пати

Кажется, машина пропаганды "Пригожина" перехитрила саму себя

Кажется, машина пропаганды "Пригожина" перехитрила саму себя.

Ниже я привожу целиком пост, написанный, как можно понять из его содержания, неким врачом по имени Boris Teplykh, которого откомандировали от Минздрава в Омскую больницу скорой помощи, где находился Навальный.

Кусок, который вызвал у меня особенное удивление, я выделила:

"Читаемый, уважаемый мною Evgeny Pinelis, удалил два поста, которые я к глубокому сожалению не успел прочесть, из-за шквала неадеквата в комментариях. Рискую в еще большем шквале утонуть. Картина состоит из множества точек, потому не претендуя на полный взгляд на проблему, моя точечка:
По итогам омских «каникул». Это были сумасшедшие 36 часов без сна и с бесчисленными моментами истощения батареи айфона. Я не знаю, почему выбрали меня в команду от МЗ ( директор сказал: «Лети») - есть умнее, опытнее и регальнее, чем я. У меня только одно предположение - когда происходит трагедия, нужны люди, четко транслирующие ситуацию, без поправки на информационный шум. Мы вылетели в тот же день, точнее, ночь, когда произошло трагическое событие, до этого провели несколько дистанционных консультаций совместно со специалистами института нейрохирургии Бурденко. Команда Минздрава в лице меня, реаниматолога института Бурденко и нейрофизиолога оттуда же выдвинулась в аэропорт. В ожидании рейса стало понятно, что состояние пациента дестабилизируется. Мы экстренно обсудили врачами в Омске меры коррекции и диагностики, которые необходимо провести, пока мы в воздухе. Одновременно были в контакте с токсикологическими лабораториями и получали от них обновления онлайн. Стоит сказать, что один из директоров профильных институтов лично координировал исследования в различных лабораториях на протяжении всей тревожной ночи. По прилету сразу отправились в больницу Омска. Состояние пациента стало чуть стабильнее. Пока оно улучшается, просим дать нам ещё времени, чтобы состояние стало уверенно стабильным. Вот потому у меня в новостях такое странное лицо. Семья выбрала тактику максимального привлечения внимания, для людей в политике это нормально, с нами семья была максимально корректна и внимательна. Однако, в то же время их окружение разыгрывало информационную вакханалию, не разделяя врачей и администраторов. Это те люди, которые жалуются на госпропаганду, тут они перепропагандонили всех. У врачей нет диагноза - ага, нет, но все версии, которые отрабатываются рассказывали семье. Комы неясного генеза - целая панель требующая исключений одного за другим, что и происходит, о чем честно говорится, и проч. проч. Транслируется же все наоборот. Больнице 30 лет, капитального ремонта не было, и как раз сейчас его частями начали делать.

Токсикологическая реанимация, кто хоть раз бывал, тот знает, бомжи, наркоманы, отравления всем и сразу и неизбывный запах крови, старой мочи, давно нестиранных тряпок ... Ещё перечислять?? Так вот в Омской БСМП 1 этим в токсикологии не пахнет, за сутки это не отмоешь и за месяц не отмоешь, решается это только обдиранием стен и потолков до корпуса и бетона. В скромных интерьерах - гордая чистота и чистые, отмытые, отскобленные «особенные» пациенты. И персонал без признаков профвыгорания. А вы попробуйте не выгореть, когда у тебя глючные тритон, хирана, РО-6, условный противопролежневый матрац и «особенные» пациенты. Настоящие консилиумы, не те где высказались и записали мнение председателя, а коллегиальные, равноправные и трудные, своё мнение нужно аргументировать, доказать и отстоять.

Когда пациент стабилизировался, бригаде сан.авиации было предложено начать транспортировку пациента, еще час назад немецкие коллеги утверждавшие, что готовы транспортировать в любое время и в любом состоянии, заявили, что пилотам требуется отдых. И что больной находится в стабильном состоянии и может находится там, где он находится, ещё десять часов, пока пилоты не отдохнут. Вот если бы он был в критическом состоянии, тогда бы они полетели. Ждал, что толпа пойдёт к гостинице с криками: «Увози, Увози». Неа. И окружение вдруг замолкло. Переживали за пациента только врачи и несчастная семья. Как это называется? Избирательная подача новостей? А тем временем главный токсиколог, зав.токсикологической реанимацией и ещё много умных, добрых, и профессиональных омских врачей и сестёр продолжали свою уже 36- часовую вахту.
Как то так.. извините, если не уложился в светлый шаблон врача-тирана, ну так я в шаблоны не помещаюсь"

(оригинал поста https://www.facebook.com/boris.teplykh/posts/3489115281152171)

Я не буду комментировать массу легко опровергаемой лжи, умолчаний и нестыковок: про немецких пилотов, затребовавших 10-ти часовой отдых, про анонимного "одного из директоров профильных институтов", который "лично координировал исследования в различных лабораториях на протяжении всей тревожной ночи" (почему не назвать имя и институт?), про умолчание об огромном количестве силовиков в больнице, про недопуск жены в реанимацию, про "окончательный диагноз", который эта группа суперпрофессионалов вместе с автором текста выдвинула в конце своих исследований. Я хочу спросить только про выделенный мною кусок текста: о чем это, что хотел автор этим сказать?

Я спрашиваю, что он хотел сказать, потому что получилось у него сказать, очевидно, совсем не то, что изначально планировалось. Получилось же сказать вот что: в заштатной больнице провинциального Омска, где не делали ремонт много лет, и куда случайно, по стечении обстоятельств привезли находящегося в коме Навального, вдруг оказалась "гордая чистота и чистые, отмытые, отскобленные «особенные» пациенты. И персонал без признаков профвыгорания". С чего это? С каких ништяков? Почему персонал без признаков профвыгорания, если автор сам пишет, при такой работе профвыгорание неизбежно. Куда делись "неизбывный запах крови, старой мочи, давно нестиранных тряпок"? Почему вдруг пациенты - бомжи и наркоманы - вдруг оказались "чистые, отмытые, отскобленные"? Ведь никто заранее не знал, что туда привезут с борта летящего из Томска в Москву самолета впавшего в кому Навального. Или знали заранее? И заранее приготовили помещение, "отскобленных" пациентов и врачей без признаков профвыгорания?

пати

Ольга Романова: "Большая Мамка вернулась и достала свой Большой Огнемёт"

«Русь сидящая» превратилась в «Русь садящую». Они начали «охоту на ведьм» в Фейсбуке, назвали ее «Антихейтер», но на самом деле это борьба со всеми, кто не поддерживает их очень сомнительные методы взаимодействия с обществом.

Алексей Федяров, глава юридического департамента этой некогда правозащитной организации, как он сам себя называет, написал у себя следующий пост:




И это не угроза, они уже применяют свои методы против неугодных им. Так, например, журналистка и писательница Анастасия Миронова, которая объявила: «Любому, кого оштрафуют по иску Романовой-Федярова, я обещаю на всех своих скромных площадках собирать деньги на уплату штрафа» и написала пост о том, «как люди бегут писать Федярову доносы, в том числе на меня и Рынску», забанили по жалобе на «травлю», ее пост удален, и она не  может больше ничего публиковать на своей странице.

Их новый лозунг «Кто не с нами, тот под нами». Это написал сотрудник «Руси сидящей» Руслан Вахапов. Прямая цитата  его высказывания: «Вот такая мама Оля мне нравится. Кто не с нами, тот под нами!».

А что, собственно, произошло? Ольга Романова вывалила в Сеть свое грязное белье, свои судебные разборки с сыном. Естественно, люди стали это обсуждать. Естественно, СМИ об этом написали. Романова ведь медийная фигура, она всю свою карьеру строила так, чтобы быть медийной фигурой, а у медийности есть свои издержки: СМИ и соцсети будут обсуждать все новости о ней, и положительные, и отрицательные. А теперь она и ее «самый благородный на свете рыцарский отряд» устроили травлю всех, кто высказался не комплементарно о Романовой и ее грязном белье и отметил, что ее правозащитный фонд превратился в свою противоположность. Они оскорбляют людей адресно и скопом, они угрожают, они преследуют, как Анастасию Миронову. И все это под флагом «Антихейтерства».

Масса людей, которые были и выглядели порядочными и разумными, уже втянулись в эту «охоту на ведьм».

Мне кажется, они уже наохотились на несколько статей. Причем реальных, а не выдуманных (сомневаюсь, что они в самом деле будут писать в полицию заявления о клевете, так как их действия попадут под квалификацию статьи 306 УК РФ «Заведомо ложный донос»).

Может быть, действительно порядочным и разумным людям тоже следует объединиться? Ведь среди нас есть юристы, которые могут дать квалифицированную оценку деяниям Романовой и Федярова, ставшего организатором ее войны против всех, кто ее не хвалит, и защитить общество от этой «мамки с огнемётом» и ее «рыцарей».

