January 31st, 2007

пати

Я все о своем

Пытаюсь написать статью о Холокосте. Очень тяжелая, саднящая тема, но самое трудное для меня даже не это, а то, как относятся в России к этой трагедии. Конечно, не все. Но их не так мало. Есть просто те, кто ничего об этом не знает (как это ни странно). Это, в основном, молодежь, которой никто об этом не рассказывал, а сама она книг не читает и по телевизору смотрит лишь «Ментов», «Няню» и клипы с накачанными силиконом девушками, открывающими рот под фонограмму из трех аккордов. Тут стыдно не за них, а за страну в целом, где о Холокосте раньше вообще не принято было говорить вслух (и это притом, что половина европейских евреев, уничтоженных Холокостом, были родом из СССР). А есть те, кто знает, и это самые неприятные оппоненты. Некоторые из них откровенно глумятся, но с ними вообще говорить не о чем, просто плюнуть и отвернуться. А есть те, кто хочет оказаться святее Папы Римского по части толерантности, и они так быстро бегут по этому кругу, что оказываются в противоположном лагере. Как ни странно, среди них не мало евреев или тех, у кого в родне есть евреи. Они так совестливы, что им кажется неприличным говорить о Холокосте, если во Второй мировой войне погибло множество людей разных других национальностей. Поэтому они предпочитают о нем не говорить, а тех, кто говорит или пишет, стыдить. С этими как раз сложнее всего. Я не знаю, как этим людям с перевернутым сознанием объяснить, что о Холокосте забывать нельзя. Что помнить о нем нужно не только и столько во имя погибших, но особенно ради будущего. И, конечно, эта тема густо замешана на проклятом еврейском вопросе. Мне кажется, что многие из тех, кто отрицает Холокост, его факт и его значимость для всего мира, кто не хочет помнить самим и закрывает рот тем, кто помнить хочет, - они так относятся к этой трагедии, потому что это ЕВРЕЙСКАЯ трагедия. Много ли соседей жалели евреев во времена погромов? А это самый большой погром, но отношение к нему такое же – нас это не касается, пусть евреи сами оплакивают своих мертвецов, но, желательно, потише. Да и вообще уже хватит плакать. Надоели.
Мне особенно больно, что такое отношение к Холокосту больше всего заметно в России.

Вот стихи Александра Городницкого, они, примерно, о том же. Стихи быстрее находят путь к сердцу, а это важнее, чем разум.

Над проселками листья - как дорожные знаки,
К югу тянутся птицы и хлеб недожат
И лежат под камнями москали и поляки,
А евреи - так вовсе нигде не лежат.

А евреи по небу серым облачком реют
Их могил не отыщешь, кусая губу:
Ведь евреи мудрее, ведь евреи хитрее -
Ближе к Богу пролезли в дымовую трубу.

И ни камня, ни песни от жидов не осталось,
Только ботиков детских игрушечный ряд.
Что бы с ними ни сталось, не испытывай жалость,
Ты послушай-ка лучше, что про них говорят.

А над шляхами листья - как дорожные знаки,
К югу тянутся птицы, и хлеб недожат.
И лежат под камнями москали и поляки,
А евреи - так вовсе нигде не лежат.
пати

(no subject)

По ссылке в ЖЖ прочитала свежее интервью с Каспаровым в "The Wall Street Journal".

Автор интервью, как видно, своему герою не симпатизирует. Поэтому оставим в стороне ее выводы. Но из прямых цитат меня впечатлило как-то особенно два места.
Цитирую:

« - Если 'Другая Россия' победит, какая разница, что будет потом?»

« - Знаете, в жизни есть такие моменты, когда надо забыть о всяческих расчетах и делать то, что ты считаешь своим моральным долгом. Я знал, что этот выбор будет опасным. Именно поэтому ребенка мы родили здесь, - у Каспаровых трехмесячная дочь. - Я готов рисковать, но если каких-то опасностей можно избежать, я стараюсь это делать».
(интервью проходило в квартире Каспарова на Манхеттене (США, Нью-Йорк) - прим. мое).