Римма Поляк (rimona) wrote,
Римма Поляк
rimona

Лояльность власти как черная метка

На статью в «Новой газете», в которой выложен документ из Управления президента РФ по внутренней политике, содержащий характеристики на членов Общественной палаты (созыв 2012 года), уже появились комментарии фигурантов этого списка.

Алла Гербер, публицист, президент фонда «Холокост»:


В списке, который опубликовала «Новая газета», я оказалась будто бы полуголой. Кто-то невидимый сорвал с меня бретельку, один чулок, одну штанишку. И всё: образа - гораздо более разнообразного, чем пять куцых строчек - нет. Меня нет.

Я не поняла, к кому я «лояльна». К самой себе? К той деятельности, которой я занимаюсь? К тем письмам, которые я подписываю, к тем заявлениям, которые делаю? Ну, хоть «специальных мер», как там сказано, ко мне, «лояльной», применять не будут. Уже хорошо.

Это не упрек «Новой газете». Наоборот. То, что газета этот список Управления президента по внутренней политике опубликовала, - это правильно. «Новая» показала, как нас оценивают, как на нас рассчитывают или не рассчитывают. Показала, что мы, члены Общественной палаты, лишь оловянные солдатики в этом котле.

Но всё это всего лишь отчет группы чиновников-роботов, которые сидят в этом управлении и навешивают на нас ярлыки. Это субъективная оценка во многом ограниченных людей. Которые и нас в итоге выставляют как ограниченных. Ограничивают наши истинные способности, возможности. Может быть, недостатки.

Мы представлены как человечки из черточек. Черточек немного: четыре-пять.
Вот и весь человечек.

Но общество даст нам оценку самостоятельно. Мне – в том числе.
Общество само решит, достойна я признания или приговора.
Я на это надеюсь.

http://www.echo.msk.ru/blog/gerber_a/890064-echo/

Николай Сванидзе, журналист, телеведущий:

Сванидзе: «Работать на ВГТРК и изображать из себя девичью невинность было бы просто нелепо»

– Вы уже читали характеристику на себя?
– Я не буду комментировать собственную характеристику, вы понимаете, что это просто смешно.
– Почему?
– Ну как можно комментировать свою собственную характеристику, ну кто-то там написал «Сванидзе – негодяй» или, наоборот, «Сванидзе – хороший парень». Не буду. Это великая журналистская манера, вот к вам подойдут и скажут: «Знаете, Тоня, ваша подруга написала, что вы…., прокомментируйте, пожалуйста?» Вы же не будете комментировать. А если ваша коллега сказала хорошие вещи, вы тоже не будете комментировать. Это ее личное мнение, скажете вы.
– Там написано, что вы не предавали огласке переговоры, которые вели с администрацией президента (если считать, что документ исходит от нее). У вас есть какие-то идеи, что там могло иметься в виду?
– Поскольку я действительно политический журналист, то у меня случались иногда приватные разговоры с высокими сотрудниками администрации президента. Мне делались какие-то предложения творческого порядка или должностного порядка даже. Но независимо от того, соглашался я на них или нет, если у нас была договоренность не предавать эти переговоры огласке, то я эти переговоры огласке не предавал, потому что считаю, что это признак элементарной порядочности человеческой, вот и все.
– Администрация вас в какие-то планы посвящает, а вы, журналист, о них не рассказываете.
– Я никогда не был ни во что посвящен, кто же меня посвятит в политические планы Кремля, да и мне-то это зачем нужно? Мне делались же какие-то персональные предложения, они могли меня устраивать или не устраивать. Если они меня устраивали, я вступал в какой-то там торг политического свойства или творческого свойства. Если они меня не устраивали, я просто наотрез отказывался. Но, в любом случае, не предавал огласке, потому что это приватные разговоры. С кем бы вы приватно ни разговаривали: с барышней, с приятелем или с сотрудником администрации президента.
– Скажете, кто из АП к вам выходил с предложениями?
– Нет.
– Правильно ли я понимаю, что некоторые предложения вы все-таки приняли?
– Что значит предложения? Скажем, поехать где-то выступить или принять участие в круглом столе на тему антисталинизма, условно говоря, или на какую-нибудь еще историческую тему? Почему бы мне было не принять такое предложение? Я не принимаю предложений, которые не соответствуют моим убеждениям. И здесь торг был неуместен, и уговаривать меня было бессмысленно, а если это соответствовало моим убеждениям и творческим привычкам, и моей компетентности, то зачем было отказываться? Это все достаточно конкретно.
– А с администрацией президента журналисту, в принципе, допустимо о чем-то разговаривать и иметь деловые отношения?
– Моя точка зрения полностью отражается в моем месте работы. Я всю свою профессиональную журналистскую карьеру работаю на государственном канале, на ВГТРК. Изображать из себя во взрослом состоянии девичью невинность, работать больше двадцати лет на государственном канале и утверждать, что я совсем не сотрудничаю с властью, было бы просто нелепо. Я считаю, что вообще отказываться от диалога с властью нелепо, она – власть. Я ни в коем случае не революционер, я по ряду принципиальных вопросов категорически не согласен с властью, у меня есть ряд очень серьезных претензий, я выступаю за диалог между властью и обществом. И сам в этом диалоге стараюсь участвовать.