Пост Романовой, с которого началась эта вакханалия:

Ольга Романова, 02.08.2020
«Так, я вернулась.
И я, и «Русь Сидящая» будем жить.
Потому что мы так устроены.
Потому что у нас, у "Руси Сидящей", есть юридическая компания Статус. Её основал Алексей Федяров, когда сам вышел из тюрьмы. Это очень успешная юридическая компания, которая специализируется на арбитраже. Налоговые и антимонопольные дела, корпоративные споры и многое другое. Зарабатывает, а не шакалит по путинским грантам и бюджетным деньгам. Судимость у Алексея снята судом.
Теперь еще раз по слогам: поэтому юристы "Руси Сидящей" не берут деньги за помощь в уголовных кейсах «Руси Сидящей». Потому что могут. Потому что зарабатывают не на этом.
Арбитраж – в Статусе. Это заработок.
Уголовка – в Руси Сидящей. Благотворительность.
Мы в «Руси Сидящей» так выстроили свою жизнь. А еще мы иностранные агенты, нас проверяют под лупой примерно каждые пять минут. Отчетность? На сайте Минюста и на нашем сайте. Покажите мне еще такой фонд, который ежемесячно и добровольно показывает свои доходы и расходы.
Юристы – самая дорогая часть нашей работы. Это она вам ничего не стоит, когда вы к нам обращаетесь. Они бесплатно работают на вас, для вас и ради вас. Но зарплату получают и гонорары получают. Мы у вас их берем? Нет.
Мы не попрошайки. Нам неоткуда брать деньги на посылки, аренду и зарплату 16-ти штатным сотрудникам, которые занимаются мониторингом и гуманитарной помощью в тюрьмах, поэтому краудфандинг. Не будет краудфандинга – не будет посылок и аренды, большинство сотрудников останутся, я уверена, волонтерами, продолжат консультации и работу в соцсетях. Но сначала я займу у «Статуса», а там разрулим, придумаем что-нибудь еще.
Мы все успешные по жизни люди, как бы судьба нас ни била. Мы умеем работать и восстанавливаться после всего. Мы не тырим по тюремным посылкам чаёк и зубную пасту. Мы работаем там, где наша работа стоит денег. А потом идём с этим туда, где наша работа бесплатна, и свои же деньги туда несём.
Мы лично у вас что-нибудь украли? Взяли и не отдали?
У нас, кстати, есть отличные спецы по кибербуллингу.
Поэтому хватит. Каждый – каждый – кто написал что-нибудь поганое про «Русь Сидящую», получит иск. Большой. Мы вчиним миллионные иски, суды оставят меньше. Но вы заплатите. Деньги пойдут в фонд, на посылки и аренду. Наши юристы работали с момента начала хейтерства.
Скриншоты сделаны, заверены, первые иски уходят в суд в понедельник – это про юрлиц, то есть про медиа, и первой пойдёт Афиша, там еще разглашение личных данных третьих лиц. Физические лица – через заявление о клевете в ОВД, и скажите отдельное спасибо, что это иски о клевете, а не о доведении до самоубийства. Я не про себя сейчас, но у меня есть семья, вы не только меня и Фонд хейтите. И ребёнок у меня не один.
Мы назвали эту нашу кампанию «Антихейтер». Потренируемся сами на себе, отточим инструмент, и он будет ваш – если не дай бог и с вами приключится. Поможем тем, кого травят. Участвовать в «Антихейтере» уже захотели с десяток профессиональных адвокатов, и будет больше. Мы не про свободу мнений – пишите и говорите, что хотите. Мы про факты и процедуры. Написали «Романова сука» - на доброе здоровье. Написали «Романова украла, обманула, похитила» - иск, суд, тюрьма, Сибирь. Заявление на передачу можете не писать, сами пришлём.
Я только воспользовалась своим правом вето и попросила не трогать двух человек. Сына Диму, потому что я всё равно останусь матерью, и Машу Баронову. Она женщина трудной судьбы, и ко мне как-то давно неравнодушна, а мне по-стариковски приятно. Она влезла в скандал с моим сыном, а у нее самой сын, так что дозреет без меня.
Да, о детях.
У нас еще есть фонд «Реликт», он помогает детям. Мы туда специально не собираем, там деньги наши и наших друзей, которые могут себе это позволить. Есть детский лагерь «Терра ностра» под Шатурой, построил его в 2017 году Алексей Федяров с двумя соучредителями. Путёвки продаются. Но мы бесплатно приняли туда на полное обеспечение 78 детей. Детей «Руси Сидящей», детей, пострадавших от сексуального насилия, детей из неблагополучных семей, где есть домашнее насилие. Матерям, выгнанным пьяными мужьями, квартиры снимаем в тяжёлый момент, забрав детей в лагерь. Это всё не гранты – никакие, ни российские, ни иностранные. Это то, что сами зарабатываем.
Вы пристроили 78 детей на лето бесплатно, оплатив им дорогу?
Или это сделали мы, украв у вас зубную пасту? Которую вы, я уверена, ни разу не пожертвовали.
Вы решили сплясать джигу на шкуре убитой медведицы? Но медведица слишком давно попала в свой капкан, он вросся, я могла с ним ходить и давить шакалов. И приходилось скрывать свою хромоту.
Теперь вы знаете, что у меня трагедия в семье. Что я потеряла сына. Это случилось давно, последний раз мы – семья – пытались восстановить с ним отношения в 2018. Да, я скрывала, как это будет делать любой нормальный человек. Продолжала оплачивать его налоги, долги и прочее. Свадьбу оплатила. Покупала молодой семье билеты в Берлин. Наверное, надо было жёстче, надо было раньше послать. Но я мать, я надеялась. Хотя последние годы уже нет. Мы не понимаем, что произошло. Но началось всё тогда, когда я оставила ему наследство. Дима не скрывал, что между ним и наследством путаюсь под ногами я. Да, это трагедия. Полгода назад у меня в семье была попытка самоубийства из-за действий Димы.
Когда всё это началось публично – к чему, как мне казалось, мы, семья, была готовы и ждали этого – мне можно было бы задать вопросы. Для начала простые.
Типа - Ольга Евгеньевна, а вы замужем? - Нет, Ольга Евгеньевна не замужем последние 12 лет и пока не собирается.
Тогда что за хрень пишет Дима про ваши бесконечные замужества в Европе?
Вообще всё легко проверить. Особенно тем, кто был у нас дома – а были многие из вас, у меня всегда был открытый дом. И многие из вас давние друзья Димы. Вы всерьёз считаете, что это была Димина квартира с оранжевыми плюшевыми шторами? Он купил её в 15 лет? Вы годами пили со мной вино, многим из вас я помогала в судах – бесплатно, конечно. И не только по политике, но и в чистой уголовке. Да,
Василий Сонькин?
Эта квартира не продана. Буду в Москве – заходите. Туда же.
Ольга Страховская, бывшая главредка Вондерзина, тоже часто у нас бывала. Алё, гараж, вы там точно феминистки? Это про редакторок и директорок? Это про то, что мальчики плохие, а девочки хорошие? А старушку не хотите защитить, которую в 50 лет малыш 30 лет собирался выселить из ее собственного дома? А нет, малыш свой, а старушками вы никогда не будете, а ваши родственники всю жизнь будут поливать вас мёдом и елеем, особенно дети, если вдруг обзаведетесь. Там, кстати, трое нас в этом кейсе, три девочки, которые обидели мальчика Диму. Одна большая, и две совсем маленькие, тоже очень плохие. Вы сейчас в «Медузе» девочек защищаете?
Насколько я знаю, Дима тоже.
Не первую хейтерскую волну поднимаете. Но сами как бы в стороне, вас не достать. Мы пока оставим это склизкое животное, мы копим, но по лучшим ученикам пройдёмся.
…Я лишила Диму наследства. За то, что он слишком часто посылал мамку, куда не следует, и слишком часто угрожал и писал такие вещи, о каких вам лучше не знать, спать будете спокойней. Да, дачу я всё равно ему оставила. Пусть у кровиночки будет хоть что-то про запас, мало ли, вдруг поумнеет, марксизм случайностей не отрицает.
Мало?
Не надо жёстко и часто посылать мамку. Мамку надо любить. Если не получается, то хотя бы вести себя прилично. Тогда мамка ни о чём не догадается и будет по-прежнему вас спонсировать, покрывать долги и холить ваше наследство.
«Короля Лира» почитайте на досуге, полезно. Вообще эта книга прекрасный подарок на рождение первенца.
И идите учитесь свою мамку сосать. А Большая Мамка вернулась и достала свой Большой Огнемёт.
Всем, кто верил, знал и поддержал – спасибо. Это ваш Огнемёт. И ваша большая тёплая грудь с местом справа у плеча, куда всегда можно уткнуться.
Всем добра, а хейтерам полезного знакомства с юридической стороной дела».

С тем, как реально обстоят судебные дела «Романов против Романовой» можно ознакомиться на сайте Таганского суда, решение опубликовано и любой может его прочесть:
https://www.mos-gorsud.ru/rs/taganskij/services/cases/civil/details/12825a0c-86f7-4844-b356-c1d45a5d1b33?uid=77RS0026-01-2020-003573-12&formType=fullForm .
пати

Как выжить в пандемию, если вы в России?

