Римма Поляк (rimona) wrote,
Римма Поляк
rimona

Category:

«Русь сидящая» в датской тюрьме

Участники движения «Русь сидящая» посетили тюрьму датского города Ринге.  Почувствовали, так сказать, разницу. Это совсем не образцовая тюрьма, самая обычная.
Показывать фото наших тюрем – для контраста – я не буду. И без этого все понятно.



Фотоотчет Ольги Романовой с ее комментариями (опубликовано в ФБ).



Тюрьма, общий вид, Дания. Собак нет, вместо вохры - субтильные блондинки или длинноногие брюнетки. Все улыбаются.
А на мужской кухне (зеки сами готовят) висит плакат с пояснением, чем ростбиф, эскалоп, турнедо и особуко отличаются друг от друга.








Вход в тюрьму. Вытирайте ноги, бакланы.




"Русь Сидящая" с начальником тюрьмы в Ringe.

Комнаты свиданий с заключенными



Комната ожидания свиданий для посетителей.




Одна кухня на семью.










Детская площадка с площадкой для мини-гольфа, искусственным ручьём, барбекю и лежаками.




Света Бахмина в тюремной церкви.




Тюремный священник Камила. Замужем. Обратилась через нас к Пусям, и отдельно - к верующим. Попозже запощу.




Начальник тюрьмы Bodil Philip. 23 года в начальниках, 40 лет в системе. По образованию экономист. Противник униформы.
Дочь члена парламента, между прочим.






Между Светлана Бахмина и Inna Bazhibina - начальник тюрьмы в Ринге Bodil Philip. На должности 23года, в системе 40 лет, а начинала волонтёром. По образованию экономист. Дочь члена парламента. Убежденный противник униформы: считает, что униформа увеличивает расстояние между людьми. Сама ходит в вязанной кофточке. И зеки, и сотрудники обращаются к ней просто по имени. При этом она очень большой начальник: например, решения об УДО принимает она и только она.




Тюремный доктор Людвиг Диттман. Не понимает наших вопросов. Не понимает, зачем детей, родившихся в тюрьме, отдавать в детдом, когда их можно каждое утро возить в обычные ясли, а вечером возвращать осужденной матери. В Дании их возят, причём на такси, и за счёт тюрьмы - это всё равно дешевле, чем детдом. Не понимает, почему я спрашиваю его про тюремный туберкулёз. Он знает про такую болезнь. Но ни разу не видел ни одного случая.




Эта красотка - священник в тюремной церкви города Ринге (Дания). Зовут Камила. Я спросила её, что бы она сказала Пусям: "Если ты считаешь себя невиновным, надо бороться", ответила она. А потом спросила я её, что бы она сказала верующим: "Ради кого они требуют наказания для Пусей? Ради Бога? Ему не нужно. А то, чего они хотят, это настоящий фундаментализм. В Дании тоже считалось преступлением то, что сделали Пуси. Но сто лет назад. И за это не сажали, а увольняли с работы".

Я думаю, что самое главное отличие между тюрьмами и пеницитарной системой в целом России и Западной Европы заключается в  отношении к человеку и его неотъемлемым правам. В западной Европе тюрьма – это наказание за совершенное преступление. Совершивший преступление должен понести наказание за него, назначенное судом в соответствии с законом. В основе наказания - лишение человека свободы – не больше и не меньше. Остальных своих прав человек не лишается.  Никто и ничто не унижает его человеческое достоинство. В итоге человек в тюрьме не деградирует, не озлобляется и, отбыв срок заключения, остается нормальным членом общества.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments