July 15th, 2007

пати

Стихия

В пятницу дождь в нашем районе (ВВЦ) к 2 часам дня перешел в интенсивный град, градины были примерно по 2 см в диаметре, но попадались и по 3. Я их так хорошо рассмотрела, потому что весь пол лоджии был завален градом. А затем началась гроза, которая то затихала, то усиливалась почти до 9 вечера.
Во время грозы у нас случился форс-мажор. Молния ударила в дом и в нем сгорели к чертовой матери все компьютеры. У нас вышли из строя сетевая карта и материнская плата, у соседа слева вообще разворотило компьютер. Так что интернет у меня появился только что, и я даже свою френд-ленточку не читала почти 2 дня.
Мне раньше казалось, что молния страшна только в деревянном доме. Но оказалось, что и наша 14-этажная кирпичная махина может пострадать. В общей сложности от молнии кроме компьютеров пострадал лифт, домофон, часть квартир остались без света, и не работает шлагбаум на въезде.
Когда шарахнула эта молния, мы с мужем сидели у окна на кухне. Вдруг одновременно рядом с нами раздались оглушительно громкие разрывные звуки и ослепительные вспышки света. Это был ужас, который трудно описать словами. Сразу мы просто не поняли, что произошло, ведь обычно молния сверкает где-то далеко, и сначала видно вспышку, а звук доходит позже, да и свет и звук не такой бешенной силы.
В общем, силы природы в непосредственной близости – это страшно. В такие моменты начинаешь отчетливо понимать, что мы - со всеми нашими достижениями цивилизации – зависим от природы точно так же, как и все живое и неживое на этой земле.
А ночью мне приснилось, что я лечу на самолете, который попал в зону турбулентности. Не иначе как грозой навеяло.
пати

Оппозиция ли «Другая Россия»?

Я сегодня долго разговаривала со своей подругой. Она врач, кандидат наук, работает в Москве, живет в ближнем Подмосковье, воспитывает дочь, человек либеральных взглядов, политикой интересуется умеренно, как и большинство граждан России.
Я так подробно описываю ее для того, чтобы было понятно, что она – классический пример среднего российского жителя большого города: образована, начитана, активна, много общается с людьми, телевизор смотрит в то редкое свободное время, которое остается от повседневных забот, в интернете не сидит, использует его только для чтения статей по своей специальности. Таких, как моя подруга, большинство среди образованных людей России – потенциального электората демократической оппозиции.
Я спросила ее, знает ли она что-то о «Другой России», о «Маршах несогласных». Оказалось, что она не слышала об этом вообще ничего, эти словосочетания для нее – пустой звук. О «Яблоке», СПС, Рыжкове, Касьянове – естественно, знает. Знает Каспарова, но не понимает, что он делает в политике. Слышала о Лимонове, но относится к нему как к чему-то несерьезному. Знает Геращенко, но не с лучшей стороны. О Буковском – слышала фамилию, но очень смутно помнит, кто это. Про Гуляеве не знает вообще.
Особенно об этом всем ей задумываться некогда, но она надеется на объединение демократической оппозиции, потому что к власти относится резко отрицательно и уровнем своей жизни и жизни страны крайне недовольна.
К чему я это пишу? Так называемая несистемная оппозиция из коалиции «Другая Россия» считает себя реальным противником Кремля, а свои несколько проведенных маршей – большой победой. А на самом деле участники этой коалиции интересны лишь сами себе, да зарабатывающим на них политологам, политтехнологам и пишущим обо всей этой тусовке журналистам. Подавляющее число населения страны ни о самой несистемной оппозиции, ни о ее «больших победах» ничего не знает, даже не слышало об этом.
Почему?
Collapse )