Каскад.тв - Российский разработчик вакцины от коронавируса ...
Денис Логунов — замдиректора по научной работе Центра имени Гамалеи,
создатель российской вакцины от коронавируса



Мировая пандемия коронавируса стала тяжелым испытанием для всего человечества. Спустя полгода после ее начала нет ни одной страны, которую бы она не затронула. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), на 26 июля 2020 года в мире 16 260 421 человек заразилось этой вирусной инфекцией, из них умерло 650 480 человек. Когда вы будете читать статью, эти числа увеличатся.

Динамика заражаемости и смертности от коронавируса удручает, она продолжает расти по экспоненте. Если в отдельных странах с наиболее передовой медициной можно говорить о второй волне заражений, начавшейся после значительного снижения заболеваемости, то в целом на планете статистика показывает неуклонный рост новых заражений и смертности.

Казалось бы это общая беда, и все перед ней равны. Но это не так. Как нет равенства между странами по уровню жизни, по состоянию медицины, так нет ее и перед этой страшной инфекцией. Но кроме экономического расслоения, ставящего людей в разных странах в неравные условия в период пандемии, есть и политическое. И оно не меньше, скорее даже больше влияет на условия, в которых оказываются люди во время всевозможных бедствий.

В демократических странах со сменяемой и контролируемой обществом властью люди оказываются гораздо более защищенными от последствий катаклизмов, чем там, где власть отделилась от народа, где она самовоспроизводится и  служит самой себе.

Именно так мы живем в России. Власть у нас окончательно сформировалась в тоталитарную систему, она контролирует все аспекты жизни общества, она стала несменяемой и неподотчетной народу. При этом государство целиком поражено коррупцией; коррупция стала и его цементирующей основой, и его стержнем, той самой пресловутой путинской вертикалью, которая снизу доверху пронизывает все государственные структуры. Такая власть и такое государство сами по себе трагедия для народа. А когда приходит беда извне – как сейчас пандемия коронавируса – она оборачивается бедой в квадрате.

В тоталитарном и суперкоррумпированном государстве, каким теперь является Российская Федерация, пандемия коронавируса ставит людей в условия, которые метафорически можно определить как «спасение утопающих – дело рук самих утопающих», то есть выживать приходится своими силами, без надежды на государство. Более того, государство само становится фактором, угрожающим жизни и здоровью людей.

В этой статье я постараюсь объяснить, почему пришла к такому пугающему выводу.


Фальшивая статистика

Цифры, публикуемые ВОЗ, формируются из данных, которые дают этой международной организации отдельные государства. Сама ВОЗ не имеет инструментов, позволяющих проводить независимый мониторинг. Следовательно, если ей предоставляют недостоверную информацию, она будет ее отражать. Поэтому, приводя статистику ВОЗ, я невольно вслед за этой организацией даю искаженную информацию. Глядя на эти цифры, мы должны понимать, что реальное положение еще хуже; и количество заболевших, и количество умерших на самом деле больше, так как в странах с тоталитарными режимами эти показатели занижают. Сколько источников с фальшивыми данными у ВОЗ, сказать сложно, но несколько я назову, и, думаю, не ошибусь. Россия, Белоруссия, Китай, Северная Корея – уверена, в этих странах статистику фальсифицируют.

Нас, конечно, больше всего интересует Россия. Почему я убеждена, что официальные данные по России не отражают реальную ситуацию в стране? Кроме многочисленных утечек в Сеть, подтверждающих мои слова о фальсификации статистики, у всех нас есть большой эмпирический опыт, когда мы были свидетелями многочисленных фальсификаций данных: на выборах, при социологических опросах, в протоколах МВД, в уголовных и административных расследованиях, в судах и т.д. Самые свежие примеры: «народное голосование за поправки в Конституцию», решения судов, вынесенные по сфальсифицированным делам «Седьмой студии» и Юрия Дмитриева.

Вспомним, как менялась статистика по коронавирусу в России: по мановению руки Владимира Путина. Президент назначил даты проведения «парада Победы» и «народного голосования», и статистика заболеваемости и смертности сразу послушно поползла вниз. И вот уже Путин объявляет о «безусловной победе» над коронавирусом, аккурат к важным для него датам.

А теперь мы ждем анонсированную Путиным «вторую волну» заражений, хотя на самом деле у нас все еще продолжается первая. Про вторую волну Путин заговорил не случайно, ведь бесконечно занижать данные о больных и умерших невозможно, когда-нибудь придется признать, что пандемия продолжается. В Южной Корее, Израиле, Франции, Великобритании и других странах, где удалось значительно снизить заболеваемость, после ослабления карантинного режима она снова поползла вверх, и там уже объявили, что пошла вторая волна заражений, и снова ввели карантинные меры. Как удобно скрыть фальсификацию данных в России под видом «второй волны»: у нас же тоже отменили карантинные меры, а потом введут их вновь – как «в лучших домах Лондо̀на и Парижа»!

Вспомним, что происходило в Москве – самом густонаселенном мегаполисе России, где больше всего заболевших и умерших от коронавируса. В конце мая мэр столицы Сергей Собянин объявил о продлении карантинных мер до 14 июня, но вскоре поменял свою позицию на 180 градусов и 8 июня издал Указ «Об этапах снятия ограничений, установленных в связи с введением режима повышенной готовности».

Как видим, с данными о пандемии власть поступает так же, как и во всех других случаях: объявляет то, что ей выгодно, не считаясь ни с объективной реальностью, ни с интересами и безопасностью населения страны. Причем, местные власти, получив из Кремля общие указания, поступают с данными так, как привыкли это делать. Если в Дагестане фальсификации выборов регулярно достигают рекордных процентов, то и в случае в коронавирусом местные чиновники поступили аналогично: объявили в мае о 29 умерших от этой инфекции, тогда как на самом деле их было не менее 226. Но, если фальшивые результаты голосования имеют отдаленные последствия, то фальсификация данных во время пандемии опасного заболевания очень быстро приводит к новым смертям, которых могло не быть.

Теперь, надеюсь, понятно, что стоит за феноменом России, показывающей рекордно низкую смертность от коронавируса? Судя по состоянию нашей медицины и организации системы здравоохранения, разрушенной «оптимизацией», смертей должно быть намного больше, чем в других европейских странах. И их на самом деле больше. Но за тотальной фальсификацией истинные масштабы бедствия выяснить сложно. Когда-нибудь мы узнаем об этом, а также о том, сколько смертей можно было бы избежать, если бы не фальшивая медицинская статистика.


Опасные эксперименты с лекарствами

При рекордно низкой общей смертности от коронавируса в России рекордно высокая смертность врачей от этого заболевания. Еще один феномен? Нет. Просто смерти медиков скрыть сложнее, так как это профессиональное сообщество ведет свою статистику погибших коллег. Видимо, по проценту умерших врачей можно косвенно судить об общей смертности, если сравнить соотношение этих показателей в других странах. Хотя, сравнение будет не очень корректным, наш медперсонал намного хуже защищен от инфекции, чем в тех странах, где смертность медиков не превышает 0,5% от общего количества погибших. В мае журналисты «Медиазоны» подсчитали, что, «если верить официальной статистике, то получается, что каждый 15-й умерший от COVID-19 в стране — это медик. Это в 16 раз больше, чем в шести странах, где эпидемия приобрела сопоставимые масштабы» .

Думаю, что, возможно, есть и другая причина высокой смертности среди российских врачей. Еще в апреле я писала о масштабном клиническом эксперименте под эгидой ВОЗ, суть которого заключалась в использовании для лечения и профилактики COVID-19 (болезни, вызываемой коронавирусом) четырех уже известных препаратов, применяемых при других заболеваниях, и фиксации результатов. Тогда же Минздрав выпустил рекомендации по лечению и профилактике COVID-19, где для профилактики и лечения легких форм предлагает использовать препарат от малярии гидроксихлорохин, а для лечения средних и тяжелых форм – гидроксихлорохин в сочетании с антибиотиком азитромицином или антивирусные препараты лопинарвир/ритонавир.

4 июня ВОЗ остановила клинические испытания гидроксихлорохина и лопинарвира/ритонавира, так как они «практически не снижают смертность госпитализированных пациентов с COVID-19 по сравнению со стандартным лечением». Более того, ученые из Бразилии и Великобритании независимо друг от друга выяснили, что гидроксихлорохин не только бесполезен при лечении COVID-19, но может быть опасен; больные, которым давали этот препарат, чаще умирали, чем те, которые его не получали.

Но Минздрав РФ только 25 июля заявило, что намерено, наконец, удалить эти препараты из списка рекомендованных при терапии COVID-19, поскольку они оказались бесполезными против этой инфекции. То есть еще почти 2 месяца после остановки испытаний с этими препаратами во всем мире Минздрав РФ продолжал рекомендовать применение этих лекарств для лечения ковидных больных. Видимо, потому, что в апреле это лекарство было завезено в Россию из Китая в огромном количестве.

