April 30th, 2007

пати

(no subject)

Возле эстонского посольства Якеменко с якеменчатами уже три дня льют перед камерами слезы по поводу переноса памятника «Бронзовому солдату» и захоронения под ним из парка в центре Таллинна на кладбище. Это преподносится как надругательство над памятью погибших в ВОВ.

Мой дед был мобилизован в 1941 в ополчение. Он пропал без вести. Мы с мамой лет 15 назад ходили в Перовский военкомат г. Москвы. Там по нашей просьбе нашли в архиве амбарную книгу, в которой была запись: «Ефим Фукс, пропал без вести». Эта запись – все, что осталось, если не считать, конечно, моей мамы, в два года потерявшей отца, и меня, никогда не видевшей своего деда. У него нет могилы, на которую можно прийти и почтить его память.

Сколько таких семей во всем бывшем СССР, где в ВОВ пропали без вести ушедшие защищать страну воины? Миллионы. Государство не стало тратиться на поиски и идентификацию миллионов солдат, захороненных в братских могилах или вовсе не захороненных. Вместо этого в каждом городе и поселке оборудовали пустышки с «вечным» огнем из газовых горелок – могилы неизвестных солдат.

Так что на самом деле является надругательством над памятью погибших защитников отечества?