Римма Поляк (rimona) wrote,
Римма Поляк
rimona

Уроки Холокоста

Треблинка, Треблинка, чужая земля.
Тропинкой неблизкой устало пыля,
Всхожу я, бледнея, на тот поворот,
Где дымом развеян мой бедный народ.

Александр Городницкий «Треблинка»
 



«Мой древний многострадальный народ! Почему именно тебе выпала такая участь? Почему столько страданий легло на плечи твоих детей?» - так я думала, слушая плачущую на сцене скрипку. О, эта еврейская скрипка, она может быть зажигательно веселой, так что ноги сами начинают танцевать, и она может быть такой грустной, что ее грусть надрывает сердце. Когда я слышу, как плачет еврейская скрипка, у меня где-то в районе солнечного сплетения возникает рыдание. Наверное, это то самое место, где живет моя генетическая память. Ведь мне самой не довелось пережить ни пленения, ни жизни в черте оседлости, ни открытого презрения «коренного населения», ни погромов, ни газовой камеры, ни расстрельной ямы. Но когда я слышу, как плачет об этом скрипка, я переживаю так, как-будто все это происходило со мной. Если бы я находилась не в переполненном зале ЦДЛ, где справа, слева, сзади и спереди от меня сидели люди, а смотрела бы все происходящее дома по телевизору, я бы точно рыдала в голос. А тут мне приходилось сдерживать зарождающееся рыдание, и только глаза и нос были предательски красными, но этого в темном зале никто не видел. Мне всегда очень тяжело ходить на такие мероприятия, но я все равно хожу, не могу не ходить. Не из уважения, не из чувства долга - это потребность моей души, моя немая Поминальная молитва упорного агностика.
Мой древний многострадальный народ! Почему именно тебе выпала такая судьба? Ты сам с гордостью называешь себя богоизбранным, твои недоброжелатели то ли с насмешкой, то ли с завистью повторяют это вслед за тобой. Я не понимаю, что это означает. У меня слишком непростые и запутанные отношения с Богом. Но ты действительно избранный. Не знаю кто - Бог, фатум, рок, нечто предначертанное, причину которого нам понять не дано - избрал тебя для ответственной миссии - служить всем другим народам примером, уроком, предостережением. Твоя судьба – судьба всего нашего мира, очень хрупкого, очень взаимозависимого. Из монотеизма Торы родились две самые влиятельные мировые религии. Из необходимости следовать заповедям родилась нравственность, понятие чуждое античности, но без которого немыслима современность.
Вот и самая большая твоя Катастрофа в новейшей истории (Шоа) – которую в Европе называют Холокостом (Всесожжением) – она тоже стала уроком для всего мира - горьким, страшным, невыносимо мучительным уроком. Казалось бы, после этой чудовищной трагедии, после того, как весь мир узнал о лагерях смерти, о газовых камерах и печах, поставивших убийство на поток, о массовых расстрелах ни в чем не повинных людей – женщин и мужчин, молодых и старых, детей всех возрастов, включая тех, кто еще не вышел из чрева матери, только за то, что они родились евреями - никогда больше не будет на нашей планете актов геноцида. Холокост – это предостережение на веки вечные – нельзя убивать человека за то, что он рожден тем, кем он рожден, нельзя убивать человека за то, что он не похож на тебя, нельзя убивать никого.

Но самый страшный урок – это то, что человечество не усваивает никаких уроков, оно не желает учиться на своих ошибках, в его рядах всегда найдутся Фомы Неверующие, готовые поставить под сомнение любую выстраданную истину...


Полностью статья опубликована в вестнике "МОСТОК" №1(13)/2007 г.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments