October 21st, 2006

пати

(no subject)

Нацстройщики
Кому нужны нацисты на улицах города

О том, как с помощью ДПНИ строительные компании увеличивают свою прибыль.
Статья Леры Агаповой на ПОЛИТ.РУ.

«Я, вот, верующий. Я бы даже если бы были деньги, не стал бы в Москве квартиру покупать. Никогда! На крови и слезах дома эти».

http://polit.ru/analytics/2006/10/20/nats_stroy.html
пати

Совесть России

Написала для памятного выпуска ОБЩЕЙ ГАЗЕТЫ. Не знаю, выйдет этот номер или нет. Решила разместить пока тут, в своем дневнике.

Читая Анну Политковскую, я часто задавалась вопросом: что побудило эту женщину – москвичку, из благополучной семьи – заниматься Чечней, почему эта тяжелая, неженская тема на протяжении многих лет является для нее центральной. Казалось мне, что причина должна быть очень весомой. Иначе непонятно, как можно этим заниматься, ведь даже читать ее статьи о Чечне было тяжело, порой невыносимо, так чего же стоило собирать для них материал, проводить расследования, общаться с родственниками погибших и пропавших без вести, осматривать трупы со следами пыток, брать интервью у Кадырова-младшего (что, возможно, еще тяжелее морально), рисковать свободой, здоровьем и самой жизнью. Все оказалось совсем просто. За этим интересом не было никакой тайны. Просто однажды Анна Политковская столкнулась с этой темой, как столкнулись с ней все жители России, но ее она не оставила равнодушной. Просто она была человеком, живущим по принципу «кто, если не я». Она знала, что может что-то изменить в ходе этой затянувшейся на долгие годы беды, замешанной на крови, деньгах и нефти. И она делала то, что могла. Наверное, могла она многое, поэтому и убита.

Наш президент высказался в том духе, что журналистская деятельность Анны Политковской приносила небольшой вред стране. Это дважды неправда. Во-первых, если рассматривать ее деятельность с точки зрения судьбы страны в целом, а не отдельных персонажей у власти, то Анна Политковская приносила своей работой несомненную пользу, так как правда, пусть и горькая, в конечном счете, всегда лучше самой приторной лжи. А во-вторых, со знаком плюс или со знаком минус, но малоэффективная деятельность не порождает реакцию такой силы, как заказное убийство. Жизнь и работа Анны была очень значительна для России, и ее насильственная смерть – огромная потеря для всей страны.

Самое мучительное для меня в написании этих строк – это прошедшее время. Пишу об Анне Политковской «была», и все во мне протестует. И хотя уже минуло девять дней, как ее не стало, и я видела ее лежащей в гробу, но осознать, что ее больше нет среди живущих, я так и не могу. Слушая ту или иную новость, ловлю себя на мысли: что напишет об этом Политковская. Присутствовав на открытии выставки картин о трагедии Норд-Оста, которой Анна занималась все время с момента захвата заложников в театре, я с трудом удержалась от вопроса: а что говорит об этом Политковская. Если первой реакцией на известие о ее убийстве был шок, то по прошествии времени я все больше убеждаюсь, что утрата эта невосполнима. Анна была не просто честным и талантливым журналистом, она будила нашу совесть, своими трудными для чтения статьями она не давала нам делать вид, что нас это не касается. Талантливых журналистов много, людей с таким обостренным чувством справедливости, которое не позволяет пройти мимо беды и заставляет действовать без оглядки на обычные для всех резоны: опасно, невыгодно, бесполезно – очень мало. Я знаю только одного такого человека – Анну Политковскую. Понятно, что московские правозащитники вышли на митинг в память об Анне с лозунгом «Мы тебя заменим» из лучших побуждений, но они не правы. Есть люди, заменить которых невозможно, они редкое явление, в каждом народе, в каждой стране такие люди – исключение, но на них держится человечество. Их называют по-разному – праведники, герои, соль земли – и пусть это заезженные определения, но они выражают суть. Анна Политковская была такой, она была совестью России. Это очень трудная судьба, а в нашей стране еще и опасная. Мы теперь будем жить без совести.
пати

В Москве произошло нападение на галерею Марата Гельмана

Как рассказал радиостанции ЭХО МОСКВЫ сам Гельман, десять молодчиков разгромили выставки и офисы, поставили сотрудников к стенке и забрали у них телефоны.

По мнению Гельмана, это была акция устрашения. Ничего украдено не было, были лишь уничтожены 20 работ художника Александра Джикия, выставка которого проходила в галерее. Гельман затруднился высказать какие-либо предположения относительно того, кто именно мог совершить нападение.

В пятницу с рейса в московском аэропорту "Шереметьево-2" был снят британский искусствовед Мэтью Каллерн Боун, известный коллекционер и владелец галереи в Лондоне, пишет NEWSru.com .

Сотрудники российской таможни заинтересовались грузом Боуна, купившего накануне в галерее Марата Гельмана 7 экземпляров работ группы художников "Синие Носы" из серии "Маски Шоу" (политические танцы). На картинах изображены голые люди с масками президентов Путина и Буша и террориста номер один бен Ладена.

Полностью тут