July 17th, 2007

пати

Политика как бизнес

Гарри Каспаров в интервью корреспонденту "Власти" Марии-Луизе Тирмастэ:

- Ваши недруги рассказывают, что у "Другой России" проблемы с деньгами.

- …Сейчас с финансированием такая ситуация: если идеи нравятся окружающим, то у нас появляются деньги. Для меня это постоянная проблема, занимаюсь регулярно поиском средств.

- Оппозиционеры любят жаловаться, что бизнес боится давать деньги.

- Есть олигархи, есть олигархи-лайт. Людей, которые могут помогать на нашем уровне, очень много. Проблема страха существует, поэтому передача средств происходит в частных беседах. Нам помогает не сверхэлитный слой, не люди, которые всегда на слуху, а люди следующего эшелона. Есть очень много мелких бизнесменов, и, что очень важно, такие люди стали появляться в регионах. Это может быть мелкая помощь -- от 5 тысяч до 20-100 тысяч.

- Во сколько обойдется проведение праймериз?

- Дорогостоящим будет съезд, а праймериз, аренда зала да проезд людей до областного центра,-- это ерунда. Праймериз реально стоят несколько десятков тысяч долларов. Эта сумма и для меня подъемная. Что касается съезда, речь идет о другой сумме. Некоторые переговоры я уже веду. Если у нас есть хорошие идеи, они продаются. Будет хороший кандидат -- будут деньги. Если у бизнеса будет понятие, что надо менять этот режим, то деньги появятся. Мы имеем четкий критерий идеи -- если мы не получим поддержки, значит, она никому не нужна. Кстати, если откликаются люди, откликается и бизнес. Мы делаем ровно то, на что получаем поддержку. ОГФ оказался первым рыночным игроком, у нас не может быть помощи просто так.


ЖУРНАЛ "ВЛАСТЬ" № 27(731) ОТ 16.07.2007
http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=782339
пати

Каспаров: ОГФ оказался первым рыночным игроком

Политика как бизнес-проект


Журнал "Коммерсант-ВЛАСТЬ" опубликовал интервью Гарри Каспарова, которое тот дал корреспонденту "Власти" Марии-Луизе Тирмастэ.
Я обратила внимание на один из фрагментов этого интервью, который показался мне очень важным для характеристики самого Каспарова и его политической карьеры. Привожу его с незначительными сокращениями (выделения сделаны мной – Р.П.):

- Ваши недруги рассказывают, что у "Другой России" проблемы с деньгами.

- Сейчас с финансированием такая ситуация: если идеи нравятся окружающим, то у нас появляются деньги. Для меня это постоянная проблема, занимаюсь регулярно поиском средств.

- Оппозиционеры любят жаловаться, что бизнес боится давать деньги.

- Есть олигархи, есть олигархи-лайт. Людей, которые могут помогать на нашем уровне, очень много. Проблема страха существует, поэтому передача средств происходит в частных беседах. Нам помогает не сверхэлитный слой, не люди, которые всегда на слуху, а люди следующего эшелона.

- Во сколько обойдется проведение праймериз?

- Дорогостоящим будет съезд, а праймериз, аренда зала да проезд людей до областного центра,- это ерунда. Праймериз реально стоят несколько десятков тысяч долларов. Эта сумма и для меня подъемная. Что касается съезда, речь идет о другой сумме. Некоторые переговоры я уже веду. Если у нас есть хорошие идеи, они продаются. Будет хороший кандидат - будут деньги. Если у бизнеса будет понятие, что надо менять этот режим, то деньги появятся. Мы имеем четкий критерий идеи - если мы не получим поддержки, значит, она никому не нужна. Кстати, если откликаются люди, откликается и бизнес. Мы делаем ровно то, на что получаем поддержку. ОГФ оказался первым рыночным игроком, у нас не может быть помощи просто так.
(ЖУРНАЛ "ВЛАСТЬ" № 27(731) ОТ 16.07.2007). Полностью интервью можно прочитать здесь: http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=782339 .

О чем рассказывает Каспаров журналисту «Коммерсанта»? О том, что политические организации – это конкурентоспособный товар, для которого есть свой рынок. Политические идеи, сама политическая деятельность может быть успешной как товар, то есть хорошо продаваться, если она интересна людям бизнеса, в руках которых сосредоточены большие деньги. И сам Каспаров со своей организацией ОГФ активно участвует в этом рынке. Причем, считает себя и свою организацию ведущим игроком, то есть самым эффективным с точки зрения продаваемости генерируемых им идей.

Почему я обратила особое внимание на этот место в интервью? Дело в том, что все время, пока существует ОГФ, я пытаюсь объяснить окружающим, что для Каспарова политика – это бизнес, то есть способ заработка. Он к 40 годам достиг своего потолка в шахматах, и стал искать себе новое применение, политика, по-видимому, показалось ему самым подходящим видом деятельности, где, как он считает, его незаурядные способности наиболее эффективно будут использованы и, соответственно, будут хорошо оплачиваться. Он еще молод, энергичен, у него семья, маленький ребенок, он привык к большим заработкам и вниманию СМИ, и, следовательно, когда речь зашла о том, что нужно искать себе новую профессию, она должна была соответствовать его потребностям и запросам. Из всех возможных вариантов он выбрал политику, где пытается, с одной стороны, использовать капитал своей длительной шахматной популярности, которая была международного уровня, с другой стороны, использовать те протестные настроения в обществе, которые, по его мнению, до него никто эффективно не использовал.
Collapse )