Но мало кто знает, что Департамент здравоохранения Москвы приказом №315 от 30.03.2020 принудил 4 тысячи врачей московских клиник к участию в эксперименте над собой: принимать гидроксихлорохин в качестве профилактики от заражения коронавирусом по схеме 200 мг утром и вечером в течение 14 дней, затем по 200 мг один раз в день в течение трех месяцев. Как отмечает исполнительный директор Ассоциации организаций по клиническим исследованиям (АОКИ) Светлана Завидова, эта доза превышает стандартную рекомендуемую. Кроме того,  «препарат обладает целым рядом серьезных и потенциально опасных нежелательных реакций, включая эмоциональную неустойчивость, головную боль, нарушение зрения, диарею. Каждая из них отрицательно повлияет на работоспособность сотрудников клиник, которые и без того находятся в экстремальной ситуации», - написала Завидова в письме, которое направила в Департамент здравоохранения Москвы. Но инициатором этого эксперимента был не Департамент, он лишь выполнил Указ мэра Москвы Собянина от 29 марта 2020 г. № 34-УМ .

Чем закончился этот незаконный эксперимент над московскими врачами? Сколько из них заразились на работе коронавирусом из-за побочных эффектов гидроксихлорохина? Сколько в итоге умерло из-за осложнений COVID-19, полученных в результате приема этого препарата? Информации об этом нет, по крайней мере, в открытых источниках. Провести такой античеловечный эксперимент можно только в стране, где власть не ограничена ничем, а каждый отдельный человек практически бесправен.


Мифическая вакцина от Эболы

Эффективного лекарства от COVID-19 нет; надежды, что летом вирус отступит, не оправдались; предположение, что болеют и умирают в основном пожилые люди с букетом хронических диагнозов, оказалось ложным – болеют и умирают люди всех возрастов, в том числе дети; многие перенесшие COVID-19 остаются инвалидами; мировая пандемия только набирает обороты и заканчиваться не собирается. Поэтому главные надежды человечества связаны с вакциной от коронавируса.

Над созданием вакцины работают ученые всего мира. Дальше всех продвинулись в этом направлении в США, Великобритании и Китае – в странах с высоким уровнем развития фармацевтической науки и промышленности.

У России, которая за последние 20 лет не создала ни одной новой вакцины, в которой фармацевтическая промышленность выпускает в основном дженерики из индийского и китайского сырья, а из отечественных разработок – только всевозможные фуфломицины (такие, как Арбидол, Когацел, Полиоксидоний и пр.), тоже есть амбиции стать создателем вакцины, которая спасет мир от коронавируса. Но между амбициями и реальными достижениями дистанция огромного размера.

В январе 2016 года президент России Путин уже заявлял: «Нами зарегистрировано лекарство от лихорадки Эбола, которое после соответствующих проверок показывает высокую эффективность, более высокую, чем те препараты, которые до сих пор в мире применяются». Вскоре в СМИ появились новости о двух российских вакцинах от лихорадки Эбола, потом о трех.

На сайте ВОЗ информации об этих вакцинах нет. В базе данных медицинских и биологических публикаций Национальной медицинской библиотеки США PubMed, которая с 1996 года документирует все медицинские и биологические статьи из специальной литературы, по запросу «Gamaleya institute of epidemiology and microbiology. Ebola vaccine» («Институт эпидемиологии и микробиологии имени Гамалеи. Вакцина от Эболы») в 2016 году не было ни одной ссылки, в 2017 году появилась первая, она же последняя статья, где описано «открытое исследование I/II фазы у здоровых взрослых в России» вакцины против Эболы «Гамевак-Комби», которое проводилось «на 84 здоровых взрослых обоего пола в возрасте от 18 до 55 лет», опубликованная в журнале Human Vaccines & Immunotherapeutics.

Согласно международному стандарту, принятому и в России, клинические исследования вакцин и других лекарственных препаратов проводятся в трех фазах. В первой фазе в испытаниях участвуют десятки здоровых взрослых добровольцев. Во второй фазе клинических испытаний вакцины должны участвовать уже сотни людей, причем не только «здоровых взрослых», а из всех целевых групп,  в третьей фазе участвуют тысячи добровольцев также из всех целевых групп. Третью фазу проводят двойным слепым рандомизированным плацебо-контролируемом методом, то есть испытуемые делятся на две группы случайным способом, одной группе дают вакцину, другой – плацебо, и ни испытуемые, ни экспериментаторы не знают, кто получает вакцину, а кто «пустышку». После достижения положительных результатов испытаний на взрослых переходят к испытаниям на детях, причем с постепенным переходом от старших возрастных групп к младшим. И только после успешно завершенных испытаний третьей фазы вакцина получает право на регистрацию.

Учитывая, что для проверки безопасности и эффективности вакцины нужны годы наблюдений, на создание одной вакцины в среднем уходит 10-11 лет.

Судя по информации, представленной в единственной научной публикации разработчиков российской вакцины от лихорадки Эбола, она прошла только первую фазу клинических испытаний, и, следовательно, по существующим стандартам не могла быть зарегистрирована. Получается, что вакцины нет, есть только разговоры о ней, причем на уровне руководства Минздрава и главы государства. Впрочем, я не удивлюсь, что в России вакцину все же зарегистрировали, ведь у нас регистрируют даже те препараты, которые вообще не проходили клинических испытаний.

Я так подробно описываю историю с мифической российской вакциной от Эболы, потому что судьба российской вакцины от коронавируса повторяет ее даже в мелочах. Также было заявлено, что вакцину создают в  Институте эпидемиологии и микробиологии имени Гамалеи. Также появляются в СМИ непроверенные заявления о двух, трех, четырех (кто больше?) российских вакцинах от коронавируса. Также исследования проводят слишком быстро и на слишком маленьких группах, явно недостаточных для получения качественного результата, дающего гарантию безопасности и эффективности применения вакцины. И также после первой фазы испытаний на здоровых добровольцах собираются вакцину зарегистрировать.

Но если лихорадкой Эбола болеют в далекой Африке, и есть две прошедшие все этапы клинических испытаний зарегистрированные вакцины из США, доступные жителям стран, где случаются эпидемии этой болезни, то коронавирус бушует здесь и сейчас, а США, Великобритания и другие страны, работающие над вакциной от него, еще не провели все необходимые для ее регистрации клинические исследования.

Поэтому, когда я читаю новости об «успехах» российских ученых в производстве вакцины от коронавируса и о предложениях депутатов сделать вакцинацию принудительной, мне становится очень страшно за своих близких и за себя. Потому что я уже знаю, что в этой стране возможно все, что выгодно или угодно власти.


Экспресс-регистрация российской вакцины от коронавируса

23 июля «Медуза» опубликовала большое интервью с создателем российской вакцины от коронавируса, замдиректора по научной работе Центра имени Гамалеи Денисом Логуновым. Я очень внимательно его прочитала, и мои страхи получили подтверждение. Объясняю, почему.

Во-первых, Денис Логунов заявляет: «По такому принципу нами была сделана вакцина от вируса Эбола, которая была у нас зарегистрирована». Что это за вакцина и как она могла быть зарегистрирована, я уже описала выше. Доверять создателю несуществующей вакцины у меня нет никаких оснований.

Во-вторых, из интервью с Логуновым следует, что через 42 дня после введения вакцины 72 добровольцам (их разделили на 2 группы по 38 человек, и каждой группе вводили разные модификации испытуемой вакцины, это произошло 18–19 июня), то есть после укороченной первой фазы испытаний, вакцина получит регистрацию на «ограниченных условиях». И ученый Логунов считает это нормальным. Он говорит: «Затем все равно нужно будет вакцинировать тысячу человек для того, чтобы пройти третью фазу. В этом смысле практически ничего не изменится — кроме того, что появится возможность использовать ее в чуть более широком круге людей, не только у здоровых добровольцев, но и у людей из групп риска». То есть он считает, что замена добровольцев, осознанно идущих на эксперимент, людьми, которым будут делать прививку зарегистрированным препаратом, и они не будут знать, что на них проводят эксперимент, - это нормально и этически допустимо. Между тем, обязательным критерием всех клинических испытаний лекарственных препаратов является добровольность участников.

Но дело даже не столько в этической составляющей, сколько в огромном риске, которому собираются подвергнуть здоровье и жизни множества людей. Ведь при проведении клинического испытания его участники находятся под пристальным наблюдением врачей; добровольцев, участвовавших в первой фазе клинических испытаний, 28 дней наблюдали в стационарах - клинике имени Бурденко и в клинике Сеченовского университета. А при обычной вакцинации никакого наблюдения не будет, людям вколют вакцину, и они уйдут домой, и что с ними будет дальше – неизвестно, ведь первая фаза испытаний проводилась только над полностью здоровыми молодыми военными, которые провели 2 недели перед вакцинацией в пансионате Звенигорода, и «были полностью изолированы от контактов с миром, чтобы избежать возможности заражения».

Между тем, сам разработчик вакцины признает, что она может дать ADE-эффект - антителозависимое усиление инфекции, при котором появление специфических антител к инфекции не блокирует ее распространение в организме, а, наоборот, способствуют проникновению вируса в клетки. Отсутствие этого эффекта при введении вакцины микробиологи из Центра имени Гамалеи проверили только на приматах, и  сознаются, что «до конца не могут сказать, будет ли у человека такая же картина, как у приматов».