Василий Бархатов, оперный режиссер:











«Это очевидный фейк. Ну как можно себе представить, чтобы официальный государственный документ был написан языком второклассника. Да и кроме того, информация там попросту не соответствует действительности. То что я лоялен – да, то что молод – скрывать не буду, это правда, адекватен – вне всяких сомнений, но вот то что я никогда не отказывался от их просьб, – люди в управлении внутренней политики администрации отлично знают, что это не так. Просьб от которых я отказывался, значительно больше, чем тех, с которыми я соглашался. Не хочу просто говорить сейчас конкретно о чем там шла речь. Да и какие ко мне могут быть просьбы от администрации президента? Отравить кого-нибудь? Я ни в какой агитации не участвовал, в предвыборных роликах не снимался.

Информация о том чем я занимаюсь явно была взята из открытых источников, из моих интервью. Но вот только на Камерный музыкальный театр я у Администрации денег не просил, все это финансируют частные инвесторы. Я, конечно, буду очень рад, если они помогут, но речь у нас об этом не шла.
«Новая газета» меня несколько разочаровала. Понимаете, если бы это вышло еще где-нибудь в «СПИД-инфо» или газете «Жизнь». Это ведь действительно больше похоже на фрагмент из «17 мгновений весны», ну кто в это может поверить? Хотя, если у нас люди верят даже картинкам в интернете, где к обнаженному телу приклеивают лицо Жанны Фриске и любуются этим – ну о чем тогда говорить».


Евгений Миронов, актер,  художественный руководитель Государственного театра Наций:











«Они вольны давать те характеристики, какие им угодно и если они считают, что я не был активен – что ж, да, я не появлялся ни на одном заседании Общественной палаты, но о своей загруженности я предупреждал заранее. Но это не значит что я вообще ничем не занимался – я пытался работать с письмами и обращениями, которые ко мне приходили. Обычно они не были связаны напрямую с моей деятельностью и касались, например, получения жилплощади – тогда я перепроверял информацию и пересылал письма в наш юридический отдел. Что же касается моей работы в благотворительном фонде и в работе с подростковыми талантами – то я этим активно занимался вне Общественной палаты.

Я не совсем понимаю оценку «лоялен» – я никаких политических оценок не высказывал да и вообще с Управлением внутренней политики не контактировал. Никто ко мне из этого управления ни с какими просьбами не обращался, ни как к члену Общественной палаты, ни в каком либо другом статусе».

http://slon.ru/russia/svanidze_rabotat_na_vgtrk_i_izobrazhat_iz_sebya_devichyu_nevinnost_bylo_by_prosto_nelepo-790310.xhtml


Ждем высказываний других членов ОП, их в списке 146 человек.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments