

ПОСЛЕ ПЕРВЫХ СЛОВ ВАСИЛИЙ АЛЕКСАНЯН НАЧИНАЕТ КАШЛЯТЬ.

Я прошу прощения за кашель. Я хочу, чтобы вы от меня услышали некоторые вещи, которые имеют критическое значение для понимания того, что происходит.
<…>
Я хочу прекратить инсинуации по поводу <моих> отказов от лечения. Тому, кто это утверждает, я хочу отдать свое тело на 10 минут, чтобы он те муки адовы пережил, которые я переживаю. Только умалишенный человек может такое говорить. Чтобы он от боли на стенку лез, и ему не помогали никакие лекарства. Пусть у него совести хватит мне в глаза посмотреть.
<…>
22 ноября 2006 года прокуратуре стало понятно, что с Алексаняном проблемы (к 22 ноября была готова судебно-медицинская экспертиза, которую ВИЧ - инфицированному Алексаняну делали беспрецедентно долго - три месяца. – здесь и далее ПЦ) Потому что болезнь единственная имеет юридическое определение в законе – смертельное, неизлечимое заболевание. Это приговор, который нельзя обжаловать. Смерть не обжалуется. Я готов за каждое свое слово ответить, что я сейчас произнесу.

Тогда предварительное следствие находилось полностью под контролем прокуратуры. И что происходит? 28 декабря 2006 года меня под предлогом ознакомления с какими-то материалами вывозят в здание Генеральной прокуратуры. Я объясняю, почему я до сих пор в тюрьме, и для чего я сижу, умирая здесь. И следователь Каримов Салават Кунакбаевич лично, как оказалось, тогда он только готовил новые абсурдные обвинения против Ходорковского и Лебедева, предлагает мне сделку. Адвокаты здесь присутствуют. При них меня привели к нему, нас оставили одних. Он мне сказал: руководство Генеральной прокуратуры понимает, что вам необходимо лечиться, может быть, даже не в России, у вас тяжелая ситуация. Нам, говорит, необходимы ваши показания, потому что мы не можем подтвердить те обвинения, которые мы выдвигаем против Ходорковского и Лебедева. Если вы дадите показания, устраивающие следствие, то мы вас выпустим. И предложил мне конкретный механизм этой сделки. Вы пишите мне заявление, чтобы я перевел вас в ИВС на Петровке 38, и там с вами следователи недельку или две активно поработают. И когда мы получим те показания, которые устроят руководство, мы обменяем их, как он выразился, подпись на подпись, т.е. я вам кладу на стол постановление об изменении меры пресечения, а вы подписываете протокол допроса. При этом он меня всячески убеждал это сделать и демонстрировал мне титульные листы допросов якобы других лиц, которые согласились помогать следствию. Но я не могу быть лжесвидетелем, я не могу оговорить невинных людей, я отказался от этого. И я думаю, какое бы ужасное состояние мое ни было сейчас, Господь хранит меня, потому я этого не сделал, я не могу так покупать свою жизнь.

СУДЬЯ РАЗРЕШАЕТ АЛЕКСАНЯНУ СЕСТЬ.

Дальше мне резко ухудшили условия содержания. Вот этот изолятор СИЗО № 99/1 - это спецтюрьма, она вообще не публичная, ее еще найти надо. Там сидит не больше ста человек в самый пиковый период. Меня в таких камерах держали! Они еще Берию помнят и Абакумова! Там плесень, и грибок, и стафилококк съедают заживо кожу вашу. Это притом, что люди знают, что у меня иммунитет порушен. Это фашисты просто!

ГОЛОС ВАСИЛИЯ АЛЕКСАНЯНА ДРОЖИТ. СУДЬЯ ПЫТАЕТСЯ ПЕРЕБИТЬ ВЫСТУПАЮЩЕГО, НО ОН ПРОДОЛЖАЕТ.

Я прошу меня выслушать. Вы меня извините, Ваша честь, я перед Верховным судом тоже не в первый раз, и каждый раз мне добавляется один, два, три диагноза, сколько может выдержать человек?! В апреле месяце <2007 года> следователь Хатыпов – я называю фамилию, потому что эти люди когда-нибудь должны понести ответственность, - говорит моей защитнице, присутствующей здесь: пусть он признает вину, пусть он согласится на условия и порядок, и мы его выпустим. Все это время, между прочим, мне не то, что лечение не назначали, меня не хотели вывозить даже на повторные анализы. Это пытки, понимаете. Пытки! Натуральные, узаконенные пытки! <Они говорят> я отказывался от лечения! Это бред! Вы меня сейчас видите по телетрансляции, видимо, в черно-белом изложении. Если бы вы сейчас увидели <меня> в зале суда, вы бы ужаснулись. У меня на лице написаны следы от последствий тех заболеваний, которые я ношу сейчас на себе.

<Они> хотят создать на мне прецедент, преюдицию. Мы законники, мы понимаем, по ст. 90 УПК. Им не надо ничего доказывать уже против Ходорковского и Лебедева, и других руководителей.