Ученый, разрабатывающий вакцину, может оказаться аморальным человеком. У него, работающего в лабораторных условиях, с пробирками и подопытными животными, может произойти профессиональная деформация, когда он перестает видеть разницу между лабораторными мышами и людьми. «Животные после вакцинации оказываются защищены [от инфекции] — и хорьки, и хомячки, и приматы. Поэтому оснований считать, что вакцина не сработает, нет», - заявляет Логунов. Но для того, чтобы аморальный или профессионально деформированный ученый-микробиолог не нанес вред обществу, существует регуляторная система, прописаны строгие протоколы исследований и процедуры принятия решений.

В данном случае принимать решение о регистрации вакцины будет Центр экспертизы Минздрава. По идее, экспертная организация должна блюсти интересы граждан, чтобы не пропустить на рынок непроверенную, неэффективную или даже опасную вакцину, которая не была исследована должным образом. Но мы живем в России и хорошо знаем, как тут принимают решения чиновники, чьи интересы они блюдут. Поэтому решение о вакцине будет не медицинским, а политическим. Как власть скажет, так и будет. А люди, население для российской власти всего лишь расходный материал. И это означает, что уже в сентябре непроверенную вакцину, которая прошла только укороченную первую фазу клинических испытаний, начнут производить в промышленных масштабах (только Центр Гамалеи и его партнеры - компании «Р-фарм», «Генериум» и «Биннофарм» - планируют выпускать от трех до пяти миллионов доз в год) и вводить людям. Ведь Путин уже дал отмашку на это преступление.


Экспериментальная вакцина для массового применения

Уже заканчивая работу над статьей, я увидела сообщение «Интерфакса» о том, что вакцинацию среди медиков и других групп риска начтут не в сентябре, а в августе.

23 июля глава Минздрава РФ Михаил Мурашко сообщил журналистам:

«"Мы планируем, что это все будет развиваться в этом году, и уже в августе будет предложено (вакцинироваться от коронавируса - ИФ), мы сейчас смотрим, по каким категориям, это, конечно, в первую очередь медицинские работники и те, кто сталкивается наиболее часто с заболевшими людьми, поэтому категориям риска будет предложена вакцина".

"Мы планируем, что когда завершатся и оформят клинические исследования (вакцины - ИФ), а эксперты оценят (их - ИФ), будет выдано разрешение на условиях. Это означает, что более широкое применение будет этой вакцины, но мы все-таки будем проводить параллельно третью фазу клинических исследований, и сегодня эксперты планируют, что это будет именно 800 человек на каждую форму выпуска, и эти пациенты уже в амбулаторных этапах получат вакцинацию", - сказал Мурашко.

"Ну, и параллельно начнется масштабирование, производство, и наиболее подверженным риску группам также будет предложено добровольно вакцинироваться, - и по результатам всего этого мы получим масштабное производство и масштабное применение", - сказал министр».

Перевожу слова министра здравоохранения на понятный язык: уже в августе вакцину, до этого проверенную на 38 здоровых добровольцах, будут вводить всем медикам (обещанная министром добровольность окажется весьма условной, на нежелающих вакцинироваться будет, как обычно, оказываться давление вплоть до увольнения). Так называемую «третью фазу клинических исследований» будут проводить не в клинических, а в амбулаторных условиях, то есть без наблюдения и контроля. И сразу запустят масштабное производство и масштабное применение. Таким образом, непроверенную, не доведенную до приемлемых результатов, экспериментальную вакцину будут «проверять» в ходе массовой вакцинации населения.

Хорошо, если вакцинация для всех на самом деле не будет принудительной. А это вполне возможно. Определит Минздрав группы риска, и без вакцинации, например, не пустят ребенка в школу или детский сад.

Хорошо, если можно будет дождаться и купить в аптеке импортную вакцину, которую создадут с соблюдением всех стандартов качества. Но вполне возможно, что ради «поддержки отечественного производителя», импортные вакцины не допустят на российский рынок, как не допускают сейчас большую часть импортных лекарств.

И я уже не знаю, чего стоит бояться больше – коронавируса или вакцины от него, созданной в Центре имени Гамалеи, прошедшей экспертизу качества в Росздравнадзоре и произведенной российскими фарм-компаниями, жаждущими финансовой выгоды, исчисляемой цифрами с большим количеством нулей.

*******

Для чего я все это вам рассказываю? Конечно, не для того, чтобы запугать и повергнуть в апатию. Предупрежден – значит, вооружен. Информированному человеку проще контролировать свою жизнь, проще принимать решения. Мы не можем надеяться на это государство, в котором власть воспринимает нас как подопытных кроликов и расходный материал для своих мнимых побед. Мы можем рассчитывать только на себя самих, свой здравый смысл, свои знания и опыт. А также на взаимопомощь. Наша жизнь, жизнь наших близких, наших детей – это наша сфера ответственности. Вокруг нас очень много лжи, пропаганды, фейков, чтобы не запутаться в них, нам очень нужна достоверная информация, основанная на фактах. В этой статье много ссылок на источники, это не случайно, ведь моя цель - проинформировать вас, предоставив возможность самим ознакомиться с фактами и сделать собственные выводы.


Римма Поляк
пати

Это нужно живым

Интервью с московской художницей Леной Хейдиз, основательницей «Партии Мертвых»






С Леной Хейдиз мы познакомились, когда она создавала серию портретов убитого Бориса Немцова. Но как оказалось, с работами этой художницы я была знакома намного раньше, и даже была поклонницей ее таланта, но как это бывает с широко разошедшимися в сети картинами, имени их автора не запомнила. А 5 лет назад пазл сложился, и необычные, будоражащие воображение картины соединись в моем сознании с личностью их автора, неординарной яркой женщиной - художницей, мыслителем, полиглотом.

В эти тяжелые для всех дни мне захотелось отвлечься самой и отвлечь своих читателей от удручающей повестки и поговорить о вечных ценностях. Поэтому своей собеседницей я выбрала Лену Хейдиз.


- Лена, среди ваших работ есть серия, которая выделяется своей необычностью, хотя все ваши работы нельзя назвать обычными, например, Химеры, которые мне очень нравятся - там бездна смыслов и метафор. Но серия черепов выделяется и на их фоне. Не могу сказать, что мне очень нравятся эти работы, но они удивляют, они не оставляют равнодушными, и еще, что довольно странно, они не пугают, а скорее вызывают любопытство. Расскажите, пожалуйста, почему черепа и почему их так много?

- Римма, серия состоит из 140 черепов и началась она 25 лет назад на Кельнском кладбище, у одной случайной могилы.

- А что произошло в Кельне?

- В Кельн я поехала в 1995 году весной - в творческую командировку на пару со знакомым художником (он не знал немецкого, а я говорю на нем свободно). Там в Кельне, на местном кладбище меня потрясла одна могила, это была могила немецкого масона по имени Отто и членов его семьи, на ней не было фамилии, только имена и масонский знак в виде треугольника и летящего сокола внутри, выбитого на граните памятника рядом со скорбными словами. Это были совершенно невыносимые и рвущие душу слова, с них я началась как художник, как будто дверь приоткрылась в пространство, где меня долго ждали.

Collapse )

Беспредел в Москве. Как в столице сносят выставки под госпитали

Пандемия коронавируса уже нанесла огромный ущерб российскому бизнесу. Предлагаемые меры поддержки со стороны власти при столкновении с реальностью оказываются весьма минимальными, да и то не для всех предпринимателей. Мало того, действия в рамках борьбы с коронавирусом порой кажутся хаотичными, малопродуманными и наносят вред предпринимательскому сообществу даже там, где этого вреда уж точно можно было избежать.





Госпиталь в петербургском "Ленэкспо"

Госпиталь в петербургском "Ленэкспо"



Ситуация, произошедшая с участниками кабельной выставки CABEX, это хорошо демонстрирует. Коротко ввожу в курс дела. CABEX — это самая крупная выставка кабельно-проводниковой продукции в России и важнейшее ежегодное событие для отечественного кабельного рынка. Здесь демонстрируют новинки, рекламируют свои предприятия, знакомятся, заключают договоренности. Соответственно, участники выставки тратят немалые средства, чтобы получить право разместиться на выставке и забронировать стенд, а также оборудовать свою экспозицию.


В этом году выставка должна была пройти 17-19 марта в КВЦ «Сокольники». Однако накануне на территории Москвы был введен запрет на проведение любых массовых мероприятий. Как следствие, выставку перенесли. Организатор CABEX — MVK (Международная Выставочная Компания) — законсервировал павильон с выставочной экспозицией. Оборудование компаний и их экспонаты находились под общей охраной КВЦ «Сокольнки». Выставка должна была пройти после снятия ограничительных мер, в привычном режиме.




Collapse )
9 vrata

Член корреспондент РАН Фазли Атауллаханов: "Я ищу добровольцев для борьбы с COVID-19"

Профессор МГУ, Физ-Теха и Университета Пенсильвании, научный руководитель Центра теоретических проблем Физико-химической фармакологии РАН, руководитель отдела биофизики Национального медицинского исследовательского центра детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Дмитрия Рогачева, член корреспондент РАН Фазли Атауллаханов выступил с открытым письмом, в связи с эпидемией Ковид-19. Ниже оно размещено полностью.


Фазли Атауллаханов. Фото: Семен Кац

Дорогие друзья!

Я ищу добровольцев, готовых принять участие в многоцентровом исследовании свертывания крови у пациентов, страдающих от вируса COVID-19. Цель исследования – разработка нового протокола лечения больных, который не даст легким выключиться. Все мы, вместе со всем человечеством, стали заложниками, а то и жертвами пандемии вируса COVID-19. Естественно, ученые всех специальностей, бросились изучать эту болезнь. И сегодня мы многое знаем об этой болезни. Одной из главных проблем пациентов оказалось нарушение дыхания, во многом связанное с нарушениями свертывания крови. Занимаюсь я свертыванием уже более 25 лет. Анализируя все, что про эту болезнь известно с позиций наших представлений о свертывании, я пришел к гипотезе, что гемостаз играет важнейшую роль в том, как будет развиваться процесс - пациент легко переболеет и даже в больницу не попадет, или умрет.

Collapse )

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

пати

За убийство Немцова сидят невиновные, но это никого не волнует


Фото: George Malets / Reuters

Исполнилось 5 лет с того безумного вечера, когда на Большом Москворецком мосту нашли тело расстрелянного Бориса Немцова. Это было не первое громкое политическое убийство в России, но так нарочито демонстративно власть еще не убивала своих оппонентов.

Само место убийства – мост напротив Кремля, находящийся в ведении Федеральной службы охраны президента, который весь просматривается большим количеством видеокамер и постоянно патрулируется переодетыми сотрудниками ФСО, как полоний и новичок, безошибочно указывали на то, кем было совершенно это преступление: Бориса Немцова убило государство. Непосредственными исполнителями и организаторами преступления выступили государственные силовые структуры, а заказчиком был тот, кто имеет полномочия отдать им такой приказ, то есть президент России. Но то, что являлось очевидным, например,  для Высокого суда в Лондоне, расследовавшем смерть Литвиненко от отравления полонием и вынесшем вердикт, что «за убийством Александра Литвиненко стояли российские власти; операция по его устранению была санкционирована ФСБ, вероятнее всего — с одобрения Николая Патрушева и с ведома Владимира Путина», оказалось совсем неочевидным для граждан России, среди которых многие публично скорбят по Немцову, снимают фильмы о нем, ежегодно устраивают марш его памяти, борются за установку памятных табличек с его именем и уже 5 лет сохраняют на мосту «народный мемориал» в память о его убийстве. Но даже ближайшие соратники не хотят знать правды о его убийстве. Видимо, их все устраивает, и с чувством выполненного долга они ходят по разным СМИ, чтобы рассказать, каким близким другом им был Немцов. При этом они по какой-то причине закрывают глаза на факты и верят или делают вид, что верят, проведенному расследованию и последующему суду над «исполнителями убийства», причем в этой вере столько шизофренической раздвоенности, что возникает мысль о неискренности «верующих», ведь только вирусными инфекциями болеют массово, шизофрения к их числу не относится.


Раздвоение сознания у соратников Немцова

Характерный пример такой раздвоенности продемонстрировал Игорь Эйдман, двоюродный брат Немцова, живущий в Германии, политолог и публицист, с недавнего времени главный редактор русскоязычного издания «M.News World - Объективные Новости». Ниже моя переписка с ним (Эйдман дал согласие на ее публикацию).

«Римма Поляк: Прошло 5 лет с момента убийства вашего двоюродного брата Бориса Немцова. Как вы сейчас оцениваете проведенное следствие и приговор по делу об этом убийстве? 5 человек, осужденных за него, – они виновны в том, за что их осудили?

Игорь Эйдман: Я не верю путинскому следствию и суду. Считаю заказчиком преступления Путина. Однако, я считаю, что осужденные кадыровцы, по крайней мере большинство из них, причастны к преступлению. Другой вопрос, что не осуждены их подельники и заказчики, в том чисел из числа представителей российских спецслужб.

Р.П.: Игорь, а не кажется вам, что такая позиция: они причастны к преступлению - это своего рода успокоение совести?

Вы читали или может быть слушали, программу на «Радио Свобода»,  в которой Дмитрий Борко рассказал о результатах своего исследования видеозаписи подъезда дома, где жил Дадаев [суд признал его киллером, расстрелявшем Немцова], и которая доказывает, что он был дома, в противоположном конце Москвы, когда убивали Бориса?   (Эйдман был участником той программы, – прим. Р.П.)

И.Э.: Я анализировал ситуацию в деталях. Кадыровцы засветились очевидно.

Р.П.:  Вы такой вывод из чего делаете? Из материалов дела?

И.Э.: Да.

Р.П.:  И Дадаев стрелял в Немцова на мосту?

И.Э.: Да, может и не только он.

Р.П.:  Вы очевидно противоречите сами себе, Игорь. Вы говорите, «я не верю путинскому следствию и суду», и тут же заявляете, что верите материалам дела этого следствия и решению этого суда. Как это понимать?

И.Э.: Я не верю путинскому суду и следствию, но есть некоторые очевидные вещи. Для меня очевидна причастность кадыровцев. С моей точки зрения, они были  только одной из путинских банд, которые участвовали в убийстве. Возможно, их задействовали, чтобы сделать козлами отпущения. Моя версия такая: заказчик Путин, исполнители ФСО, ФСБ и кадыровцы.

Р.П.: А как же свидетельство Дмитрия Борко? Он лжет, по-вашему?

И.Э.: Насколько я помню, он не отрицал начисто возможность участия кадыровцев, а только конкретные выводы следствия относительно отдельных фигурантов.

Р.П.: Он утверждал, что Дадаев был дома на момент убийства.

И.Э.: Да, помню, не могу ни подтвердить, ни опровергнуть это заявление».


Расследование Дмитрия Борко

Между тем, Дмитрий Борко – один из немногих журналистов, которые регулярно ходили на суд и внимательно изучали материалы дела (огромную работу проделала также  «Медиазона», публиковавшая подробные трансляции каждого дня судебного разбирательства ). Борко получил от адвокатов обвиняемых и тщательно изучил отвергнутую судом видеозапись камеры наблюдения, установленной на подъезде дома, где жил Дадаев, которая на 100% подтверждает его алиби. Вот что Дмитрий рассказал об этом в эфире «Радио Свобода», состоявшемся вскоре после вынесения приговора:

«Когда запись идет на общую систему, там подкладывается время, проверяется тайм-код.
Чиновник сказал, что он не может гарантировать точности определения времени. Но дело в том, что есть масса признаков, я специализируюсь давно на видео-доказательствах для судов, есть масса способов это время определить, скажем, по достоверным событиям. Там есть ряд достоверных событий, приезд скорой, еще что-то, что зафиксировано, в частности, следствием, эти документы есть в деле.

Я проанализировал эту запись, у меня нет специальной техники, специального софта для более детальной проверки непрерывности записи. У меня есть свои способы аналитические. Например, каждые 24 часа подъезд зажигается оранжевой краской – восходит солнце. Дадаев входит в 4 часа дня, что, кстати, категорически противоречит обвинению и даже вопросу, на который присяжные ответили утвердительно, что Дадаев начинал следить с 11 утра за Немцовым. В 4 часа он возвращается домой, как он говорит, после обеда в ресторане, выходит из дома только в 12.40 ночи, в то время как убийство совершено в 23.30. Это очень серьезные основания [для доказательства алиби Дадаева]».

Вчера я общалась с Дмитрием и спросила его:

«Вы проделали огромный труд, изучив запись видеокамеры за 5 дней, чтобы подтвердить документально полную непричастность Дадаева к убийству Немцова. Вы писали об этом важном факте в своем Фейсбуке, сообщили об этом в эфире «Радио Свобода». Была какая-то реакция на ваше заявление со стороны других СМИ? Само «Радио Свобода» ухватилось за этот факт? Кто-то из общественных деятелей и политиков заинтересовался вашим расследованием?».

Вот что ответил мне  Дмитрий Борко:

«Реакция на опубликованный мной материал об этом была в среде кажущихся единомышленников скорее отрицательной. Правда, очень живо отреагировал Сергей Пархоменко и пригласил меня на «Эхо» в свою передачу. Но его скорее интересовал общий вопрос: действительно ли присяжных ознакомили не со всем объемом материалов, имеющихся в деле. Его это открытие весьма впечатлило.

На «Свободу» меня также пригласили, но, как мне показалось, Михаил Соколов устроил некоторую «подставу», столкнув меня в эфире с адвокатом Прохоровым и Яшиным, не дав в конце ответить на их обвинения в неграмотности и «самозванстве». У меня сложилось впечатление, что мое мнение по этому и некоторым другим вопросам этого дела, мое стремление установить истину в этом деле, чем-то  мешает людям, считающим себя ближайшим окружением Бориса Немцова и его последователями.  Мне жаль, если это так».

