September 13th, 2005

пати

(no subject)

Купила на книжной ярмарке и читаю сейчас ранее не публиковавшуюся повесть Анастасии Цветаевой о ее последней любви (наверное, последней, хотя, кто ее знает, она долго жила).
Повесть автобиографическая, как, кажется, все, что она написала. Так вот, Анастасия описывает, как она с первого взгляда полюбила молодого поэта. Ей тогда как раз исполнилось 77, а ему было 26. Чем закончилось, пока не знаю.
Она описывает свои эмоции, душевную боль, волнения, радость от общения, рука в руке, пальцы сцеплены, «старость ни от чего не спасает, все так же, как было всю жизнь, как было в 16».
На первый взгляд странно, разница в возрасте слишком шокирующая. Но ведь никогда не выбираешь, в кого влюбиться. Это происходит помимо воли и, кажется, помимо сознания. Человек может вовсе не подходить не только по возрасту, но и по взглядам, по кругу общения, он может быть не свободен, он может не отвечать взаимностью, может вообще жить параллельно, не пересекаясь с тобой ни в чем.
Она ведь тоже не выбирала. Она просто была живая, видела, чувствовала, дышала и влюбилась. Тело стареет, а душа нет.
Я последнее время часто об этом думаю.
Первые 20 лет своей жизни я была очень влюбчива. А следующие 20 лет мне было как-то не до этого. Я имею в виду то волнение, о котором пишет Цветаева, когда пальцы сцеплены, когда душа болит от счастья, а не от предательства. Я даже решила, что у меня атрофировалось то место в душе, которое любит. Может, оно потихоньку оживает?
Никто ни от чего не застрахован, ни от любви, ни от предательства, ни от разочарований.

Много-много лет назад мне приснился странный сон. Он был странный, потому что очень яркие эмоции я в нем испытала, и проснулась с полным ощущением, что это так и было, или в прошлой жизни, или в будущей. Мне в том сне было лет 35, намного больше, чем в действительности. И я очень сильно, страстно, чувственно и одновременно духовно любила мужчину лет 60. Во сне я была замужем, имела детей, но убегала на свидания к тому человеку, который был мне дороже всего на свете. Я была состоятельна, а он беден, почти нищ. Такой пронзительной страсти и нежности я наяву никогда не испытывала, ни тогда, когда вообще еще мало что испытала, ни теперь, за все свои 40 лет.
Столько времени прошло с тех пор, а я помню этот сон лучше, чем многое из настоящей жизни.