В июне месяце <2007 года> тяжелое обострение началось. Три недели каждый день я умолял, чтобы меня вывезли к врачу. А они вместо этого даже ограничивали передачу мне обычных лекарств, которые боль снимают, болевой шок. Понимаете, что они делали! Дьявол в деталях. Меня морили голодом, холодом, я год одетый спал. Два градуса, три градуса. Вода по стенам течет. Плесень. Это XXI век. Вы что делаете! Ну, не вы, а власти. Что делаете?!
<…>
Довели до того, что врачи уже с ужасом на меня смотрят. Вы знаете, что значат эти показатели, что оглашала Елена Юлиановна <Адвокат Елена Львова рассказала суду, что у ВИЧ –инфицированного Алексаняна иммунный статус 4%, а вирусная нагрузка – более миллиона копий в миллилитре> Больше миллиона и 4%. Это на два трупа хватит. Больше ста тысяч, и уже врачи за голову хватаются. У них прибор зашкаливало.
<…>
За время пока я здесь, я еще три диагноза тяжелых получил. Понимаете, вместо того, чтобы меня госпитализировать в МГЦ СПИД. В чем проблема? А проблема, оказывается, в том, что 15 ноября мне продлили срок содержания под стражей, а 27 ноября ко мне заявилась следователь Русанова Татьяна Борисовна, которая всегда была помощницей ближайшей Салавата Кунакбаевича Каримова, который сейчас советник генпрокурора Чайки, если кто не знает. И сделала мне опять то же самое предложение, в этот раз в присутствии одного из моих защитников, который сейчас в зале находится: дайте показания и мы проведем еще одну судебно-медицинскую экспертизу и выпустим вас из-под стражи. Это преступники! А когда Европейский суд вынес свое Указание немедленно меня госпитализировать, она <следователь Русанова>, уезжая в командировку, передает моему адвокату через следователя Егорова, который ходит ко мне: предложение остается в силе. Плевать они хотели на Европейский суд! Им надо из меня показания выбить, потому что им процесс нужен постановочный. <…>А я не буду лжесвидетелем. И лгать я не буду. И оговаривать невинных людей я не буду, мне не известно ни про какие преступления, совершенные компанией ЮКОС и ее сотрудниками. Это ложь все.

Никто не собирался меня лечить. Я никогда не отказывался от лечения, я не самоубийца. Я еще раз повторю: тот, кто это утверждает, пусть попробует хоть часть мучений, которые я здесь вынес. У меня маленький ребенок на иждивении 2002 года рождения. Это я не хочу лечиться?! Я не хочу жить?! Это ложь. И я прошу вас раз и навсегда забыть про эти инсинуации и никогда их не использовать. Сколько я попыток предпринял, чтобы получить это лечение. <…>Я сделал заявление, чтобы возбудили уголовное дело против этого врача – Молоковой Елены Геннадьевны <лечащий врач Алексаняна в инфекционном отделении больницы СИЗО «Матросская тишина>, так она сейчас на больничном целый месяц. Между прочим, это единственный врач инфекционист в тюрьме, где я нахожусь. И ее нет. И у нас здесь вообще нет медицинской помощи.

СУДЬЯ: АЛЕКСАНЯН, ДАВАЙТЕ ПО ДЕЛУ

Не было вообще никаких оснований для продления срока содержания под стражей, более того, если бы судья Фомин <судья Мосгорсуда, который 15 ноября продлил Василию Алексаняну срок содержания под стражей> разбирался в фактических обстоятельствах, которые сложились к моменту, когда следователь вышел с ходатайством, однозначно должен был отказать. В решении нет ни одного законного основания для того, чтобы держать меня в тюрьме. Я извиняюсь, меня арестовывали по полностью фальсифицированным обвинениям, где присутствовала особо тяжкая статья 174.1., которую ввели в УК с 1 января 2002 года, а мне вменяются события 1998-1999 года. С этим тоже придется разбираться. Европейский суд, видимо, будет разбираться. Вот так меня арестовали, чтобы убрать меня от компании. А 22 июня <2006 года> за день до назначения нового Генпрокурора вдруг эта статья исчезла, потому что это уголовное преступление эту статью мне вменять. Вы сами знаете действие закона во времени. И появилась другая статья.

СУДЬЯ: ОТВЕТЬТЕ НА ВОПРОС, КАКОГО РЕШЕНИЯ ВЫ ЖДЕТЕ ОТ ВЕРХОВНОГО СУДА?

Я жду от вас справедливого, гуманного решения. Я считаю, что содержание меня под стражей в нынешних условиях и в нынешнем состоянии, в котором я нахожусь, не имеет никаких законных оснований. Дело закончено, мы подписали все протоколы. Если только есть желание меня прикончить за решеткой. Я считаю, что Верховный суд должен разобраться наконец-то, по каждому аргументу дать оценку и отменить постановление судьи Фомина и отпустить меня из-под стражи. Вот какого решения я жду. Я считаю, что продление незаконно. Я прошу Верховный суд показать, что в России есть правосудие, что не надо российским гражданам идти помирать на ступенях Европейского суда, чтобы добиться какой-то справедливости. Что ее можно добиться здесь, в Москве, в вашем зале. Покажите это. Уж сколько можно костями мостить страну. У меня еще суд не начался, между прочим, какое же это предварительное заключение?! Два года в тюрьме искалеченный человек! Спасибо за внимание.



http://www.khodorkovsky.ru/chronology/7716.html