September 18th, 2007

пати

Покой им только снится

Смотрела сейчас вечернюю новостную программу на РЕН-ТВ. Основная новость, естественно, была по-прежнему, отставка правительства и то, кого теперь из правительства уйдут, а кого оставят. Рассуждали на эту тему политики, политологи, маститые журналисты. И рассуждения их представляли собой не анализ сложившейся в стране политической и экономической ситуации, а гадания, домыслы, предположения, что само по себе должно быть немыслимо, но в нашем государстве почему-то никого не удивляет и всеми воспринимается как должное. Но тут мой слух резанули слова Третьякова о том, что накануне отставки был произведен вброс дезинформации. Он сказал об этом буднично, как о само собой разумеющемся. И я тоже не сразу осознала, что именно меня смутило. И только поразмыслив, я поняла, что такие термины, как вброс, дезинформация, операция, тактический ход, уловка и тому подобные, которыми описывают и объясняют деятельность нашей власти, особенно в кадровых вопросах, имеют непосредственное отношение к войне или к деятельности внешней разведки, но никак не вяжутся с работой законодательной и исполнительной власти в государстве. Получается, что власть у нас воюет. С кем - с народом, с населением? Власть чувствует себя внутри страны как во вражеском окружении и вынуждена прикрывать свои действия дезинформацией, проводить тайные операции, продумывать тактические ходы, чтобы сохранить себя как власть, чтобы не капитулировать перед населением.
пати

Отмучился ("Эпитафия" от "Ъ-ВЛАСТЬ")

В среду, 12 сентября, председатель российского правительства Михаил Фрадков подал в отставку. "Понимая политические процессы, я бы хотел, чтобы у вас была полная свобода в выборе решений, включая кадровые",-- тяжело дыша, сказал он президенту Путину.
Все предыдущие смены премьер-министров в России были серьезными политическими актами, которые отражали жесточайшее противостояние интересов и влекли за собой судьбоносные для России последствия. На этом фоне отставка Михаила Фрадкова выглядит откровенно бутафорской, если не сказать комической.
Еще в марте 2004 года, когда президент уволил Михаила Касьянова и назначил Фрадкова, стало очевидно, что президенту, строго говоря, любой хоть сколько-нибудь самостоятельный премьер только мешает. И выбор мало кому известного представителя России в ЕС означал лишь то, что кто-то же, в конце концов, должен сидеть в премьерском кресле.
Все пребывание Михаила Фрадкова в должности председателя правительства сводилось к тому, чтобы, насколько это возможно, ничего не делать. Он не имел отношения ни к национальным проектам, ни к укреплению рубля, ни к борьбе с инфляцией, ни к разработке бюджета. Он не представлял интересы никакой олигархической группировки. За три с половиной года премьерства он 52 раза выезжал за границу, при этом за пределы территории бывших и нынешних соцстран, где способны правильно понять его роль,-- всего 19 раз (в том числе в страны Западной Европы -- 11 раз). При этом в большинстве случаев он исполнял чисто представительские функции, как, например, на похоронах папы римского. Он открывал рот только на заседаниях правительства, да и это давалось ему с видимым трудом. А последний год Владимир Путин еженедельно встречался с министрами сам, без всякого Фрадкова. Более того, никчемность премьера всячески пропагандировалась. Например, на сайте правительства никогда не давалась стенограмма его заседаний, а стенограммы президентских встреч с министрами на президентский сайт всегда выкладывались незамедлительно. 




Михаил Фрадков. Избранное.


Collapse )
пати

Похоже, что скоро все правительство будет состоять из чекистов