«МОЕ СТРЕМЛЕНИЕ УСТАНОВИТЬ ИСТИНУ В ЭТОМ ДЕЛЕ, ЧЕМ-ТО  МЕШАЕТ ЛЮДЯМ, СЧИТАЮЩИМ СЕБЯ БЛИЖАЙШИМ ОКРУЖЕНИЕМ БОРИСА НЕМЦОВА», - говорит Борко. Я тоже это почувствовала очень ясно. Им  явно мешает не только Борко, а каждый, кто не поддерживает версию, что Немцова убили «кадыровцы». При этом они говорят, что «заказчик Путин». Казалось бы, если цепочка в итоге все равно приходит к Путину и его силовым структурам, то зачем так горячо, вопреки всем явным доказательствам, утверждать, что само убийство совершили «кадыровцы»? Я вижу только одно логичное объяснение этому: кому-то, скорее всего, заказчику и организаторам, очень важно скрыть истинные обстоятельства этого преступления, заменив его фальсификацией, представленной следствием и судом, и почему-то все ближайшее окружение Бориса Немцова тоже оказалось в этом крайне заинтересовано. Боюсь, что причины их заинтересованности станут известны только после смены власти в стране и открытия архивов спецслужб.


Вывод Ксении Лариной

Ксения Ларина, ведущая «Эха Москвы», в эфире которого выступал за несколько часов до своего убийства Немцов, в день его несостоявшегося 60-летия написала в Фейсбуке:

«Дорогой Боря, ты мой крик, мое отчаяние.

Расследование твоего убийства - это фейк, имитация.

За все эти годы, за время расследования никто не задал ни одного вопроса о твоём последнем эфире. Я вот все ждала, что нас вызовут, спросят, о чем мы говорили до и после эфира, может, Боря что-то говорил, может, были телефонные звонки, может, у него были настроения и предчувствия.

Но ничего этого не было. Никто нас не опрашивал и не беспокоил, нас, свидетелей последних часов его жизни. Для меня это главное доказательство того, что было заказано не только его убийство, но и расследование убийства».

Не вызвали на допрос и вообще ни о чем не спросили и близких Немцова - его гражданских жен, его детей. Не опросили соседей Немцова по московской квартире и загородному коттеджному поселку. А ведь опрос этих свидетелей - это классика расследования.

Но никакого расследования не было. Как верно заметила Ксения Ларина, «БЫЛО ЗАКАЗАНО НЕ ТОЛЬКО ЕГО УБИЙСТВО, НО И РАССЛЕДОВАНИЕ УБИЙСТВА». Заказано и проведено в режиме спецоперации, силами ФСО и ФСБ, и никаких «кадыровцев» там не было, не только потому, что у них отсутствует мотив и есть 100% алиби, проигнорированное судом, но и потому, что, исходя из логистики проведения таких спецопераций, присутствие посторонних, тем более гражданских лиц (среди осужденных за убийство лишь двое имели какое-то отношение к силовым структурам, один был военный, другой - полицейский в отставке, остальные гражданские люди), только помешало бы. Зачем привлекать посторонних к самой спецоперации, рисковать ее исходом, когда можно потом обвинить кого угодно в преступлении, подкинув улики, сфальсифицировав экспертизы, добившись под пытками признания в том, чего они не совершали?


Как пытали Заура Дадаева

Один из адвокатов осужденных передал мне копию жалобы Заура Дадаева на пытки, отправленной им на имя главы СКР Бастрыкина в марте 2015 г. Привожу ее с небольшими сокращениями (пунктуация автора сохранена).

«05.03.2015 вечером, я со своими знакомыми Рустамом Юсуповым и Малькиевым Али находился в городе Магас по служебной необходимости. Когда мы выезжали на автомобиле из двора жилого дома, то были остановлены вооруженными людьми в масках, после чего данные люди надели на меня кандалы и надели пакет на голову. После этого меня поместили в автомобиль, насколько я понимаю, совместно с Рустамом Юсуповым, поскольку больше я его не видел, только слышал голос и куда-то повезли. Спустя примерно 3-4 часа меня привезли в какой-то частный дом. Хочу добавить, что пока меня везли в автомобиле, у меня изо рта марлевым тампоном взяли образец слюны, а из пальца взяли кровь.
После того, как меня завели в дом, меня приковали к батарее в углу, заставили снять обувь и носки. Затем люди в масках начали кричать на меня и задавать вопросы о том, где я был 27.02.2015. Я им отвечал, что в ночь с 27.02.2015 на 28.02.2015 находился в ресторане, расположенном по адресу: город Москва, улица Нежинская, дом 9. На мои слова мне кричали, что я говорю неправду и били пластиковой бутылкой, заполненной водой мне по голове. Это продолжалось примерно 40-50 минут. После этого меня уже стали напрямую спрашивать про Бориса Немцова, задавать наводящие вопросы, спрашивать, я ли его убил. При этом мне также наносились удары. Спустя некоторое время был принесен аппарат, вырабатывающий электрический ток, к нему подсоединили два провода, концы которых обмотали у меня вокруг ног и начали пытать меня током, вынуждая признаться в совершении убийства Бориса Немцова. Два или три раза я терял сознание от ударов током и боли. Помимо этого люди в масках угрожали, что подвесят меня на крюк.
Поскольку я в совершении преступления не признавался, меня спросили, хочу ли я, чтобы Рустам Юсупов, который служил со мной в одном полку в должности командира отделения, жил и оставался цел, на что я ответил положительно и мне сообщили, что с ним все будет хорошо, если я дам признательные показания и я вынужден был на это согласиться. После этого меня проинструктировали что и как я должен говорить и заставили меня выучить эти показания, чтобы я рассказал их какому-то начальнику.
На вторую ночь меня перевезли в другой частный дом, который находился примерно в 30 минутах езды от первого. Меня перевозили с мешком на голове и в кандалах. Во втором доме мне сказали, что я должен рассказать вышестоящему начальству все, как меня научили, тогда Рустам поедет домой. Я выполнил данное требование и признался в совершении убийства Бориса Немцова перед неизвестными мне людьми, которые также были в масках. То, что я рассказывал, также снималось на видео. При моем рассказе задавали наводящие вопросы, поправляли меня, подсказывали. После этого меня перевезли обратно в первый дом, где меня продержали в кандалах прикованным к батарее в углу примерно до середины дня 07.03.2015. Есть мне не давали совсем, изредка давали попить воды, малую нужду справлял там же на месте в бутылку.
Вечером 07.03.2015, примерно в 21 час, уже в Москве, в здании Следственного комитета, люди в масках повторно сообщили мне, что если я дам признательные показания следователю, то Рустам поедет домой.
Признательные показания следователю я дал опасаясь за свою жизнь и здоровье, а также за жизнь и здоровье Рустама, кроме того, я надеялся, что смогу рассказать все обстоятельства произошедшего в суде.
Прошу провести проверку по изложенным в настоящем заявлении доводам и привлечь виновных лиц к ответственности».

На суде рассказать о пытках ни Дадаеву, ни другим фигурантам этого дела не удалось, потому что в присутствии присяжных заседателей запрещено рассказывать о пытках, так как Верховный суд решил, что пытки – это юридический вопрос, который нельзя поднимать перед присяжными. Зато видео с данными под пытками показаниями Дадаева было широко распространенно в интернете, в том числе на сайтах нескольких СМИ. Так следствие готовило почву для суда с заведомо обвинительным уклоном.

Виновных в пытках привлекать к ответственности, как просил в своей жалобе Дадаев, конечно, не стали, напротив, руководивший следствием Игорь Краснов в мае 2015 года получил повышение по службе. Сейчас Краснов занимает должность генерального прокурора России.

Эти пытки – кого надо пытки

Невозможно не проводить параллели между бурной возмущенной реакцией общества на пытки в деле «Сети» и «Нового величия» и полное отсутствие какой-либо реакции в деле об убийстве Немцова, где обвиняемые – чеченцы. Как рассказала мне адвокат Роза Магомедова, они все же рассчитывали на суд присяжных, потому что информация о пытках над ее подзащитными Тамерланом Эскерхановым и Зауром Дадаевым просачивалась в интернет. Но российское общество оказалось глухо к пыткам над чеченцами, подумаешь, помяли немного – примерно так отозвался адвокат семьи Немцова о том, что описал в своей жалобе Дадаев.

И такое отношение не только к чеченцам, а ко всем, кого пропитанное расизмом и ксенофобией российское общество называет «чурками», «чёрными», «черномазыми».

Так, например, по делу о теракте в Петербургском метро в 2017 году были задержаны и осуждены 11 человек, в том числе одна женщина, все выходцы из Средней Азии: Таджикистана, Киргизии и Узбекистана. Задержанные заявляли адвокатам и членам ОНК о похищениях и пытках, о содержании их в «секретной тюрьме ФСБ», о постановочных видео задержания, о фальсификации доказательств их причастности к теракту. Никаких последствий для следственной группы после этих заявлений не было. Как и не было никакой волны возмущения в обществе, сообщения о пытках и фальсификациях в отношении «чурок» не привлекли внимание граждан России. Поэтому в  декабре 2019 года все обвиняемые (скорее всего, невиновные) получили огромные сроки - от 19 до 28 лет, а Аброра Азимова суд обвинил  в организации и финансировании теракта и приговорил к пожизненному заключению.

Заура Дадаева тоже хотели приговорить к пожизненному заключению, помешало этому, скорее всего, повышенное внимание к этому делу, особенно публикации «Медиазоны» из зала суда, из которых складывалась истинная картина сплошных фальсификаций. Мало кто внимательно читал эти публикации, но все же срок Дадаеву скостили до 20 лет колонии строгого режима.

