Римма Поляк (rimona) wrote,
Римма Поляк
rimona

Александр Залесский: Зачем мы шли на улицу

Об историях

События нынешнего мая рассыпались у каждого на множество личных историй. Бывали истории красивые и романтические. Но чаще — скромные истории бесцельных поисков и незнания, какой "окупай" ещё работает, куда идти. Истории трусости, усталости и разряженных мобильников. И минуты воодушевления: не такие частые, но очень памятные.

Это истории о том, как люди на Малой Ордынке просто зашли в оцепление ОМОНа сами и выстраивались в очереди в автозаки, потому что знали, что большую часть всё равно заберут. И благопристойные пожилые горожане, а вовсе не молодые безмозглые экстремисты, как многие думают, не хотели оставлять своих детей и супругов одних в отделениях милиции. Они стояли в очередях все вместе.

Истории о том, как фотограф одного известного издания, грубо бранясь, стремительно уносит свою девушку из-под летящих камней и бутылок в гуще событий на Болотной, потому что ему рисковать головой, а не ей.

Истории о том, как вдруг промелькнула зыбкая надежда, когда двое ОМОНовцев отказались задерживать протестующих: а что, а если, неужели?! Но нет.

Истории бесчисленных "суток" в изоляторах, статей и судов для всех, кто известен или кому не повезло. Или повезло: чем не начало громкой политической карьеры? Истории о том, как громили многочисленные лагеря, отбирали недоеденные бутерброды, задерживали случайных людей (и за них было страшно, потому что многие никогда с полицией дела не имели — и ведь никто не испугался, даже статья 19.3 и суды никого не испугали).

Истории про то, как на Арбате выдали белую ленту случайному туристу из Австралии, которого за это сразу же отправили в автозак. Хорошо рук не переломали.

Тем, кто будет составлять подробные хроники перемещений людей по Москве (а это было бы интересно, и в тексте, и в графике) можно позавидовать: собрать таких историй можно тысячи. Но как же быть с бездарностью и бесцельностью произошедшего? Зачем это было?




О бездарности

Зачем мы подставлялись под дубины полицейских и ОМОНа 6 мая на Болотной? Или как минимум рисковали здоровьем в давке, которую полицейские и те, кто пытались от них убежать, устраивали. Ведь такой категории, как "переговоры с протестующими", в российской практике не существует в принципе. Владимир Путин может относиться к толпе как к коллективному террористу. 100 тысяч человек вышли на площадь для того, чтобы напугать власть и вынудить пойти на уступки. Но на переговоры с террористами никто не пойдёт.

Мы бегали от ОМОНа по переулкам Замоскворечья вечером 6 мая. Мы бегали от ОМОНа по переулкам рядом с Никитским бульваром 7 мая утром. Мы бегали от ОМОНа на Чистых Прудах 7 мая вечером. Мы бегали от ОМОНа на Китай-Городе ночью с 7 на 8 мая. Мы мёрзли у памятника героям Плевны, но не прекратили. Мы бегали от ОМОНа снова ночью с 8 на 9 мая, собирались на Патриарших, пытались уйти от ОМОНа и там. Мы бегали от ОМОНа у Баррикадной. Уйти и убежать удавалось, конечно, не всем. Многие получили дубиками, многих за ноги потаскали, а уж руки заламывали, наверное, каждому пятому.

Зачем? Зачем всё это, когда никаких очевидных плодов нет и быть не могло? Вряд ли люди, которые выстраивались в очередь на место в автозаке на Малой Ордынке, всерьёз рассчитывали заспамить ОВД. Если надо — довезут и до Владимирской области, а для пущего комфорта выключат в автобусе отопление холодной ночью.

Зачем люди потратили множество сил, времени, денег? Многие простужались. У многих из-за бессонных ночей и бесконечных протестных дней на уличных собраниях возникли проблемы с работой и учёбой. У студентов как раз сессия. А они всё равно там. Зачем именно там? Беспредел по всей стране. Напротив каждого суда, ОВД и места предварительного заключения можно смело ставить лагерь и провозглашать его целью защиту от происходящего в данном месте произвола. Можно также устроить аналог #ОккупайАбай на каждой московской площади, и тут на всех хватит любителей поспать на улице ночами поздней весны: лагерь коммунистов устроить, например, или лагерь движения "Наши" (хотя нашистами привычнее жить не на улице, а в хлеву вроде огромного зала павильона ВВЦ, куда их иногда селят по приезде в Москву).

Каждый активист, в общем, не приобрёл от протестов ничего, кроме знакомств и фолловеров в твиттере. Для персонального тщеславия всё это, без сомнения, важно. Но что это дало для дела? Каждого человека в отдельности стояние на Чистых скорее ослабило, нежели сделало сильнее. Журналисты, конечно, выгадали от множества новых тем, выгадали и оппозиционные политики. А простые люди?


О плодах

Но выяснилось, что вопреки логике скептиков, твердивших, что проводить дни и ночи на улицах нет смысла, плоды у майских выступлений назрели вполне определённые.

Путин не поехал на саммит в Кэмп-Дэвид, власть принимает хаотичные решения, а полицейские начальники, желающие выслужится, отдают худшие приказы из всех возможных.

Лозунг "полиция с народом" окончательно дискредитирован. Полиции больше никто не верит. Полицейские начальники давали множество обещаний протестующим. Практически ни одно из этих обещаний не было выполнено.

Были повышены штрафы за участие в уличных акциях. У этого решения далеко идущие последствия: оппозиции придётся формировать финансовые институты для сбора денег тем, кому присудили стотысячные штрафы. И было бы вполне естественно, если бы участие в столь крупных тратах уже не было анонимным. С теми, кто потратился на штрафы, представителям власти придётся расплатиться после, и вряд ли кто-то сочтёт несправедливым обратить взыскание за эти траты на личное имущество инициаторов соответствующих законопроектов.

Дискредитирована, как бы не сопротивлялись добропорядочные писатели, "яблочники" и другие уважаемые горожане, сама идея протеста по закону. Вы выходите на законную акцию? — А мы вас законно разгоняем и избиваем, и нам начхать на тысячи свидетелей и видеозаписи, потому что следователям уже сказали, кто виновен, и они передадут судьям. Попытки соблюсти закон там, где враг (будем называть вещи своими именами) законом пользуется по своему усмотрению, обречена на провал заведомо. Так что нужна новая формула: формальное соблюдение закона, фактическое соблюдение принципов справедливости, взаимопомощи и необходимой обороны.

Как и ожидалось, стало понятно, кому можно, а кому нельзя верить внутри самой оппозиции. Одни участвуют в акциях, рискуют свободой и свободы лишаются, вытаскивают задержанных из ОВД. Другие занимаются созданием партий сомнительного толка и поливают грязью оппонентов. Третьи призывают окружающих к моральной чистоте и беспристрастности, хотя беспристрастность давно закончилась. Время, когда можно было без ущерба для репутации участвовать в связанных с действующей властью проектах (даже не получая за это денег) — ушло безвозвратно.

Стало ясно, что нанести власти серьёзный урон можно даже без стотысячной толпы. Достаточно нескольких сноровистых активистов и тех, кто фиксирует их деяния на фото и видео. А от известных людей достаточно злоязыкого выступления в прессе.

Стало ясно, что сколько бы не задерживали и сажали на площадях, смена найдётся всегда: произвол выводит на улицы тех, кто никогда и не думал в акциях участвовать.

Все наши граждане, кому хотелось что-то новое узнать про характер власти, за счёт интернета могли это делать в режиме реального времени. Такого числа источников информации на любой вкус у нас ещё не было. Те же, кому не хотелось знать вообще ничего... только не жалуйтесь потом, что запретили собираться больше трёх или завинтили за белую деталь одежды. Для вас сделали всё, что могли.

А все виновники полицейского и судебного произвола, несомненно, рано или поздно понесут наказание, а на их семьи ляжет несмываемое пятно позора на много поколений вперёд. И это справедливо. Их тоже многократно предупреждали долге и последствиях его нарушения, и даже не оппозиция, а присяга судьи и сотрудника правоохранительных органов.

В общем, за этот май мы очень плодотворно поработали над страной. Отпусков не намечается. Завтра Триумфальная.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment