December 26th, 2005

пати

Совет да не тот

Как редактора общественного вестника не пустили на порог Совета партии СПС

В субботу в подмосковном отеле проходил Совет партии СПС, на котором согласно информации, размещенной на сайте этой партии, СПС должна была подвести итоги за 2005 год и наметить программу своего дальнейшего развития. На сайте СПС черным по белому сообщалось, что «Совет Партии пройдет в открытом для СМИ режиме», аккредитация по телефону (495) 956-63-25.
Являясь главным редактором вестника, посвященного общественно-политической жизни нашей страны, я, естественно, не могла проигнорировать эту информацию и решила посетить мероприятие лично, вместо того, чтобы просто ознакомиться с лентой новостных агенств. Как редактор общественного издания и как независимый журналист я пристально слежу за процессом объединения демократических сил, в котором СПС последнее время принимает активное участие, для того чтобы иметь возможность освещать его объективно.
Позвонив по указанному телефону, я попросила аккредитовать меня, подробно объяснив, кто я и какое издание представляю, особо указав, что мое издание малотиражное и незарегистрированное в Минюсте. Данные обо мне и представляемом мной печатном СМИ записали и сообщили, что все в порядке, я аккредитована, и в субботу к 13 часам меня ждут.
Когда же я приехала в субботу на Совет СПС (а надо сказать, что добраться туда можно только на автомобиле, транспорт для прессы не предоставлялся) и подошла к столу регистрации СМИ, мне заявили, что в списках меня нет, и меня на Совет не допустят.
Ровно два часа я напрасно прождала, пока кто-то из организаторов этого мероприятия соизволит разобраться в недоразумении. Когда начался перерыв, и я, наконец, смогла связаться с теми из присутствовавших на Совете, кого знаю лично, дело вроде бы тронулось с мертвой точки.
Юноше, сидевшему за столом регистрации, предложили вместо отсутствующего у меня удостоверения записать мои паспортные данные, но он, очевидно, строго предупрежденный своим непосредственным начальником, побоялся это сделать без его личного разрешения, и я еще полчаса прождала, пока этот самый начальник соизволит подойти.
Им оказался некий высокий и упитанный молодой человек лет 30 на вид в дорогом костюме, который, глядя мимо меня, бросил вскользь: «не пускать» и стал удаляться.
Честно говоря, я слегка опешила, все это напоминало дурное исполнение сцены из водевиля, где грозный швейцар гонит от парадного подъезда барского дома бедную сироту. Тут уж я не выдержала такого наглого обращения и заявила, что если речь идет обо мне, не мешало бы сказать мне об этом лично, и что я приехала сюда работать, причем, заранее аккредитовалась по указанному на сайте телефону, и меня уверили, что я внесена в список прессы, а, тем не менее, я сижу тут уже два с половиной часа, и меня не пропускают.
«Мало ли куда Вы звонили, я вообще понятия не имею о вашей газете», - презрительно процедил «начальник».
Пришлось ткнуть ему в лицо распечатанное объявление СПС для прессы с телефоном для аккредитации, по которому я звонила. (Про себя же я подумала, что, судя по стеклянному выражению его глаз, он много о чем понятия не имеет.)
«А Вам что, не сказали, что пресс-служба может по своему усмотрению вычеркнуть из списка того, кого сочтет нужным», - заявил мне этот хорошо одетый, но плохо воспитанный молодой человек. Судя по всему, вычеркнул мое имя из списка, не поставив меня об этом в известность, лично он.
«Кто Вы такая, где Ваше удостоверение?» - продолжил он с наглой заносчивостью, с трудом перенося, что его напыщенный вид не произвел на меня ожидаемого им трепета.
Я еще раз подробно объяснила ему, кто я такая, какое издание представляю, и даже протянула ему свежий выпуск вестника в подтверждение своих слов.
«Бумажки любой может сделать, у Вас удостоверения нет, значит, Вы для меня никто», -заявил мне представитель СПС.
Оказывается, для этого носителя дорогих костюмов, 20 полосный вестник, в который был вложен талант и труд множества людей – никчемная бумажка, а удостоверение, которое можно за полтинник купить в любом подземном переходе – решает все.
«Не пускать», - процедил сквозь зубы своему подчиненному этот молодой «либерал» и удалился, так, кстати, мне и не представившись. Напуганный и растерянный юноша за столом регистрации на мой вопрос, кто это был, прошептал: «Терехов».
Уже вернувшись домой, я в Интернете нашла информацию, что в СПС связями с общественностью занимается некий Денис Терехов. Тот ли это напыщенный бюрократ, который вычеркнул из списка аккредитации непрестижное с его точки зрения издание и хамил мне в лицо или нет, я не знаю. Но дело не в личностях. Дело гораздо серьезнее.