Я думаю, что презрение и враждебность российского общества к людям «нетитульной нации», равнодушие к их исковерканным российским «правосудием» судьбам, - это последствие фальшивой «дружбы народов СССР», помноженное на паранойяльные поиски врагов в путинской России. Комплекс превосходства «белого человека», с одной стороны, сидит у русских глубоко в подкорке, с другой, всегда готов вырваться наружу, как тлеющий в болоте торфяник, при благоприятных для него условиях  быстро превращающийся в бушующий  пожар. И те, кто отвечают в Кремле за идеологию и придумывают сценарии будущих событий, всегда имеют его в виду и активно используют. Вот и в деле Немцова, когда решали, на какую этническую группу повесить убийство, выбрали чеченцев, которые в глазах русских выглядят врагами и которых все равно не жалко.


Римма Поляк

27.02.2020
пати

Почему исчезают необходимые лекарства?

Может мне кто-то внятно объяснить, как в нашей стране формируется политика лекарственного обеспечения? Почему из аптечной сети исчезают необходимые лекарства, которые раньше были в изобилии? Например, такой лекарственный препарат, как пропранолол?
Это блокатор адренорецепторов, у него масса показаний, и в частности он хорошо помогает при синусовой тахикардии.
Синусовую тахикардию мне диагностировали еще в 13 лет. Видимо, это мой пожизненный диагноз. Лет 25 назад эндокринолог из Эндокринологического научного центра РАМН назначил мне препарат Обзидан. Это пропранолол производства Германии. Стоил он недорого и стал моим лекарством первой необходимости.
Но примерно лет 8 назад он исчез из российских аптек. Его перестали закупать по какой-то неведомой мне причине. Мне пришлось перейти на пропранолол российского и белорусского производства. Он значительно хуже по качеству, чем Обзидан, но с тахикардией справляется. В аптеках он продается под названием Анаприлин. Вернее, продавался, потому что в этом году из аптек исчез и этот препарат. Теперь пропранолол в России вообще не продается.
Я пыталась найти ему замену, но адекватной замены найти так и не смогла. Как правило, лекарства, снижающие ЧСС, сильно понижают и артериальное давление, а оно у меня и так низкое. А те лекарства, которые почти не понижают давление, и с тахикардией справляются плохо.
И я не понимаю, почему это жизненно важное лекарство, проверенное годами, в котором нуждаются миллионы людей, полностью исчезло из продажи в России? Исчезли и зарубежные препараты, и отечественные. Как такое могло произойти?
пати

МОДНАЯ БРОШКА

Нет описания фото.

Муж вчера рассказал. Зашел после работы в магазин за хлебом, а там увидел мальчугана лет 5-6 за руку с мамой, на груди у мальчика что-то вроде шарфа было живописно намотано и пристегнуто орденом Отечественной войны. Он невольно задержался взглядом на этой странной броши.
Мать сразу вскинулась: - Что вы так смотрите?!
Муж спросил ее: - Это настоящий орден или имитация?
- Конечно настоящий! – возмутилась женщина, - буду я своему сыну подделку…
- Знаете, вы лучше снимите его с мальчика, нехорошо это…
Женщина ринулась прочь, утаскивая ребенка и объясняя ему на ходу: - Это не хороший дядя, не слушай, что он говорит.
Уже на улице к мужу подошел отец мальчика, спросил, что он хочет от его жены и сына. Муж в ответ спросил его, откуда у мальчика военный орден. Тот про орден не знал, посмотрел на сынишку, перевернул орден, увидел номер. Побагровел. Спрашивает у жены, где она это взяла.
- Купила, отвечает.
- У кого?
- Ну, это же не безделушка, вещь дорогая, специально заказала через знающего человека, - отвечает жена.
Мужчина, все еще багровый, отстегнул орден от сынишкиного шарфа, и, поднеся его к лицу жены, говорит: - Вот по этому номеру найдешь владельца или его родных и вернешь им орден с извинениями. С извинениями, поняла!
Дальше мой муж слушать не стал, ушел прочь.

Эта женщина с куриными мозгами, промытыми до блеска телевизором… Она видит, что к 9 мая вокруг детей наряжают в военную форму, цепляют на них всякие военные цацки. И это хорошо, правильно, власть ведь одобряет. А она же хочет для своего мальчика самого лучшего, поэтому не карнавальную цацку ему купила, а настоящий орден. Чтоб не хуже других, а лучше, дорого-богато. Она же знает, что украшения ценятся, когда они настоящие, не поддельные.

От полного отчаяния после мужниного рассказа меня спас папа мальчика. Он не разучился думать, у него есть иммунитет против разнузданной бессовестной пропаганды победобесия. И есть надежда, что мальчик пойдет в папу, а не в маму.

(Фото ордена я нашла на сайте с ценами.)
пати

РОДСТВЕННИКИ

За то время, когда в нашей семье никто не мог найти работу, а все накопления были уже истрачены, у нас образовался долг за коммунальные услуги, аж за 13 месяцев. Учитывая, как много приходится платить за эти услуги, сумма получилась очень внушительная, с пятью нулями. Я периодически пыталась как-то с этим справиться. Например, оформить ссуду на оплату коммунальных услуг. Но оказалось, что эту ссуду дают тем, кто одновременно отвечает двум взаимоисключающим условиям:  у кого общий семейный доход не позволяет самостоятельно оплатить коммунальные услуги и не сдохнуть при этом от голода, но при этом нет задолженностей по оплате коммунальных услуг. Так как этого не может быть, потому что не может быть никогда, то все ссуды, скорее всего, распределяют между работниками ЖКХ.

В общем, я так ничего и не смогла придумать, долг рос, и в итоге на прошлой неделе пришла бумага, что в течение 10 дней нам перекроют канализацию. Жить в городской квартире без канализации невозможно. И у меня началась паника (вернее, она началась у всех членов нашей семьи, кроме внука, который из-за малолетства просто не знал, что происходит).

Все, что можно было продать, мы уже продали. И тогда я решилась написать своей родной сестре. Хотя она вычеркнула меня из своей жизни сразу после смерти нашей мамы, я все же написала ей и попросила помощи. Мне давало право на это даже не наше близкое родство, а то, что на протяжении жизни мы с мужем неоднократно помогали родителям и сестре деньгами, хотя сами всегда жили очень скромно, и лишних денег никогда не было. Но отказать в помощи (безвозмездной, естественно) родителям и родной сестре, когда они об этом просили, я не могла, и мой муж всегда поддерживал меня в этом. В общей сложности мы помогли им примерно на сумму от 8 до 10 тыс. долларов, я никогда не считала общую сумму помощи, потому что никогда не ждала возврата этих денег. Но была уверена, что в трудную минуту смогу рассчитывать на свою сестру.

Так вот моя сестра мне даже не ответила. Не посчитала нужным.

Я сейчас с недоумением вспоминаю, как мучительно искала причину того, почему сестра не дала мне проститься с умирающей мамой, отказалась показать могилу папы, сразу порвала со мной отношения после маминой смерти. Кто же так ее настроил против меня? – задавалась я бессмысленным вопросом. Сейчас мне все предельно ясно: никто ее не настраивал и никаких особых причин у нее не было. Просто она всегда была такой. Мы жили далеко, виделись редко, вот я и забыла, какая она.

Канализацию нам не отключили. Помог тот, от кого я помощи не ждала. Двоюродный брат мужа. Я к нему последние годы очень плохо относилась. Было за что. Он ко мне, думаю, относится не лучше. Но когда муж ему написал, он помог сразу, без лишних слов. И я никогда не забуду этого. Денег, которые он прислал, почти хватило оплатить долг. Он оказался немного больше, чем мы думали, но канализацию нам теперь не отключат.

И еще один случай на ту же тему, скорее смехотворный, чем трагический. Хотя, он мог бы стать и трагическим, но кроме смеха у меня ничего не вызывает.

Есть у меня троюродный брат. Живет в Москве. Старый холостяк. Старше меня на 3 года. Работает в РЖД начальником среднего звена, как именует его газета «Гудок». Мы с ним редко видимся, хотя живем неподалеку друг от друга. Но регулярно перезваниваемся. Вернее, перезванивались.

Прошлым летом, в июле, он позвонил мне и стал, как обычно, расспрашивать про жизнь. Он знал, насколько у нас тяжелая ситуация в семье, сочувствовал, охал, ахал. Но помочь никогда не предлагал. А у нас в тот момент хлеба было не на что купить. И я вдруг решилась попросить его помочь деньгами, честно сказала, что не одалживаю, так как отдавать нечем. Поэтому, если он может помочь, то буду ему очень признательна. Никаких сумм я вообще не называла, просто сказала: сколько сочтешь для себя возможным. Он сразу очень сильно испугался, тут же распрощался со мной, сказав, что посмотрит, как у него с финансами и перезвонит. Так с тех пор и не перезвонил. Наверное, до сих пор пересчитывает.

Я раньше все никак не могла понять, почему он не женился. Квартира есть, работа хорошая есть. Ориентация традиционная, вроде бы, тоже есть. Но теперь мне понятно: жену же кормить надо.