Мы сейчас много говорим и пишем о гражданском обществе, о ценности общественных организаций и инициатив. Партия СПС декларирует идеи демократии и либерализма, а теперь даже, по словам ее нового молодого и активного лидера Никиты Белых, готова отказаться от своего бренда, который для большинства россиян ассоциируется с интересами крупного бизнеса, и объединиться для оппозиции режиму с более левыми, социально ориентированными партиями. И надо сказать, что многое в СПС меняется в лучшую сторону. Она постепенно перестает быть элитарной, начинает сотрудничать с общественными организациями: молодежными, просветительскими, правозащитными, в том числе и с теми, которые принимают непосредственное участие в редактируемом мной вестнике. Я ощущаю поддержку и искренний интерес части членов СПС к созданному мной изданию, которое является абсолютно некоммерческим, общественным, которое делается не для прибыли, а для возможности дать независимую информацию и трибуну представителям гражданского общества.
И тут появляется такая вот персона – нечто среднее между наглым холопом и тупым барином, и не пускает с парадного входа редактора общественного гражданского вестника на «элитное» мероприятие. Рожей, де не вышли, рейтингом не доросли, пшли вон!
Я приняла это оскорбление не на свой счет, а что гораздо важнее - на счет тех людей, которые пишут для вестника, которые распространяют его по городам, которые читают его в печатном и электронном вариантах по всей России. Это та самая российская интеллигенция, думающая, активная, которая ходит на митинги, которая поддерживает объединение демократической оппозиции, это, простите меня за высокопарный слог, - цвет страны.
Мне было стыдно и противно оказаться в такой ситуации, но стыдно мне было не за себя, а за этого отъевшего харю партийного функционера (грубо, но других слов он у меня не заслужил). И не важно, как его зовут, важно, чтобы в той объединенной оппозиционной партии, за которую пойдут голосовать демократы, не было даже намека на таких, как он.

Главный редактор
информационно-публицистического вестника «МОСТОК»
Римма Поляк
пати

(no subject)

Девочка Кариша, современный вариант Митрофанушки (не хочу учиться, а хочу замуж), прочитала мне нотацию.

Римма, прекратите, пожалуйста, истерику.
>>А не в том ли состоит маргинализация, что на сайте в разделе "информационные партнеры" висел баннер вестника "МОСТОК", и не Вы ли тот человек, который потребовал его удалить?
Вы слишком высокого мнения о своём баннере. Я вот, например, тоже его ни разу не видела.

Меня, знаете ли, тоже иногда куда-то не пускают. И причины я прежде всего стараюсь найти в себе, а не поднимать вой. Вы вообще понимаете, что таким образом вы наносите партии политический ущерб? Или вы это осознанно делаете? Конечно, это ведь не ваша партия. Можно и поплеваться, и поистерить.

А теперь представьте себе, каково это читать тем людям, для которых СПС - это не просто аббревиатура, а это идеи, это любимые люди, любимая работа. Читать то, как какой-то мелкий личный инцидент, связанный со службой охраны, превратили в "тенденцию".

Римма, имейте, в конце концов, совесть.
Вы знаете, я неоднократно слышала упрёки в ваш адрес (от кого исходили эти упрёки можете даже не пытаться узнать, я вам всё равно не назову имён). Люди на некоторых мероприятиях от вас, откровенно говоря, прячутся. Ибо ваши безумные идеи и предложения, как мне рассказывали, могут вывести из себя даже святого. О вашем занудстве на тему "МОСТКа" ходят легенды. Заметьте, я говорю это прямо, я вообще прямолинейна, а другие просто терпят и молчат. И прячутся.
Попробуйте посмотреть на себя со стороны и задумайтесь, почему с вами не захотели сотрудничать.

А инциденты с незарегистрированными СМИ, кстати, не редкость. К этому надо было быть готовой. Пресс-службы, конечно же, предпочитают сотрудничать с крупными СМИ, это факт. И не из-за высокомерия, нет. Вы, Римма, пробовали себе когда-нибдуь представить, насколько это сложный и трудоёмкий процесс - работа пресс-службы? Очень сложный, это тоже факт. И уделять внимание каждой просьбе отдельно взятой незарегистрированной малотиражке, зачастую, просто нет времени.


Вот что значит, школа экстерном и неумеренное употребление алкоголя в раннем возрасте. У девочки серьезно сносит крышу.
Сначала идиотские митинги против Петросяна, затем истории про замужество с разными известными и неизвестными мужчинами, обращение во френд-ленте "мой читатель" и вот теперь это юное, но необразованное создание на полном серьезе берется учить кого-то.
Спасибо, девочка, я как-нибудь своим умом обойдусь.